Актриса мирового класса, Тэрадзима Синобу: «Надеюсь встретить режиссёра, который воспоёт в своём творчестве японскую женщину»
Сильные женщины в современном мире
[18.09.2014] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

Актриса Тэрадзима Синобу получила "Серебряного медведя" на Берлинском кинофестивале и обрела мировую известность. В интервью она рассказывает о своих взглядах на нестабильную ситуацию, в которой оказалась японская киноиндустрия, и о мечте блеснуть на международной сцене.

Тэрадзима Синобу

Тэрадзима СинобуАктриса. Родилась в 1972 году в актёрской семье. Отец – актёр театра кабуки Оноэ Кикугоро VII, мать - актриса Фудзи Сумико, младший брат – актёр театра кабуки Оноэ Кикуноскэ V. В 1992 году, будучи студенткой университета Аояма Гакуин, но мечтая об актёрской карьере, присоединилась к актёрской труппе Литературного театра «Бунгакудза» по рекомендации актрисы Тайти Кивако, близкого друга семьи. В 1996 году покинула труппу, сосредоточившись в основном на исполнении ролей в телевизионных сериалах и театральных постановках. В 2003 году получила приз японской киноакадемии на 27-м кинофестивале за лучшую женскую роль сразу в двух фильмах: «Неудавшееся Двойное Самоубийство у Водопадов Акамэ» и «Вибратор». В общей сложности Тэрадзима Синобу получила более десятка разных кинематографических наград в Японии и за рубежом. В 2010 году на 60-м международном кинофестивале в Берлине за роль в фильме Вакамацу Кодзи «Гусеница» она удостоилась «Серебряного медведя» в номинации «лучшая женская роль». До неё лишь две японские актрисы получали эту награду: Танака Кинуё (35 лет назад, в 1975 году) и Хидари Сатико (в 1964 году). Что же касается театральных постановок, в 2008 году за выдающуюся игру в спектакле «Личная жизнь» в постановке «Сиата Куриэ» ("theatre creation") актрисе присудили приз в области драматического искусства в рамках Фестиваля искусств, учреждённого Агентством по делам культуры. Кроме этого приза на счету Тэрадзима Синобу и другие театральные премии. В 2007 Тэрадзима Синобу вышла замуж за проживающего в Японии французского арт-директора Лорана Гунасиа (Laurent Ghnassia). Синобу и Лоран говорят между собой на неродном для них обоих английском языке, для которого они придумали особый термин: «язык, на котором говорят наши сердца — "по душам-глийский"». В 2012 году у супругов родился первенец.

—— В 2010 году вы, через 35 лет после Танака Кинуё, получили «Серебряного медведя» на международном кинофестивале в Берлине за лучшую женскую роль. Это как-то изменило ваше отношение к актёрской профессии и работе?

—— Честно говоря, я не чувствую каких-либо заметных изменений. С самого начала своей актёрской карьеры мне позволяли заниматься тем, чем я хотела. В Японии я получила премии за «Неудавшееся Двойное Самоубийство у Водопадов Акамэ» и за «Вибратор», а потом познакомилась с режиссёром Вакамацу Кодзи и за роль в его фильме «Гусеница» мне дали «Серебряного медведя». Встреча с Вакамацу – это очень важное событие в моей жизни, я считаю, что мне крупно повезло. Что изменилось после «Серебряного медведя», так это отношение ко мне.  Мир взглянул на меня по-другому. Ко мне сразу стали обращаться зарубежные режиссёры. Впрочем, дальше разговоров дело не пошло.

Попробовать себя в комедии: предложение от продюсера «Эммануэли»

—— К вам обращались с предложениями какие-нибудь известные режиссёры?

—— Когда я поехала во Францию, у меня появилась возможность встретиться с разными режиссёрами, и все они обсуждали со мной свои идеи и предлагали сотрудничество. Я от сотрудничества не отказывалась, наоборот соглашалась, мол, «конечно, обязательно!» Европейцы, если ты с ними соглашаешься, говорят много и красиво, однако на деле ничего не происходит. И только одно предложение было таким, что я сразу поняла: «Это – моё!» Меня высоко оценил продюсер фильма «Эммануэль», предложил сотрудничать и даже прислал сценарий. Но в конечном итоге ему не удалось собрать денег, поэтому проект не состоялся, и в этом случае мне было действительно очень жаль. Это ведь должен был быть не просто фильм, а комедия! В Японии меня практически никогда не приглашали в комедию, и я обрадовалась, что смогу попробовать себя в новом амплуа. К тому же играть мне предстояло по-французски, так что я старалась, учила слова, но увы…

Недавно вышел короткометражный фильм «Дикие ночи» одного французского режиссёра, молодого и увлечённого. Я сыграла роль в этом фильме. Собственно, на данный момент это единственный иностранный фильм, в котором я всё-таки снялась.

Голливуд – это ещё не всё

—— В Японии среди представителей мира кино принято стремиться в Голливуд. «Голливуд – это наше всё». Но вы, кажется, совсем так не считаете и в Голливуд нисколько не стремитесь?

—— Я никогда не интересовалась американским кино. Уже в школе, в старших классах, была синефилкой – ходила только в артхаусные кинотеатры. Сложный, неоднозначный кинематограф нравится мне с давних пор и гораздо больше, чем  предсказуемые, «разложенные по полочкам» сюжеты. Разумеется, если речь идёт о хорошем сценарии, то я не откажусь от съёмок в Голливуде, но при этом я не считаю, что участие в голливудском фильме круто само по себе, даже если роль самая незначительная. Но если выйти на уровень Ватанабэ Кэна, то вот это действительно достижение! Возможно, приз американской киноакадемии – это  объективно некий предел, высшая точка. Но для меня это не главное. Мне важно понимать, что кроме меня никто эту роль не сыграет, важно чувствовать интерес, и если я это понимаю и чувствую, то мне совершенно всё равно, в какой стране сниматься. Вот и всё.

Японский кинематограф: в безрезультатной погоне за Кореей и Китаем

—— На вашем счету множество характерных ролей в таких фильмах как «Гусеница»,  «Тысяча лет наслаждения», «Вибратор». В «Гусенице», например, Вы сыграли женщину, загнанную войной в чудовищные условия, в какие-то уму не постижимые семейные отношения. После всех этих перевоплощений в японских женщин самых разных эпох и судеб, что вы чувствуете?  Как определяете «сущность» Японии?

—— Я родилась японкой. И я хочу познакомить мир с японским кинематографом, который является частью японской культуры. В зарубежном кино корейцы, китайцы и японцы исполняют, что называется, одинаковые, типичные роли, и тем сильнее хочется, чтобы признание получила беспримесная, «чисто японская» кинолента. Этой цели удалось достичь таким режиссёрам, как Куросава Акира и Мидзогути Кэндзи. Такое тогда было время. А в наше время, когда кто-нибудь спрашивает: «Что представляет из себя японское кино?», не всегда ясно, что отвечать. У китайцев – огромные бюджеты и они снимают грандиозные по размаху фильмы. Корейцы специализируются на простоватых телесериалах.

Вот я думаю, что же характерно для японских фильмов? Взять, к примеру, фильмы Одзу Ясудзиро с их тихой, спокойной монотонностью – такой стиль ведь считался в своё время эталонным в японском кино. Когда недавно Корээда Хирокадзу получил премию, для меня, как для японки, это было очень радостное событие. Мне бы хотелось работать с такими режиссёрами, как Кавасэ Наоко, – с теми, которых знают и которыми интересуются на Западе.

—— Японское кино слишком эгоцентрично, темы – мелковаты. Поэтому японские фильмы не тянут на хиты мирового масштаба. Как вы думаете?

—— Будучи японской актрисой, я и дальше намерена сниматься в японском кино, но я не перестаю думать о том, как бы сделать наш кинематограф поинтересней. В Японии подавляющее большинство сценариев написаны для актёров 20-30 лет. И это очень печально.

  • [18.09.2014]
Статьи по теме
Другие интервью

Популярные статьи

Люди Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости