Убийство подростка из Кавасаки как свидетельство провала социальной политики и политики интеграции иммигрантов в Японии

Сугияма Хару [Об авторе]

[03.08.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Жестокое убийство семиклассника из Кавасаки потрясло Японию. Чем больше становится известно об окружении погибшего мальчика и убивших его подростков, тем отчетливей видны болевые точки современного общества. Неполные семьи, бедность, недостаточная интеграция иммигрантов – серьезные социальные проблемы сегодняшней Японии, которые пока не имеют решения. 

Молодежь не в состоянии участвовать в жизни общества

20 февраля 2015 года, незадолго до рассвета, на берегу реки Тамагава в городе Кавасаки (префектура Канагава) был убит ученик седьмого класса, тринадцатилетний Уэмура Рёта. Убийцы заставили мальчика раздеться догола и сидеть в ледяной воде, нанесли несколько ударов по лицу канцелярским ножом, потом попытались перерезать ему горло, оставив на шее глубокую рану, от которой в конце концов наступила смерть. Рядом с местом убийства на земле были обнаружены ремни и шнуры, а на коленях у погибшего – синяки и кровоподтёки. Полиция предполагает, что в какой-то момент убийцы связали мальчику запястья и поставили его на колени, продолжая издеваться над ним. 

По делу об убийстве Уэмуры Рёты были задержаны трое молодых людей. Обвинение в совершении убийства предъявлено бросившему школу безработному подростку А. восемнадцати лет, проживающему с родителями (отцом-японцем и матерью-филиппинкой) и младшими детьми. Двое других задержанных – семнадцатилетние подростки Б. (бывший одноклассник главного обвиняемого) и В. (учащийся другой школы) – обвиняются в нанесении тяжких телесных повреждений, приведших к смерти. Как и главный обвиняемый, подросток В. – сын филиппинской женщины (матери-одиночки, которая растит его без помощи отца-японца).

Погибший Рёта Уэмура был вторым ребенком из пяти детей. С девяти лет он тоже рос в неполной семье. Когда Рёте было пять, его отец устроился на работу рыбаком и перевез семью в городок Нисиносима, расположенный на островах Оки в префектуре Симанэ. Когда родители развелись, Рёта учился в третьем классе начальной школы. Спустя два года мать с детьми переехала в Кавасаки. Начав учиться в новой школе, Рёта записался в баскетбольную секцию, но после летних каникул перестал появляться на занятиях секции и начал активно общаться с группой старших подростков. Это было два года назад, в 2013 году. В декабре прошлого года он присоединился к группе, заводилой в которой был подросток А., и через месяц после этого перестал ходить в школу. На снимке того периода Рёта сфотографирован с синяком под глазом – результатом побоев со стороны А.

Услышав в первый раз об убийстве мальчика и о том, что виновным в убийстве считают подростка с филиппинскими корнями, я сразу почувствовала, что мои худшие опасения начинают сбываться.

В период с 2004 по 2008 год я подготовила несколько репортажей о детях родителей-иностранцев. Я считаю, что преступность среди детей из смешанных семей – это следствие неспособности общества принять этих подростков такими, какие они есть. В последние годы все большее беспокойство вызывает положение детей, матери которых иммигрировали с Филиппин. Из-за плохого владения языком у них возникают проблемы с учебой, пребывание в школе становится для них невыносимым. Дома они сталкиваются с жестоким насилием, зачастую граничащим с откровенными издевательствами – отсюда конфликты с родителями. Я все это видела своими глазами. Но самое печальное, что те, кто призван помогать этим детям и поддерживать их, не в состоянии осознать всю сложность ситуации, понять ту реальность, в которой живут их подопечные. Помощи либо нет, либо она так ничтожна, что о полноценном участии этих детей в жизни общества нет и речи.

Кроме этого в современной Японии существует еще одна серьезная проблема – проблема бедности в неполных семьях. Ребенок, которого растит малообеспеченная одинокая женщина, как правило, не обладает никакими социальными ресурсами, и это тоже очень затрудняет ему жизнь. 

Мне кажется, что в такой наиболее уродливой форме – в форме жестокого убийства подростка, одного из самых слабых и незащищённых членов нашего общества – отчетливо проявилась полная несостоятельность социальной политики в современной Японии.

«Новые иммигранты» – филиппинские женщины в Кавасаки

Каково это – быть матерью-одиночкой? После бессонной ночи, проведенной за молитвой над телом погибшего сына, мать мальчика сделала через своего адвоката следующее заявление: «Я рано уходила на работу, еще до того, как сын шел в школу, а возвращалась всегда очень поздно. И я плохо представляла себе, что он делает, чем занимается». Ее слова нашли понимание и отклик у многих матерей-одиночек и сочувствующих им людей.

Доля бедных среди неполных семей в Японии составляет 54,6%, из них 85% – это семьи, где дети живут с матерью. 80% одиноких матерей иногда работают на нескольких работах, чтобы прокормить семью. Времени на общение с детьми не остается, что очень осложняет процесс воспитания. И все это – на фоне резкого увеличения числа неполных семей и вытеснения женщин на рынок неполной и временной трудовой занятости (из-за неартикулируемого, но превалирующего в рамках нынешней политики занятости подхода, рассматривающего мужчину как основного кормильца семьи, а работу женщины лишь как источник дополнительного дохода).

Между прочим, то, что убийство мальчика произошло именно на юго-востоке города Кавасаки – тоже не случайность. В этот промышленный район еще с довоенных времен стекались люди самого разного происхождения и социального статуса.

В мае 2015 года в малобюджетных хостелах на юго-западе Кавасаки произошел пожар, погибли десять пожилых постояльцев. В прошлом все они были рабочими – теми, кто в 60-е и 70-е годы прошлого столетия своим тяжелым трудом сделал возможным «японское экономическое чудо», а в наши дни состарились и доживали свой век в трущобах-доя, получая небольшое социальное пособие. Как раз неподалеку от этих хостелов и проводили ночные часы подросток А., Рёта и вся их компания. Надо сказать, что 5% населения этого района Кавасаки составляют иностранные граждане, как «старожилы» (рабочие из обеих Корей и других довоенных японских колоний, их дети и внуки), так и «новые иммигранты» – те, кто приехал на заработки после 1980 года.

В католической церкви в Кайдзуке, куда ходят верующие жители юго-восточного района Кавасаки, каждое воскресенье проводится месса на английском языке. На молитву собираются от 200 до 300 иностранных граждан, 80% из которых – женщины с Филиппин. Большинство этих женщин приехало в Японию в конце 1980-х или в начале 1990-х по так называемым визам «артистов эстрады», затем вышли замуж за японцев, сменив «эстрадную» визу на «супружескую». Таких, как они, называют иногда «поселенками». У двоих из троих подростков, арестованных по делу об убийстве Уэмуры Рёты, матери попали в Японию по вышеописанному сценарию.

Это убийство стало сильнейшим потрясением для филиппинских матерей в Кавасаки. Я поговорила с одной из них, сорокапятилетней Марией (имя изменено) – матерью-одиночкой, которая живет в Кавасаки и растит десятилетнего сына.

«Я была в шоке. Как мать-одиночка я получаю социальное пособие, но все эти годы я старалась работать как можно больше, чтобы обходиться без этих денег и не зависеть от государства. После этого случая я, наоборот, стараюсь работать меньше, – рассказывает Мария. – Теперь я каждый день ужинаю вместе с сыном, говорю с ним, проверяю уроки. Старшего я упустила, так хочу хотя бы младшего воспитать, как следует». Трудности, с которыми сталкивается Мария – нестабильный и низкий доход, многочасовой рабочий день – знакомы многим матерям-одиночкам в Японии, независимо от национальности.

  • [03.08.2015]

Родилась в Токио в 1958 году. После окончания Университета Васэда работала внештатным автором, писала статьи для журналов. В настоящее время – независимый журналист-расследователь. Автор книги «НИГЛЕКТ: Нехватка родительского внимания или Почему умерла малышка Мана?» (Нэгурэкуто – икудзи хоки, Мана-тян ва надзэ синда ка, Сёгакукан 2007), получившей премию Сёгакукан в области литературы нон-фикшн, а также книг «Миграционный круг замкнулся – возвращение этнических японцев из Латинской Америки» (Имин канрю – Намбэй кара каэттекуру Никкэйдзин-тати, Синтёся 2008), «Жестокость и истязания в Осаке, репортаж – дело о заморенных голодом детях» (Рупо гякутай Осака нидзи окидзариси дзикэн, Тикума Сёбо 2013) и др.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости