Обзоры Традиционная японская эстетика в современном мире
Дерево, плесень и японская архитектура

Анне Кохц [Об авторе]

[28.11.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | ESPAÑOL | العربية |

Использование дерева как основного строительного материала в традиционной японской архитектуре было обусловлено влажным климатом Японии, воздействие которого особенно ощущалось в жаркие и влажные летние месяцы. Поднятые полы и открытые пространства обеспечивали надлежащую вентиляцию, препятствуя образованию ядовитой плесени. Деревянные стоечно-балочные конструкции также прекрасно противостоят тайфунам и землетрясениям.

Недавно один европейский студент с факультета архитектуры спросил меня: «С точки зрения истории, почему японцы практически всегда использовали в качестве строительного материала дерево, несмотря на частые пожары?» Пожары действительно представляют опасность для японских деревянных домов, что отражено в строгих положениях кодекса по минимизации ущерба от пожаров. Однако, похоже, из всех стихийных бедствий пожары оказали наименьшее влияние на традиционное японское строительство. Плесень, тайфуны и землетрясения – именно в таком порядке – вызывали намного большее беспокойство.

Кухня в этом новом доме отделена от жилых помещений 600-миллиметровым потолочным разделителем из сагарикабэ, препятствующим распространению дыма и огня (© Architectonic Atelier Yuu)

Проблема плесени

По всему миру здания, построенные в XX веке, страдают от плесени. В погоне за энергоэффективностью в развитых странах были внедрены новые методы изоляции, практически исключившие поступление воздуха с улицы в помещение. К сожалению, проблемы, вызванные плесенью, и синдром «больного дома» вскоре показали, что контроль влажности и хорошая вентиляция абсолютно необходимы для сохранения здоровья жильцов. Для этого современные строители закладывают в структуру зданий вентиляционные системы и используют механические средства воздухообмена, что значительно повышает стоимость постройки и сложность конструкции.

На большей части территории Японии существуют идеальные условия для развития плесени и многих других видов грибков. Температура редко опускается ниже нуля и поднимается выше 35°C, обеспечивая идеальный температурный режим для роста микроорганизмов. Кроме того, уровень влажности порой неделями не опускается ниже 70%, особенно в период теплых летних месяцев. Однако наиболее разрушительным действие плесени становится с наступлением сезона дождей. Женщинам приходится тщательно высушивать волосы, чтобы избежать появления грибка, а количество пар туфель, покрывшихся плесенью в закрытых ящиках для обуви, просто не поддается исчислению.

При возведении традиционных деревянных конструкций с плесенью боролись путем поднятия пола здания над уровнем земли. Стены оставляли открытыми, благодаря чему воздух мог свободно циркулировать под и над зданием, а также по всему помещению. Обстановка в домах возрастом свыше 300 лет, сохраняющих свой изначальный вид, как правило, минималистична – здесь очень мало мебели и вещей. К этой категории относятся храмы, святилища, дворцы и дома старинных богатых родов.

Воздух практически беспрепятственно циркулирует над земляным полом традиционного японского дома минка (© Architectonic Atelier Yuu)

Для строительства частных домов с прекрасной естественной вентиляцией обычно использовались массивные деревянные балки. Поскольку относительная влажность может быть высокой даже зимой, сквозняки проникали даже в закрытые от воздействия внешних стихий дома – через прорези в деревянных ставнях и щели между стенами и крышей, через двери, обтянутые бумагой, и часто через полностью открытый дымоход.

Благодаря такой естественной вентиляции летом в традиционных японских домах было достаточно комфортно, однако зима приносила проблемы. И все же даже необходимость надевать множество одежд и обморожения пальцев, похоже, были малой жертвой по сравнению с избавлением от плесени.

Расстояние от пола до земли в этом деревенском доме составляет примерно 50 см. Практически все стены, ограждающие земляной пол, можно снять, обеспечив поток свежего воздуха. Однако в наши дни в городах законом запрещено оставлять подпол открытым, поскольку в случае пожара он превращается в аэродинамическую трубу, подпитывающую огонь кислородом (© Anne Kohtz)

Культура 30-летнего дома

Китайские хронисты прошлого отмечали, что религиозные практики жителей Японского архипелага состояли в основном в соблюдении чистоты и ухоженности, что присуще религиозным нормам многих других культур и по сей день. Скорость возникновения и роста плесени в Японии может частично объяснить преобладание этой своеобразной «культуры чистоты», а также почему «грязь» считалась табу.

Япония считается глубоко традиционной страной, однако у японцев очень сильно стремление ко всему новому. Крупные строительные компании не скрывают, что проектируют дома с запасом прочности примерно 30 лет, после чего ожидается, что дом снесут и заменят новым. Мысль о том, что дом, простоявший всего 30 лет, может считаться «старым», может показаться нонсенсом западному строителю, однако строительство нового дома – наилучший способ полностью избавиться от таких насущных для Японии проблем, как плесень и насекомые.

Отделка, размер и метки на центральной балке свидетельствуют о том, что ранее она принадлежала другому дому. Японская стоечно-балочная деревянная архитектура прекрасно подходит для постоянной перестройки зданий, поскольку дает возможность повторного использования наиболее ценных элементов строения (© Architectonic Atelier Yuu)

Эта культура постоянной перестройки зданий также уходит корнями в далекое прошлое. До VIII века смерть императора служила причиной перемещения дворца, а в некоторых случаях даже столицы империи. Если оставить в стороне политику, такой шаг возможен лишь в случае, когда конструкции изначально рассматриваются как нечто временное.

Эта идея нашла свое отражение во множестве культурных аспектов эпохи Эдо (1603-1868). Если верить народной поговорке, одним из «цветов» Эдо был огонь, из-за которого город частенько «расцветал». Опустошающие пожары прошлого, значительно снижавшие средний жизненный цикл домов, были прославлены в народных сказаниях и нашли свое отражение в гравюрах.

При перемещении дома выбрасывали все, кроме деревянного каркаса, который собирали на новом месте, покрывали новой крышей и натягивали на стены новую бумагу. Все подгнившие части удаляли именно во время повторной сборки. Такой способ оказался идеальным для борьбы с плесенью и насекомыми, так как позволял сохранять наиболее прочные части дома, что было очень выгодно с точки зрения экономии. И действительно, во многих деревенских домах в наши дни можно увидеть старые балки и опоры – фрагменты каркасов прежних домов.

  • [28.11.2016]

Архитектор, специализирующийся на применении традиционных японских методов конструирования и дизайна в современном строительстве. Выросла на небольшой ферме в южном Айдахо. Впервые приехала в Японию в 1995 году. В 1999 году получила степень магистра архитектуры в Университете Орегона. В 2012 году устроилась на работу в Архитектоническое Ателье Юу – дизайнерско-строительную компанию, специализирующуюся на использовании натуральных материалов и творческом комбинировании традиционных японских строительных и дизайнерских решений с современным комфортабельным жильем. Жила в Высокой пустыне на западе Соединенных Штатов, а также в таких непохожих друг на друга городах, как Мюнхен и Токио. Изучает влияние окружающей среды, экономики, политики и гендерных ролей на региональный дизайн жилых помещений.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • За «Большой волной»: выставка работ Хокусая в Британском музееВ Британском музее проходит выставка «Хокусай: за Большой волной», посвящённая деятельности знаменитого японского художника Кацусики Хокусая. На ней представлены работы Хокусая последних тридцати лет его жизни, в том числе и знаменитая «Большая волна в Канагаве», которая считается самой воспроизводимой картиной в мире. Больше столетия прошло с тех пор, как работы художника оказали влияние на Ван Гога и импрессионистов, и сейчас Хокусай вновь обретает популярность.
  • Микимото Кокити: жемчужный король и его музейНевзрачные на вид устрицы акоя, которых выращивают в преф. Миэ, производят самую ценную морскую драгоценность – жемчуг. Сотню лет назад Микимото Кокити усовершенствовал свой метод выращивания круглых жемчужин, и сейчас в этой префектуре есть музей, посвящённый его трудам и той красоте, которой он помог появиться на свет.
  • Представления театра «Ниппон Бунраку» в святилище Исэ: на пути к безбарьерной средеПосле проведения красочной процессии театр под открытым небом «Ниппон Бунраку» дал представления в святилище Исэ-дзингу – они стали также и приношением богам. В месте проведения представлений можно было получить планшеты с субтитрами, аудиогиды – это были первые безбарьерные представления в истории Бунраку.
  • Картис Паттерсон: иностранный исполнитель традиционной японской музыки для котоУроженец Чикаго Картис Паттерсон с 1986 года живёт в Японии, он играет на японской цитре кото и пишет музыку для этого инструмента. Картис обеспокоен будущим японской традиционной музыки и стремится передать это искусство последующим поколениям.
  • Керамика школы Раку – авангард и традицииЧайные чашки в стиле раку превратились в один из символов Японии, не менее известный за её пределами, чем суси и манга. Однако история и философия традиционной японской керамики известны немногим. Мы приоткроем завесу над тайнами мира авангардных чайных чашек Раку.

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Последние статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости