44 года на восстановление доброго имени: «японский Шиндлер» Сугихара Тиунэ
Судзуки Мунэо рассказывает о легендарном дипломате, который спас жизни многих тысяч людей в военные годы
[19.05.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

Мало кто из японских дипломатов столь же известен за пределами Японии, как Сугихара Тиунэ. Вопреки полученному из Токио приказу Министерства иностранных дел, Сугихара продолжал выдавать еврейским беженцам в Литве транзитные японские визы. Через сорок шесть лет после окончания войны его доброе имя и профессиональная честь наконец-то были восстановлены. Об этой невероятной истории рассказывает Судзуки Мунэо, глава политической партии «Новая партия Дайти».

Судзуки Мунэо

Судзуки Мунэо67 лет. Впервые избран в Палату представителей в декабре 1983 г. Работал на должностях парламентского вице-министра иностранных дел, парламентского вице-министра обороны, Министра внутренних дел и коммуникаций, генерального директора Агентства по развитию Окинавы и Хоккайдо, заместителя Генерального секретаря канцелярии Кабинета министров, главы административного отдела ЛДПЯ, председателя комитета по административным вопросам Палаты представителей, председателя парламентского комитета внешних отношений, возглавляет «Новую партию Дайти».

«Вырванные годы» Сугихары Тиунэ: художественный фильм о японском дипломате выйдет в прокат в 2015 году  

В конце 2015 года, через семьдесят лет после окончания войны, на экраны выйдет фильм о японском дипломате Сугихаре Тиунэ (1900-1986), спасшем в Литве около шести тысяч еврейских беженцев. На роль Сугихары режиссер-постановщик фильма Челлин Глак, американец, родившийся и выросший в Японии, пригласил актера Карасаву Тосиаки.

Судзуки Мунэо

В Европе и Америке Сугихару называют «японским Шиндлером», ведь он спас от смерти несколько тысяч еврейских беженцев. В январе 1985 года Сугихара был признан «Праведником Народов Мира» это почетное звание присваивается израильским правительством тем, кто спасал евреев во время Второй мировой войны. Сугихара Тиунэ единственный японец, получивший медаль мемориального музея «Яд ва-Шем».

После войны, по возвращении в Японию в 1947 году Сугихару отстранили от работы в дипломатическом корпусе за нарушение министерского приказа. И только через 44 года, в 1991 году, он был реабилитирован как дипломат.

Тогдашний заместитель министра иностранных дел Судзуки Мунэо встретился с Сугихара Юкико, вдовой бывшего дипломата. Он сообщил ей, что японское правительство признает и высоко ценит заслуги Сугихары перед человечеством, и принес ей и её покойному мужу официальные извинения. Таким образом, доброе имя Сугихары Тиунэ было восстановлено. С тех пор прошло почти четверть века. Мы встретились с главой «Новой партии Дайти» Судзуки Мунэо и попросили его рассказать о Сугихаре Тиунэ и о событиях четвертьвековой давности.

Транзитные визы, выданные вопреки приказу министра иностранных дел Мацуоки Ёсукэ

—— Вы — тот самый человек, благодаря которому было восстановлено доброе имя Сугихары Тиунэ. Расскажите, как все происходило?

—— В 1991 году я служил на посту замминистра иностранных дел. Год был полон событий: в январе началась война в Персидском заливе, в России произошел августовский путч — Горбачева попытались отстранить от власти. В итоге Советский Союз распался, а в октябре того же года я, как представитель японского правительства, отправился восстанавливать прервавшиеся пятьдесят один год назад дипломатические отношения в три новых, обретших независимость балтийских государства: Литву, Латвию и Эстонию.

Как только я услышал, что мне предстоит поехать в Литву, я сразу же вспомнил о Сугихаре Тиунэ. О консуле, который, несмотря на приказ тогдашнего министра иностранных дел Мацуоки Ёсукэ не выпускать евреев, выдал нескольким тысячам еврейских беженцев визы и помог им покинуть Литву. Теперь об этом знает весь мир.

—— Собственно, ведь именно из-за этих событий Сугихара и был уволен из МИДа после войны, так?

—— Он прекрасно понимал, что за самоуправство его вышвырнут из министерства. Более того, я слышал, что после его увольнения МИД полностью прервал с ним всякую связь, как если бы такого человека никогда не было. И вот, отправляясь в Литву, я вдруг подумал, что надо использовать эту возможность и вернуть Сугихаре его доброе имя.

Несговорчивое министерство

Самой большой помехой в этом деле был МИД. Начальник канцелярии министра Сато Ёсиясу, услышав мое предложение относительно Сугихары, сказал: «Это лишнее, никто не посягал на его доброе имя». Формально Сугихара был уволен в рамках послевоенной реформы министерства иностранных дел — Япония проиграла войну, правительство надо было реструктурировать, и около трети сотрудников МИДа потеряли работу. «Сугихару уволили вовсе не потому, что он превысил полномочия». Лучше оставить все, как есть и не ворошить прошлое — так посоветовал мне Сато.

В обычной ситуации я бы промолчал, но тут не сдержался: «Постойте, но ведь он уволился по требованию заместителя министра и именно из-за случая с выдачей виз в Каунасе!» К тому времени Сугихара уже умер, но от членов его семьи я слышал, что он прекрасно знал о настоящей причине увольнения. «Во всем мире люди восхищаются поступком Сугихары, так почему же мы молчим, почему не поддерживаем бывшего коллегу?» Я не собирался отставать от начальника канцелярии МИДа. Разве не очевидно, что для МИДа эта история еще не закончена?

—— Сугихару уволили из министерства в июне 1947 года?

—— Верно. После войны Сугихара вернулся в Японию и сразу подал заявление о добровольном увольнении. Но мне достоверно известно, что он сделал это по требованию замминистра. Поэтому я упорно продолжал настаивать на необходимости реабилитации, и в конечном итоге начальник канцелярии МИД прислушался к моим доводам на третий день он сказал: «Судзуки, действуй на свое усмотрение». Я все-таки добился своего.

«Виза на жизнь для шести тысяч»: книга Сугихары Юкико

—— Что стало для Вас отправной точкой? Книга Сугихары Юкико «Виза на жизнь для шести тысяч»?

—— Эта книга произвела на меня очень сильное впечатление. В ней описываются события 1940 года, то есть еще до того, как в войну вступил Советский Союз. Историческая канва такова: в августе 1939 года Германия и СССР подписали Договор о ненападении, а в сентябре Германия вторглась на территорию Польши и началась Вторая мировая война. 

В 1940 году Сугихара получает назначение на должность консула в Японском консульстве в Каунасе. А в сентябре того же года три балтийских государства насильственно присоединяются в качестве республик к Советскому Союзу. Незадолго до этого, в июле 1940-го, в Литве прошли выборы в Народный сейм. Сразу после выборов, почувствовав надвигающуюся смертельную опасность, литовские евреи и еврейские беженцы из других стран кинулись в японское консульство с просьбой о выдаче транзитных виз. Вплоть до конца июля Сугихара выписывал визы. В августе консульство закрылось, но он продолжал выписывать визы в гостинице, в которой жил, ожидая отъезда.

Одна из виз, написанных от руки Сугихарой Тиунэ

Таким образом Сугихара привнес гуманность в дипломатическую работу, что я и пытался объяснить начальнику канцелярии. И я рад, что у меня это получилось, потому что для меня, как для политика и дипломата, было очень важно вернуть Сугихаре его доброе имя, и я горжусь, что сделать это довелось именно мне.

—— Итак, справедливость была восстановлена 3 октября 1991 года…

—— Я пригласил вдову и старшего сына Сугихары в дом приемов МИД «Иикура Кокан» и принес им официальные извинения за неэтичное поведение руководства МИДа. Помню, журналист и обозреватель Такэмура Кэнъити сказал тогда в мой адрес несколько лестных слов на телеканале «Фудзи»: «Ни один аппаратчик, ни один чинуша, никто из «наследственных политиков» не сумели бы сделать то, что сделал Судзуки Мунэо — человек, который добился всего в своей жизни собственными силами».

«Спасенный Сугихарой»: Лео Меламед, пожизненный почетный председатель Чикагской товарной биржи

—— После того, как МИД принес свои извинения, об этом заговорили во всем мире.

—— В апреле 1999 года премьер-министр Обути Кэйдзо был с визитом в Америке и заехал на Чикагскую товарную биржу. Предполагалось, что Лео Меламед — пожизненный почетный председатель биржи и один из самых преуспевающих и влиятельных евреев мира — будет общаться с премьер-министром Обути, но он почему-то выбрал в собеседники меня, замминистра. Потом я понял — ведь маленький Лео остался в живых благодаря визе, выданной Сугихарой. После нашей встречи он прислал мне свою книгу с благодарственным автографом.

—— После увольнения из МИДа Сугихара Тиунэ в какой-то момент начал работать в торговой фирме, в 1960 году переехал в Россию и прожил там 15 лет. Но практически до самого конца своей жизни он никому не рассказывал о случае с визами. То, что Вы пролили свет на эту историю, восстановили справедливость в отношении Сугихары — это важно также и с точки зрения международной дипломатии.

—— Самое замечательное в Сугихаре — это то, что он был не только чиновником МИДа, но, прежде всего, человеком. Среди евреев, просивших помощи в консульстве в Каунасе, было много женщин и детей, которые не сделали никому ничего дурного. «Нужно выдать визы» написал в телеграмме Сугихара. Ответ из министерства пришел не сразу. Министр иностранных дел Мацуока Ёсукэ решил, что выдавать визы нельзя, потому что Япония союзница Италии и Германии, а Германия на тот момент вела успешное наступление. Несмотря на это, Сугихара продолжал запрашивать официальное разрешение МИДа на выдачу виз. Он послал два или три таких запроса, но МИД все время отвечал отказом. 

«Дипломатический» = «гуманный»

И тогда Сугихара решил для себя, что он поступит так, как «должен поступить в такой ситуации каждый». Ему было ясно, что если он не выдаст эти визы, то беженцы будут обречены на страдания и в конце концов погибнут. Погибнут и женщины и дети. Сугихара принял решение и действовал в данной ситуации не как дипломат, а как человек. 

Он начал выписывать визы. Каждый день он выдавал визы примерно на двести человек. В общей сложности, выданные им визы спасли около шести тысяч жизней. Я считаю, что дипломатический ресурс — это гуманитарный ресурс. В этом смысле Сугихара поступил именно так, как должен был поступить. И он это знал.

Но он умер, так и не рассказав об этом людям. Тот самый Сугихара Тиунэ, о котором сейчас знают во всем мире, на долгие годы был предан полному забвению и в Японии никому не было до него никакого дела. МИД должен учитывать ошибки прошлого и вести умелую публичную дипломатическую деятельность — это, в первую очередь, в государственных интересах.

Достойнее достойных: превзойти настоящего Шиндлера

—— Мне кажется, это очень важно, что у нас есть свой «японский Шиндлер».

—— Сугихару часто называют «японским Шиндлером», но надо понимать, что Шиндлер спасал евреев, предоставляя им работу на своей фабрике. Я думаю, что для него самого в этом тоже был некий интерес. Так что поступок Сугихары в некотором смысле более весомый — ведь он спасал беженцев совершенно альтруистически. 

Более того, когда ему однозначно запретили выдавать визы, он решил пренебречь приказом он поставил человеческий долг над профессиональным. Лично я считаю, что в чем-то этот поступок благороднее и достойнее, чем поступок Шиндлера.

Литва благодарит дипломата: улица Сугихары

—— Находясь в Литве в качестве официального представителя Японии, Вы смогли уделить время поездке в Каунас — туда, где раньше находилось японское консульство?

—— Да, мне удалось туда съездить. Во время переговоров, касающихся восстановления дипломатических отношений, я спросил у господина Ландсбергиса, тогдашнего председателя Верховного совета Литвы, нельзя ли сделать что-нибудь такое, что помогло бы сохранить память о Сугихаре в Литве. «Я буду вам очень благодарен» сказал я. А в ответ он вдруг предложил: «Давайте назовем в его честь ту улицу в Каунасе, на которой раньше было японское консульство». Так что теперь эта улица так и называется: «улица Сугихары».

Здание, в котором располагалось японское консульство в Каунасе, тогда столице Литовской республики. Сугихара прибыл в Каунас в 1939 году в качестве вице-консула Японии.

Литовская почтовая марка с изображением Сугихары Тиунэ

Более того, Ландсбергис предложил отвезти меня в Каунас и показать здание бывшего японского консульства. Мы доехали до Каунаса на полицейской машине с мотоциклетным эскортом. Дом, где раньше располагалось консульство, превратился в обычный жилой дом. Из-за воя сирен и флагов на машине белого дипломатического и японского с красным кругом люди, видимо, решили, что Япония претендует на здание и собирается его конфисковать. Поэтому никто из жильцов нам навстречу не вышел. Но когда мы им объяснили, что никто ничего отбирать у них не будет, они потихоньку начали выходить из квартир. Мне удалось с ними поговорить, рассказать им об особой истории дома, в котором они живут. И я очень рад, что они внимательно выслушали меня. А переводчиком во время наших встреч и поездок с Ландсбергисом был писатель Сато Масару. Такое вот интересное переплетение судеб и событий.

—— У Сато Масару и Сугихары Тиунэ есть что-то общее. Сато тоже был офицером разведки.

—— Да, оба они действительно работали в разведке. Поэтому Сато всегда высоко ценил Сугихару.

Мемориальная доска в дипломатическом архиве

—— Но и после того, как доброе имя Сугихары было восстановлено, ситуация еще долго оставалась довольно непростой.

—— При кабинете Миядзавы министром иностранных дел был назначен Ватанабэ Митио. Он был какой-то безвольный, и чиновники просто сжили его со свету. А по поводу Сугихары он говорил своё обычное: «Это решено только на бумаге». Министром после него стал Коно Ёхэй. Время шло, и я решил действовать, пока последняя память о Сугихаре окончательно не исчезла. Я добился, чтобы в дипломатическом архиве (Акасака, Токио) установили мемориальную доску в память о Сугихаре Тиунэ, приурочив это к столетию со дня его рождения. Я не знаю, почему в МИДе так прохладно относятся к чиновникам, если они не карьерные дипломаты. Лично я считаю, что министерство иностранных дел должно гордиться такими людьми, как Сугихара, и рассказывать о них не только в Японии, но и во всем мире.

В 2000 году, через сто лет со дня рождения Сугихары Тиунэ, 10 октября, в день, который официально считается днем восстановления дипломатических отношений с Литвой, в дипломатическом архиве была установлена мемориальная доска в память о Сугихаре Тиунэ. По прошествии более чем пятидесяти лет после увольнения Сугихары его профессиональная честь была восстановлена, и МИД наконец признал его заслуги (слева). Выставочный стенд в фойе дипломатического архива (справа)

Теперь уже покойный Цуцуми Сэйдзи (бизнесмен, писатель и меценат) написал в свое время либретто для оперы по мотивам биографии Сугихары. Он как-то подошел ко мне и говорит: «Вы тот самый Судзуки Мунэо, который вернул нам Сугихару? Должен признаться, я вас недооценивал!». Потом он пригласил меня на премьеру в Йокогаме. И я поехал. А в этом году выходит фильм кинокомпании «Тохо». Жду его с нетерпением!

Почетный директор музея Сугихары: незаметная отставка

—— После того, как историческая справедливость была восстановлена, в городке Яоцу (Нисикамо-гун, Тотиги) на родине Сугихары был открыт «Мемориальный музей Сугихары Тиунэ», а Вас назначили его почетным директором.

—— Да-да. Просто мэр города попросил меня стать почетным директором, и я согласился. Вот, собственно, и все. А потом он меня уволил, даже ничего мне не сообщив. Это было в 2002 году, когда уже началась кампания против меня. По телевизору показывали, как музейные работники запихивают портрет почетного директора Судзуки Мунэо в кладовку. Но факт остается фактом — именно я восстановил справедливость в отношении Сугихары Тиунэ. А значит я все-таки чего-то достиг как политик, и я доволен своей работой.

Беседовал представительный директор Nippon.com Харано Дзёдзи. Токио, 7 апреля 2015 г.

Фотографии к заголовку: Карасава Тосиаки в роли Сугихары Тиунэ (© 2015 Съемочная группа фильма «Сугихара Тиунэ», слева), Сугихара Тиунэ (© НКО «Сугихара Тиунэ Визы на жизнь»)

  • [19.05.2015]
Статьи по теме
Другие интервью

Популярные статьи

Люди Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости