Обзоры Любовь по-японски
Зачем японцам «гостиницы любви»?
О знаменитых японских лав-отелях (часть 1)
[01.10.2013] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Рабу хотэру, «гостиницы любви» — одна из культурных особенностей Японии, как говорит Ким Иккён. Ещё в студенческие времена она выбрала эту тему и применила социологический подход к её исследованию. Она рассказала нам о том, как изменялись эти гостиницы, специально предназначенные для плотской любви.

Ким Иккён

Ким ИккёнПреподаватель университета Кобэ гакуин. Родилась в 1979 году в Осаке, из третьего поколения корейцев, живущих в Японии. Получила степень доктора наук в Институте социологии при университете Кобэ гакуин. Среди написанных ей книг — «Теория развития гостиниц любви», «Сексуальность как субкультура», «История эротической культуры: от цурэкоми-ядо к гостиницам любви».

«Гостиницы любви» — часть японской культуры

(Фотография Ким Иккён)

Немного есть японских выражений, которые известны по всему миру, и одно из них — рабу хотэру. Иностранные масс-медиа постоянно приводят их как интересный и смешной пример чего-то специфично японского.

Это место, куда приходят влюблённые пары, чтобы скрыться от чужих глаз, — так почему же эти гостиницы так ярко сверкают? Когда попадаешь внутрь, в приглушённом свете возвышается огромная кровать. Помимо предназначенных для секса вещей, там есть всё для того, чтобы расслабиться и развлечься — джакузи, массажные кресла, караоке, игровые автоматы, и всё это за вполне приемлемую цену. Наверное, это очень привлекательное место для иностранцев, желающих вкусить «этой загадочной Японии». Говорят, что, действительно, немалое количество молодых иностранцев в последние годы останавливаются в них. С точки зрения иностранца, «гостиницы любви» — это «японская культура». Ким Иккён, автор книги «Теория развития “гостиниц любви”», исследующая эти гостиницы, придерживается того же мнения.

— Культура не создается кем-то искусственно — это то, что рождается из настоятельных потребностей людей. Потом феномен расцветает, принимая впоследствии разные формы. В полной мере это относится и к «гостиницам любви». Современные «гостиницы любви» отражают запросы и потребности разных людей. Именно это в них и интересно.

Каким же запросам и потребностям японцев отвечают «гостиницы любви»?

Эн-ядо и цурэкоми-ядо

Заметка в газете об «эн-ядо» (1930 г., предоставлена Ёмиури симбун)

Ким Иккён сообщает, что гостиницы, куда «профессионалки» могли привести клиентов, существовали ещё в период Эдо, но гостиницы, куда бы могли пойти обычные пары, появились только в начале периода Сёва (1926-1989). Они назывались эн-сюку, т.е. эн, йена, мелкая денежная единица, и сюку, «место переночевать». По объявлениям, где обозначена цена на «отдых» (кратковременное пребывание), можно определить время становления «гостиниц любви». В таких объявлениях писали: «остановиться — 2 йены, отдохнуть — 1 йена». Такими гостиницами пользовались не только «профессионалки», но и обычные замужние женщины.

В военное время многие из этих гостиниц были уничтожены пожарами, возникшими из-за бомбёжек. По некоторым источникам, в послевоенное время излюбленными местами встреч мужчин и женщин тогда стали парк у Императорского дворца в Токио, заросли у замка Осака и другие.

Послевоенное восстановление страны, а после и Корейская война, во время которой Япония была военной базой американских и международных вооружённых сил, стали причиной притока рабочей силы в города и вызвали рост городского строительства. Повысилась потребность в гостиницах, и коммерческие отели стали появляться один за другим. Влюблённые пары также использовали такие гостиницы, и многие даже не оставались на ночь, а покидали их через короткое время.

Владельцы отелей заметили такую потребность и стали предлагать новые цены только для краткосрочного отдыха, посетители же, почувствовав выгодность такого положения вещей, пользовались этой услугой всё чаще, что и привело к расцвету таких гостиниц. Они группировались в увеселительных кварталах и вокруг них, и в какой-то момент их стали называть цурэкоми-ядо, от цурэкоми — «приводить, брать с собой», и ядо — «гостиница». В особенности быстро росло их количество около 1960 года. Только в столице к 1961 году таких гостиниц насчитывалось около 2700. Многие публичные дома превратились в гостиницы в связи с Законом о запрете проституции от 1958 года, и владельцы некоторых обычных многоквартирных домов, видя такой коммерческий успех у соседей, также спешно переквалифицировались в «гостиницы любви». Среди причин роста их числа можно назвать и ожидание Олимпийских игр, проводившихся в 1964 году.

Некоторые из гостиниц цурэкоми-ядо периода Сёва сохранились и до наших дней. За раздвижными створками рядом с постелью установлено зеркало, чтобы визуально расширить комнату. Оно также может иметь некоторое эротическое значение. Зеркала часто используются и в современных гостиницах любви. (Фотография Ким Иккён)

Японская реальность: ходят ли семейные пары в «гостиницы любви»?

Откуда появился такой спрос на услуги этих гостиниц? Ким Иккён говорит, что дело в жилищной ситуации. При традиционном для Японии малом количестве комнат они использовались в разных целях в разное время суток. Днём они были гостиными, во время еды там ставили столик, а вечером расстилали постель, и комната превращалась в спальню. «Родители и дети жили в одном пространстве… Семейной паре негде было уединиться в собственном доме. И когда они только умудрялись делать детей?» — говорит Ким. В таких условиях не было ничего удивительного в том, что даже семейные пары уходили в цурэкоми-ядо, чтобы продолжать романтические отношения. «Существовала и потребность в ванных. Тогда в цурэкоми-ядо были общие ванные, приходилось ждать своей очереди, пока скажут: «Такая-то комната, заходите, пожалуйста!». В те времена во многих домах не было собственных ванн, все ходили в общественные бани. Думаю, для супругов, которые не могли помыться дома, в этом была ещё одна очень привлекательная сторона этих гостиниц», — говорит Ким Иккён.

Строительство «Замков любви»

Время, когда такие гостиницы стали называть на японизированном английском рабу хотэру (love hotel, гостиница любви), совпало с периодом, когда в цурэкоми-ядо прошла волна улучшений. Как выяснила Ким Иккён, это произошло в конце 1960-х и первой половине 1970-х годов. Именно тогда, когда Япония переживала период бурного экономического роста и оправилась от нефтяного кризиса и стала «страной среднего класса». Как раз в это время повзрослели дети, рождённые в послевоенный «бэби-бум».

На время Экспо-70, проходившего в Осаке, пришёлся пик иностранного туризма, и в Японии, ослеплённой сиянием Америки и Европы, отели в японском стиле вышли из моды, казались мрачноватыми. Поэтому цурэкоми-ядо, получавшие огромные прибыли, старались построить побольше красивых гостиниц, обустроенных по-европейски.

Первая гостиница, выстроенная в стиле замка, «Император Мэгуро». (Фотография Ким Иккён)

Первой гостиницей, которая сделана в форме замка, стала «Мэгуро эмпэра» или «Император Мэгуро», построенная в токийском районе Мэгуро. Это здание, выстроенное по воображаемому образцу старинных европейских замков, сразу же породило множество дискуссий.

Ким Иккён отмечает, что здание, построенное для эротических услуг, не могло рекламироваться обычным способом, поэтому его сделали таким, чтобы оно бросалось в глаза. Нужно было, чтобы сразу было видно, это — «гостиница любви». Владельцы других гостиниц, увидев такой успех, настроили своих замков по всей Японии, чем и объясняется этот удивительный японский феномен.

«Император Мэгуро» имел прибыль в 40 миллионов йен в месяц. Именно тогда и начался бум улучшений — сверкающие неоновые рекламы, сначала замки, потом церкви, роскошные корабли, что-то невероятное. Заходишь внутрь, а в комнатах интерьер имитирует джунгли, или английский дом, или средневековый японский дворец, нечто такое, что выходит за рамки обычного представления о гостиницах. В то время постоянно улучшалось оборудование комнат — вибрирующие кровати, автоматические ванны, планетарий, гондолы, качели — всё то, чего не найдёшь в обычной повседневной жизни.

Таковы были «гостиницы любви» в период расцвета, но с наступлением спада в экономике они снова изменились.

Гостиница «Сянти Акасака» в токийском районе Минато-ку, открылась в том же 1973 году, что и «Император Мэгуро». На фоне броского здания вход сделан весьма неприметным.

Литература:
Ким Иккён. Рабу хотэру синка рон (Теория развития гостиниц любви), изд-во Бунгэйсюндзю
Ким Иккён. Сэйай кукан-но бунка-си (История культуры эротического пространства), изд-во Минэрува бунко

Фотография вверху страницы — Карл Соттер

(Оригинал статьи написан 22 марта 2013 г.)

▼Эти статьи также могут вас заинтересовать

«Гостиницы любви» как отражение эпохи (Ким Иккён)
О знаменитых японских лав-отелях (часть 2)

  • [01.10.2013]
Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • «Гостиницы любви» как отражение эпохиИзначально «гостиницы любви» имели весьма сомнительную репутацию, но со временем отношение к ним переменилось. В обыденной речи их стали называть коротким словом рабухо, и посещают их обычные молодые пары. Ким Иккён рассказывает о том, как менялись «гостиницы любви».

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости