Обзоры Традиционная японская эстетика в современном мире
Услышать голоса деревьев: мастер бонсай Кавабэ Такэо

Такэмори Рёити [Об авторе]

[03.04.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

В городе Омия живёт мастер Кавабэ Такэо, ломающий привычные представления об искусстве бонсай, постоянно создавая новаторские произведения, в которых не ограничивает себя в выборе формы. Его работы особенно ценят на Западе, и некоторые почитатели приезжают в Японию только затем, чтобы взглянуть на произведения мастера.

Необычные формы бонсай

«Как и у каждого человека, своя индивидуальность есть у каждого дерева. Когда рождается дерево, оно обладает невообразимой жизненной силой. Они становятся различными в зависимости от условий, в которых растут, и за каждым стоит своя история и жизненная драма. Поэтому разные деревья бонсай несут в себе разные послания», – говорит Кавабэ Такэо.

Например, есть в мире бонсай такое слово, как имиэда – «вредная ветка». Считается, что ветви, торчащие с передней стороны, как будто угрожая зрителю, или же ветки, пересекающиеся со стволом, портят вид дерева. Однако Кавабэ не стесняется показывать деревья с такими ветвями на национальной выставке «Ниппон бонсай сакуфутэн», где царит атмосфера ожесточённого соперничества между мастерами.

«Когда стараешься сделать форму, соответствующую представлениям о бонсай, чувствуется сопротивление. Если встать перед деревьями, растущими в суровой природной среде, общепринятые правила бонсай вылетают из головы. Откровенно говоря, природа – сокровищница имиэда. Мне кажется, нам нужно принимать их форму такой, как она есть. Во всяком случае, деревья, растущие в природе, отличаются многообразием, индивидуальностью и богатством форм», – говорит мастер.

Северный можжевельник (китасимпаку) (фотография Савано Синъитиро)

Работы мастера высоко ценят на Западе

Западные ценители искусства бонсай не смогли пройти мимо смелых и необычных работ Кавабэ Такэо. Открыв его творчество через японские журналы, посвящённые бонсай, они не могли отвести глаз.

Впервые его пригласила в 2002 году крупнейшая испанская компания, занимающаяся бонсай, в качестве главного гостя на одно из своих мероприятий, и с тех пор его более 60 раз приглашали в Германию, Францию, Бельгию, Монако и ряд других стран Европы и Америки. На Западе его стали называть «маэстро бонсай».

В 2012 году Японская национальная туристическая организация выпустила брошюру для распространения за рубежом, в которой представила сады бонсай в разных регионах Японии. Результаты анкетирования, проводившегося для этого в западных странах, показали чрезвычайную известность Кавабэ, и его фотография украсила первую страницу брошюры.

«Сейчас в самой Японии не так уж активно занимаются бонсай. Как уже было в случае с гравюрами Утамаро в стиле укиё-э – нередко бывает, что, когда что-то оценивают на Западе, японцы потом тоже начинают это ценить. Сейчас за рубежом наблюдается бум бонсай, который называют BONSAI ART. Мне бы хотелось сделать так, чтобы бонсай, как и гравюры укиё-э, получив оценку в западных странах, был вновь оценен в Японии» – так говорил Кавабэ уже давно, и сейчас эти его надежды находятся на пути к осуществлению.

Кавабэ преподаёт бонсай группе из Швейцарии (фотография Савано Синъитиро)

К Кавабэ сейчас часто приезжают инструкторы бонсай из стран Европы и Америки. Оскар Ронкари из швейцарского клуба бонсай, одного из известных на Западе клубов, рассказал нам о причинах, которые привели его к Кавабэ.

«В произведениях учителя Кавабэ можно почувствовать глубокое уважение и большую любовь к деревьям. Сейчас, к сожалению, культура бонсай погрязла в коммерции, бонсай чрезвычайно формализовался, а на уважение к деревьям не обращают внимания. Перед тем, как дерево принуждать к чему-то, нам, как учителю Кавабэ, наверное, стоит прочувствовать, чем оно готово с нами поделиться».

Слова Оскара справедливы, вероятно, не только в отношении произведений Кавабэ, они хорошо отражают суть ремесленной культуры. Любой ремесленник испытывает глубокое уважение и большую любовь к материалу, с которым работает.

Услышать голос дерева

Ножницы сделаны по специальному заказу компанией «Цубамэ сандзё» (фотография Савано Синъитиро)

Кавабэ Такэо рассказывает о том случае, после которого его подход к созданию бонсай совершенно переменился. Вначале он был инженером и работал директором завода одного из производителей автомобилей, но в тридцать лет, несмотря на сопротивление окружавших его людей, самозабвенно занялся бонсай. Когда он ещё учился, и ему было 37 лет, произошёл этот случай.

«В тот день я, как обычно, в тишине работал над деревом один в мастерской в глубине сада бонсай. Мастерская – это настоящая лаборатория бонсай, вокруг стоят деревья, над которыми ведётся работа. Деревья, подвергшиеся серьёзной переделке, требующие особого ухода, были очень слабы. И внезапно как будто какая-то сила сдавила мне голову, а потом в ней зазвучали голоса деревьев-бонсай. ”Мы живые!” – хором кричали деревья. Я действительно слышал крики деревьев».

«С тех пор я совершенно по-другому отношусь к созданию бонсай. На первом месте у меня не эстетическое чувство людей, а здоровье, жизнь дерева. Хорошо выяснив состояние здоровья, необходимо определить, что нужно сейчас делать с деревом, что с ним можно сделать сейчас, и чего с ним сейчас делать не следует. Когда я стал так поступать, идеи о создании бонсай хлынули потоком. Может быть, звучит как фантазия, но это на самом деле так – если искренне обратиться к дереву, оно расскажет, какую форму хочет принять».

Вспоминая свои первые лекции за рубежом, в Испании, он смеётся: «В первую очередь я рассказал о своих ошибках. Я не хотел бы, чтобы ученики отнимали у деревьев жизнь, а потому показал им то, за что мне было стыдно. Они, кажется, хорошо поняли это моё отношение, и после того меня часто приглашают в разные западные страны».

Возрождение тисов Кага

Тис Кага дома у Кавабэ Такэо (фотография Савано Синъитиро)

Одно из лучших произведений Кавабэ – тисы Кага из тисовых деревьев, происходящих из княжества Кага. На выставке бонсай из тисов Кага, проводившейся в октябре 2015 года в саду Кэнрокуэн в г. Канадзава, было представлено 12 работ Кавабэ Такэо.

Тисы Кага более 350 лет назад высадил третий даймё княжества Кага Маэда Тосицунэ в качестве материала для цветочных композиций (икэбана). В последнее время эти посадки были запущены, плющ и лианы обвивали и ломали тисы, и насаждения уже почти погибли. Люди, как-то связанные с Канадзавой, ринулись спасать деревья, которые представляют собой прекрасный материал для бонсай. Во многих садах бонсай эти попытки потерпели неудачу, пока за деревья не принялся Кавабэ Такэо.

«Неудачи, думаю, связаны, скорее всего, с тем, что люди как следует не разобрались, в каких условиях росли эти деревья. Обычно тисы растут на слабокислотных почвах, но там, где росли тисы Кага, море когда-то поднималось, и остались раковины, это щелочные почвы, богатые кальцием. Тисы жили там более 350-ти лет, успели в основном приспособиться и как-то выжить. Наверное, поэтому они засыхали, когда их просто так пересаживали в слабокислотную почву. В течение двух лет в два приёма я пересаживал тисы в горшки. В этом случае я тоже слушал голос деревьев и решил сделать именно так».

Северный можжевельник (китасимпаку) Кидзахаси. Высота 95 см, возраст более 1000 лет (слева, фотография Сугидзаки Михо); тис Кага, высота 100 см (справа, фотография Савано Синъитиро)

Суть ремесленной культуры

Рассказывают, что японские ремесленники в работе используют не только свои пять чувств, но задействуют и «шестое чувство». Например, один знаменитый скульптор, создававший буддийскую скульптуру, говорил, что он «помогает проявиться буддам из дерева». Если в западном искусстве материалу придают форму, которую представляет себе мастер, то этот японский скульптор высвобождал будду, который находится в дереве.

Кавабэ Такэо почти все инструменты делает сам (фотография Савано Синъитиро)

Библия японских мастеров садового искусства, «Трактат о создании садов» (Сакутэйки), созданный в эпоху Хэйан (790-1192), учит «следовать воле камней», то есть создатель сада не должен размещать их так, как ему заблагорассудится – нужно узнать у камней, где они хотели бы лежать, и следовать их желаниям.

Кавабэ Такэо создаёт свои бонсай подобным образом. Обращаясь к дереву всем своим естеством, он прислушивается к голосам деревьев и помогает им обрести ту форму, которую они хотели бы принять. «Мысли о том, что если сделать вот так, то дерево будет выглядеть красиво, и другие человеческие желания – далеко не на первом или даже не на втором месте. Главное – это жизнь простого дерева. Ничто не сравнится со светом жизни».

Сущность ремесленной культуры как раз и заключается в том, чтобы проявить жизнь, заключённую в материале. Красота – это не то, что создаётся человеком, она – в самой жизни.

Кавабэ Такэо у себя дома (фотография Савано Синъитиро)

На Восьмой выставке «Встреча мировых мастеров бонсай в Сайтаме» (Сэкай бонсай тайкай in Сайтама), которая будет проходить возле станции Омия 27-30 апреля 2017 г., Кавабэ представит три свои работы.

Фотография к заголовку: Кавабэ Такэо возле северного можжевельника (китасимпаку), которому более 1000 лет (фотография Савано Синъитиро)

(Статья на японском языке опубликована 24 марта 2017 г.)

  • [03.04.2017]

Редактор журнала «Ваго». Родился в преф. Фукуока в 1962 году. В 1984 г. закончил инженерный факультет Хиросимского университета. Работал в рекламном агентстве, садовником, редактором журнала о садово-парковом искусстве, занимает нынешнюю должность с 2011 года.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Картис Паттерсон: иностранный исполнитель традиционной японской музыки для котоУроженец Чикаго Картис Паттерсон с 1986 года живёт в Японии, он играет на японской цитре кото и пишет музыку для этого инструмента. Картис обеспокоен будущим японской традиционной музыки и стремится передать это искусство последующим поколениям.
  • Керамика школы Раку – авангард и традицииЧайные чашки в стиле раку превратились в один из символов Японии, не менее известный за её пределами, чем суси и манга. Однако история и философия традиционной японской керамики известны немногим. Мы приоткроем завесу над тайнами мира авангардных чайных чашек Раку.
  • Керамика школы Раку: глубина, сокрытая в спокойствииСейчас на Западе чёрные японские чашки в стиле раку привлекают внимание ценителей. Такие чашки, созданные основателем школы, высоко ценил знаменитый матер чайной церемонии Сэн-но Рикю. Чем же привлекает западную публику японская безыскусная красота ваби, воплощённая в этих чашках? Мы спросили об этом 15-го главу школы Раку.
  • Возвращение к истокам: театр под открытым небом «Ниппон Бунраку»Театр Нингё-дзёрури (Бунраку) входит в Список мирового нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Для возрождения интереса к этому традиционному искусству в 2015 году открыт проект «Ниппон Бунраку» – зрители сидят под открытым небом, могут есть и пить во время представления, и такая непринуждённая обстановка воскрешает атмосферу эпохи Эдо. Следующее представление состоится в марте в святилище Исэ-дзингу.
  • Новый музей Хокусая в Токио: Музей Хокусай-СумидаВ опубликованном журналом «Лайф» списке «100 наиболее заслуженных людей мира за 1000 лет» единственным японцем оказался художник жанра укиё-э Кацусика Хокусай. В токийском районе Рёгоку, где всё ещё чувствуется очарование старого Эдо, открылся музей, с разных сторон представляющий мир этого великого мастера.

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости