Обзоры Исследования по истории Японии
Филипп Зибольд – учёный, знакомивший европейцев с Японией
[01.02.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL |

Немецкий врач и естествоиспытатель Филипп Франц фон Зибольд приехал в Японию в конце периода Эдо (1603-1868). За шесть лет своего пребывания в Японии он собрал огромную коллекцию в несколько десятков тысяч наименований – растения, образцы, карты, произведения прикладного искусства. Он прославился как знаток Японии, систематизировав свои знания в книгах «Япония», «Флора Японии» и «Фауна Японии» и способствуя созданию ряда европейских музеев, посвящённых Японии. По случаю 150-летия со дня его смерти мы поговорим о вкладе этого выдающегося учёного в формирование японистики на Западе.

Многосторонние способности Зибольда

Филипп Зибольд (1796-1866) прибыл в Японию в 1823 году весьма молодым, ему было 27 лет. Он приехал на остров Дэдзима в Нагасаки в качестве врача Голландской Ост-Индской компании и провёл в Японии около шести лет. В своей клинике он создал частную школу «Нарутакидзюку», где обучал многих японцев европейским достижениям, получившим здесь название «голландские науки», а ещё со страстным увлечением изучал японскую флору и фауну. Кроме того, он занимался исследованиями рынка, которые способствовали японско-голландской торговле, и получил особый приказ голландского правительства собирать политическую и военную информацию о Японии. С одной стороны, он был врачом и естествоиспытателем, а с другой – специалистом по рынку.

Родившийся в знатной немецкой семье Филипп Зибольд выбрал для себя медицину. После окончания Вюрцбургского университета он стал практикующим врачом, но потом решил уехать из Германии, переживавшей политическую нестабильность и экономические проблемы, и работать в других странах. Как раз тогда голландское правительство искало новых врачей для созданных компаний внешней торговли, а кроме того, имея монопольное право на торговлю с Японией, планировало собирать информацию о растениях, жизни, культуре, населении и военном состоянии Японии. Это стало хорошим шансом на карьерный взлёт для Зибольда, подданного королевства Бавария, входившего в Германский союз.

Зибольд становится голландцем

Диалекты немецкого языка подразделяются на верхненемецкие и нижненемецкие. Раньше в Голландии использовался нижненемецкий диалект, но там, где рос Зибольд, говорили на верхненемецком, и в нижненемецком он был не слишком силён. При въезде в Японию японский чиновник из-за этого стал его подозревать и спросил о месте его рождения. Тогда находившийся рядом голландский глава торговой миссии проявил смекалку и сказал, что Зибольд из горной Голландии и говорит на диалекте. Так ему удалось пройти проверку.

В 1824 году он добился разрешения представителя сёгуна (бугё) в Нагасаки и получил от японского таможенного чиновника-переводчика землю и дом в местности Нарутаки. Зибольд стал первым иностранцем, открывшим в Японии собственную школу. О нём тут же узнали изучавшие «голландские науки» люди по всей Японии. Благодаря этому в Нагасаки стали съезжаться лекари, стремившиеся получить новейшие знания о западной медицине, и учёные, изучавшие «голландские науки». Они увлечённо слушали его лекции. Школа «Нарутакидзюку» была двухэтажным деревянным домом, в саду при котором Зибольд и его ученики занимались выращиванием лекарственных растений, привезенных из разных регионов Японии.

Кроме того, Зибольд задавал темы своим студентам по разделам науки, которыми они занимались, и они для него писали рефераты на голландском языке. Мима Дзюндзо, возглавлявший школу, обобщил в статье «Теорию родов» (Санрон) и «Крылья теории родов» (Санронъёку), написанные японскими медиками Кагава Гэнъэцу (1700-1777) и его приёмным сыном Гэнтэки (1739-1779). Вместе с учениками Тоцука Сэйкай и Исии Сокэн предоставили Зибольду перевод «Краткого пояснение прижигания моксой» (Кюхо рякусэцу) в четырёх частях. Многие японцы, учившиеся в школе, стали первыми в Японии людьми, изучавшими современную западную медицину и естественные науки.

Школа «Нарутакидзюку» как международный исследовательский центр

С помощью своих учеников, которые приезжали к нему со всей страны, Зибольд проводил различные исследования и собрал обширную информацию о Японии. Таким образом, школа «Нарутакидзюку» стала для него исследовательским центром, куда стекались данные.

Школа «Нарутакидзюку»

Поскольку Зибольд не брал за лечение денег, благодарные пациенты дарили ему произведения искусства и художественные изделия. Голландский король на приобретение предметов искусства в Японии заранее пообещал выплатить 12 000 гульденов (в пересчёте на современные деньги – около 250 млн йен, или 2,2 млн долларов). Таким образом, он был также и личным закупщиком короля.

Сбор информации во время поездки в Эдо

Глава голландского торгового представительства должен был ехать в Эдо, чтобы отвезти подарки для сёгуна и засвидетельствовать свою лояльность. Эта поездка стала для Зибольда неповторимым шансом узнать об Эдо больше. Сёгунат в то время запрещал иностранцам свободно путешествовать по Японии. В 1826 году Зибольд сопровождал главу торговой миссии Стурлера во время поездки в Эдо. Помимо японца-переводчика, в своих личных целях он взял с собой учеников своей школы. Это были Минато Тёан, Такано Тёэй и Ниномия Кэйсаку. Кроме того, для зарисовок пейзажей и обычаев с ним отправился художник Кавахара Кэйга.

Для проживания голландских делегаций в Эдо использовалась гостиница «Нагасакия» в квартале Хонгоку на Нихомбаси. Здесь Зибольд встречался со многими людьми, но особенно важным оказалось знакомство с Могами Токунаем, который был хорошо знаком с положением в стране. В подчинении Могами был Мамия Риндзо, служивший правительству в должности исследователя северных земель. Зибольд спросил, может ли он получить сделанные им карты Эдзо (Хоккайдо) и Карафуто (Сахалина) – он хотел уточнить, является ли Сахалин островом. Передавать карты Японии иностранным гражданам запрещало правительство, и Могами шёпотом ответил, что карты не отдаст, но может на время одолжить с условием, что тот никому не расскажет об этом.

В этот дом приходило множество людей, искавших встречи с Зибольдом. Неоднократно в «Нагасакия» приходил сёгунский библиотекарь Такахаси Саэмон Кагэясу, которому было тогда 42 года. На карте Японии, которую создал Ино Тадатака, было несколько неясных мест на северном берегу, и он хотел уточнить их по «Путешествию вокруг света» Крузенштерна, которое было у Зибольда. Такахаси предложил копию карты Японии в обмен на эту книгу. Это была масштабная карта, где берега Японии были показаны на севере до Сахалина и Курильских островов.

Дочь Зибольда Инэ – первая женщина-врач в Японии

Настоящее имя Сонооги было Таки. Её предки происходили из местности Номо на дальней оконечности полуострова, глубоко выдающегося в море к юго-западу от Нагасаки, а несколько поколений жило уже в Додза в Нагасаки. Она стала четвёртой дочерью, и когда она родилась, отцу был 31 год, а матери – 25.

Её отец Сахээ вёл большую торговлю пищевым продуктом конняку в Додза, и у него служило много помощников, но через несколько лет он из-за ошибок наделал долгов, торговля пошла всё хуже, и ему пришлось продать дом. Перепробовавший всё Сахээ в конце концов отдал старшую дочь Цунэ в куртизанки.

Ёсимура Акира в своей книге «Дочь фон Зибольда» пишет, что Цунэ была красавицей, но Таки была ещё красивее. С детских лет она прославилась в тех местах красотой, и самый престижный бордель квартала развлечений Маруяма в Нагасаки «Хикитая» настойчиво зазывал её на работу. Вслед за Цунэ куртизанкой стала и Таки, которая работала в «Хикитая». В свои пятнадцать лет она выбрала себе псевдоним Сонооги.

Зибольд очень интересовался куртизанками и вскоре близко познакомился с ней. Первый ребёнок у неё родился в девятнадцать лет, в 1825 году, и она назвала девочку именем Инэ. Впоследствии Инэ стала первой женщиной-врачом в Японии.

Тайна «инцидента Зибольда»

«Инцидент Зибольда» произошёл в 1828 году. Голландское торговое судно, направлявшееся в Индонезию, попало в шторм и село на мель. Среди вещей Зибольда, направлявшегося на родину, были обнаружены карты Японии, зарисовки замка Эдо, масштабная карта Сахалина и другие вещи, запрещённые к вывозу из Японии. Всё это Зибольд получил различными способами во время своей поездки в Эдо. Главной проблемой стало наличие подробной карты Сахалина, полученной от Такахаси.

Подозрения пали и на Такахаси. Он знал, что передача Зибольду копии карты Японии являлось крупным государственным преступлением, но считал, что сделал это на благо своей страны. Так Такахаси стал подозреваемым по делу о нарушении государственного запрета.

Такахаси, ответственного за хранение запрещённых к вывозу карт, взяли под стражу, и он признался, что передал запрещённые материалы Зибольду. Сам Зибольд отрицал подозрения в шпионской деятельности, утверждая, что это было частью его естественнонаучных изысканий. Такахаси оставили в тюрьме, а Зибольда депортировали.

Зибольд и Перри

Зибольд вернулся в Голландию в 1830 году и поселился в Лейдене. На основании массы материалов, которые он привёз, в 1832 году он пишет книгу «Ниппон» («Япония») и систематизирует данные о японских растениях. В своей «Флоре Японии» он отмечает, что полюбившимся ему гортензиям, росшим возле «Наритакидзюку», он присвоил научное название otaksa от О-Таки-сан, в честь своей жены. В «Фауне Японии» он впервые описал гигантскую саламандру, которая в Европе считалась вымершим ископаемым животным. Эти три книги – самые известные сочинения Зибольда.

Экспонат выставки «Зибольд, показавший миру природу Японии» – цветы и листья гортензии, названной Зибольдом otaksa в честь жены Таки (фотография предоставлена Музеем Токийского университета)

Зибольд отправил в Голландию двух живых гигантских саламандр, одна из которых благополучно перенесла путешествие и ещё 50 лет жила в Голландии (фотография предоставлена Национальным музеем природы и науки)

Американский коммодор Перри, возглавивший Восточно-Индийскую эскадру США, прибыл в бухту Урага в 1853 году с предложением дружбы от президента Филлмора. Для Перри данные Зибольда о Японии были весьма важны, но в отношении Голландии, страны, которая стояла за ним, он испытывал сильные опасения, и потому полностью отказался от помощи голландцев и решил добиваться открытия Японии, опираясь только на силы собственной страны.

Один из организаторов выставки «Возвращение – Музеи Японии Зибольда», посвящённой 150-летию со дня его смерти, директор Музея Эдо-Токио Кобаяси Дзюнъити, говорит, что Перри знал о Зибольде, но не пользовался его способами ведения дел и добивался открытия страны только военной силой. В результате сёгунату пришлось уступить, и период изоляции закончился. Зибольд же, хоть и стремился к тем же целям в отношении Японии, старался открывать страну через развитие международной торговли.

На специальной выставке «Возвращение – Музеи Японии Зибольда» воспроизведены «Музеи Японии», открывавшиеся в Европе в XIX веке

Хотя Зибольд и не добился открытия Японии, что удалось Перри, но в научном смысле его исторический вклад в формирование западной японистики намного обширнее. В конечном итоге Япония была представлена на Всемирной выставке в Париже в 1900 году, после этого на Западе сложился японизм и вырос интерес к Японии, а всему этому предшествовало то, что Зибольд создал «Музеи Японии», которые показали эту страну множеству людей, и внёс неоценимый вклад, способствуя развитию западных наук в Японии и исследованиям Японии на Западе.

Сбор материала и текст: Нагасава Такааки
Иллюстрации: Ицука Цуёси

(Статья на японском языке опубликована 30 ноября 2016 г.)

Специальная выставка «Возвращение – Музеи Японии Зибольда»
Нагасаки:

Время работы: с 18 февраля 2017 г. до 2 апреля 2017 г.
Место проведения: Музей истории и культуры Нагасаки
Адрес: 850-0007 Nagasaki-ken Nagasaki-shi Tateyama 1-1-1

Осака:

Время работы: с 10 августа 2017 г. до 10 октября 2017 г.
Место проведения: Национальный музей этнологии
Адрес: 565-8511 Osaka-fu Suita Senri-banpaku koen 10-1

  • [01.02.2017]
Статьи по теме

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости