В деталях Американско-северокорейский диалог: каковы перспективы для Восточной Азии?
Половинчатое совместное заявление США и Северной Кореи оставляет место для дальнейшего участия России

Коидзуми Ю [Об авторе]

[19.07.2018] Читать на другом языке : 日本語 |

Как относится к итогам американо-северокорейского саммита и развитию ситуации Россия? Как отмечает автор, для России наиболее желанной стала бы ситуация, в которой проблема денуклеаризации Северной Кореи не была бы решена окончательно, но продолжала тлеть. Это объясняется тем, что наличие данной проблемы повышает возможности России демонстрировать собственное присутствие.

Общераспространённую оценку состоявшегося 12 июня 2018 года американо-северокорейского саммита вряд ли можно назвать чересчур высокой. В совместном заявлении, с которым лидеры выступили по окончании этой встречи, не упоминается полная, проверяемая и необратимая денуклеаризация, а также ликвидация либо какие бы то ни было ограничения в отношении баллистических ракет, оставляя неопределённость по поводу того, каким образом будет решаться проблема ядерного и ракетного развития Северной Кореи.

Однако с точки зрения России всё выглядит иначе. Можно сказать, что для России недостаточная результативность нынешнего саммита США и Северной Кореи является желанным исходом. Ниже я попытаюсь привести обоснования и обстоятельства в пользу данной позиции.

Китай, Россия и Северная Корея: неравносторонний треугольник

Прежде всего, российское влияние на Северную Корею не столь велико, как может представляться рядовому наблюдателю.

Конечно, северокорейское государство как таковое обязано своим появлением Советскому Союзу. Однако, и в этом состоит решительное отличие от социалистических стран Восточной Европы, прозванных «санитарным кордоном», у Северной Кореи был мощный покровитель – ещё одна социалистическая держава, имя которой – Китай. Во время Холодной войны между Китаем и Советским Союзом имело место противостояние, благодаря которому Северная Корея, в зависимости от текущей ситуации, изменяла дистанцию между собой и той или иной из двух этих держав, что позволяло ей не попадать в полную зависимость и подчинение какой-либо одной из них. В этом смысле можно утверждать, что сила влияния Советского Союза (России) на Северную Корею с самого начала носила ограниченный характер.

Завершение Холодной войны в Европе привело к определённому смягчению напряженности и в Азии. Драматическое ослабление Советского Союза (России) породило тонкие изменения в отношениях азиатских стран. С одной стороны, Советский Союз, где возлагали надежды на экономическое сотрудничество с Южной Кореей, в рамках «нового мышления» в 1990 году нормализовал дипломатические отношения с Сеулом. С другой стороны, произошло масштабное сокращение объёмов экономической и военной помощи, которую Советский Союз оказывал Северной Корее если и не бесплатно, то по стабильным и низким ценам, а в конце 1991 года с распадом СССР эта помощь практически прекратилась. В 1996 году утрачивал силу Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Северной Кореей, и Россия не стала его возобновлять. Таким образом, Россия с Северной Кореей перестали быть союзниками как формально, так и фактически.

Однако сближение с Южной Кореей не принесло таких существенных плодов, как предполагалось, и по иронии судьбы итогом стала лишь утрата связей с Севером. И тогда, во второй половине 1990-х годов, произошло новое сближение с Пхеньяном, и уже при президентстве Владимира Путина в 2000 году был заключен Российско-северокорейский договор о дружбе и добрососедстве. Впрочем, этот договор, в отличие от советско-северокорейского Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, не предусматривал взаимных обязательств в области обороны, поэтому фактически он не изменил ситуацию, в которой Россия и Северная Корея не являются союзниками. К тому же, правительство Путина не стало возобновлять и оказание стратегической поддержки Северной Корее, предложив Пхеньяну энергоносители и оружие лишь в тех пределах, которые Северная Корея была в состоянии оплачивать.

Между тем Китай и в этот период продолжал служить щитом для Северной Кореи. Если в период Холодной войны Советский Союз и Китай формировали в отношениях с Северной Кореей треугольник с двумя равноудалёнными вершинами, то после Холодной войны отношения с Россией ослабли, а относительное влияние Китая соответственно усилилось. Не будет ошибкой считать, что такие отношения, формирующие неравносторонний треугольник, в принципе сохраняются и в настоящее время.

Отношения России с Северной Кореей: если и не отчуждённые, то прохладные

Главной причиной того, что после Холодной войны Россия стала значительно менее привержена отношениям с Северной Кореей, послужило то, что в России не усматривали в этих отношениях каких-либо выгод или преимуществ. Для России, которая способна обеспечивать себя практически всем, за исключением продукции высоких технологий, Северная Корея не была жизненно важным партнёром, а ввиду слабости северокорейской экономики она ещё и не представляла из себя привлекательного рынка.

К тому же, с завершением Холодной войны снизилась необходимость поддерживать присутствие на Корейском полуострове для противостояния Соединенным Штатам Америки и Китаю. Несмотря на то, что и в России признавали значение Северной Кореи в качестве «буферной зоны» между Южной Кореей, которая является союзницей США, протяжённость российско-северокорейской границы не превышает 39.4 км, между тем как расстояние от неё до российской столицы составляет порядка 6.300 км. Между тем для Китая, с которым протяжённость общей границы составляет целых 1.400 км, а кратчайшее расстояние от неё до Пекина – 650 км, эта «буферная зона» имеет совершенно иную, исключительную важность. В довершение, Россия не рассматривала Северную Корею в качестве своей «зоны влияния», да и в состав бывшего Советского Союза эта страна не входила.

Более того, по окончании Холодной войны существование Северной Кореи в определённой степени стали считать в России своего рода помехой. В военном аспекте у России не могло не вызывать тревоги то, что ядерные и ракетные планы Северной Кореи в конечном счёте приведут лишь к тому, что станут оправданием для военного присутствия в Восточной Азии Соединенных Штатов и реализации планов противоракетной обороны. В особенности сильное неудобство для России, которая после распада Советского Союза оказалась в более сильной зависимости от своего потенциала ядерного сдерживания, доставляло продвижение противоракетной обороны. Кроме того, опасения России вызывало и то, что ядерные разработки Северной Кореи неминуемо приведут к распространению ядерного оружия.

В этой обстановке в 2006 году, когда Северная Корея провела своё первое ядерное испытание, Россия в соответствии с резолюцией Организации Объединенных Наций ввела эмбарго на поставки оружия в эту страну, тем самым ещё более уменьшив для Пхеньяна свою значимость в качестве военной опоры, и без того сильно снизившуюся после окончания Холодной войны.

Что касается экономики, существует мнение, согласно которому продолжение существования уникального северокорейского режима служит препятствием для развития российского Дальнего Востока. Среди российских специалистов по экономике многие возлагают надежды на то, что в случае устранения помехи в лице Северной Кореи российские газопроводы и железнодорожную магистраль можно было бы продлить до Южной Кореи, а развитие экономической зоны Туманган послужило бы стимулом для всего Дальнего Востока. Однако вместе с тем прочно укоренилось и скептическое отношение – мнение о том, что такого рода ожидания по большой мере основаны лишь на оптимизме заинтересованных кругов с российской стороны.

  • [19.07.2018]

Специальный исследователь в общественной организации «НИИ инженерии будущего». Специализация: российская политика в области вооруженных сил и обеспечения безопасности, космическая политика. Родился в 1982 году в префектуре Тиба. Окончил магистратуру Отделения политических исследований Университета Васэда. Работал аналитиком заведующего международной информацией Министерства иностранных дел, приглашённым исследователем НИИ мировой экономики и международных связей Российской академии наук. В нынешней должности с 2011 года. В числе публикаций «Военная держава Россия» («Сакухинся», 2016) и др.

Статьи по теме

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости