Куда движется альянс Японии и США: саммит прошёл, недоверие и отчуждённость остаются

Накаяма Тосихиро [Об авторе]

[19.05.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | ESPAÑOL | العربية |

Изменится ли альянс Японии и США при администрации под руководством Дональда Трампа, выступающей с лозунгом «Америка прежде всего»? Несмотря на то, что последняя по времени встреча лидеров двух стран позволила в какой-то мере развеять беспокойство по поводу внешней политики и обеспечения безопасности, перестал просматриваться отчётливый образ будущего международного порядка и правил, поддерживавшихся до сих пор силами двустороннего альянса.

«Недоверие к США» и чувство отчуждённости

Со времени начала работы администрации под руководством Дональда Трампа прошло уже около двух с половиной месяцев. Самым большим событием для Японии за это время, наверное, стал саммит Японии и США во время визита премьер-министра Японии в Соединённые Штаты. Проведя время в тесном общении с президентом США в Вашингтоне и в штате Флорида, премьер-министр Японии устранил практически все устранимые поводы для беспокойства в отношениях Японии и Соединённых Штатов, в частности, в области внешней политики и вопросов обеспечения безопасности.

Вероятно, можно утверждать, что Япония испытывает больше беспокойства в отношении администрации Трампа, чем любая другая страна. Наверное, это вполне естественно, принимая во внимание заявления, сделанные Трампом о Японии в ходе выборов, а также степень зависимости Японии от США. Ведь возникла вероятность сильного сотрясения двустороннего альянса с Соединёнными Штатами, который, как нет необходимости подробно объяснять, служит основой и стержнем японской политики обеспечения национальной безопасности.

Какие альтернативы имеются у Японии на тот случай, если пошатнётся её альянс с США? Выступая с лекциями по всей Японии, я без конца слышу голоса сомневающихся, действительно ли Японии можно и дальше полагаться на Соединённые Штаты. В связи с недоверием к Дональду Трампу представители как правого, так и левого крыла высказывают мнения об «обороне собственными силами». Безусловно, нюансы, которые вкладывают в понятие «обороны собственными силами» сторонники правых и левых взглядов, сильно разнятся. Но их объединяет недоверие к Соединённым Штатам.

Но если перейти от громких лозунгов к реальным возможностям выбора, у Японии нет никого, кроме США. Несомненно, это понимание порождает своего рода ощущение отчуждённости. Ведь это лишний раз даёт понять, что Япония является государством, у которого нет выбора на экзистенциальном уровне.

«Альянс мечты», укрепившийся при администрации Обамы

Доверие к двустороннему альянсу Японии и США пошатнулось не впервые. Пожалуй, скрытое беспокойство существовало всегда. В первой половине 1990-х годов, когда закончилась Холодная война, с исчезновением Советского Союза, являвшего собой образ врага, какое-то время высказывались сомнения в самом смысле существования альянса.

Однако со второй половины 1990-х этот альянс начал обретать новый смысл. Его целью становится не просто противостояние скрытым потенциальным угрозам, но создание Японией и Соединенными Штатами Америки как партнёрами, разделяющими общие передовые ценности, порядка и правил в Восточной Азии.

С объективной точки зрения альянс Японии и США – это отношения, в которых Япония более зависима от Соединённых Штатов. По этой причине с японской стороны всегда существовало своего рода подспудное ощущение дискомфорта от этого дисбаланса. Но если альянсу даётся определение «механизма поддержания порядка и правил партнёрами, разделяющими общие ценности», это порождает осознание того, что его конкретное функционирование обеспечивается странами, равными по духу, пусть Япония и сильно разнится с США по своим возможностям.

В этом смысле выражения «альянс общих ценностей» и «альянс мечты», которые японская сторона использовала в последние годы, давая определение отношениям двух стран, не были простой риторикой. Они служили важным политическим источником, задающим «смысл» поддержания этого союза. Альянс Японии и США, поддерживаемый высказываниями такого рода, в период правления Абэ и Обамы по заявлениям, звучавшим как в Японии, так и в США, находился в «лучшем, чем когда-либо состоянии» («the alliance has never been better»).

Многие оценивают результаты внешнеполитической стратегии президента Обамы очень строго. Тем не менее, значительным её результатом можно назвать углубившийся альянс Японии и США, который удалось вывести на стабильную траекторию.

Рисуя себе картину будущего двусторонних отношений с США, Япония, как и многие другие страны, исходила в своих ожиданиях из победы на президентских выборах бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон. И сейчас этого никак не скрыть. Клинтон действительно была для Японии «наилучшим выбором».

Японии представлялось, что президент естественным образом унаследует политику администрации Обамы по смещению баланса сил в направлении Азии. К тому же, в отличие от президента Обамы, выделявшегося своим интеллектуализмом, можно было предполагать, что во внешней политике США будут более склонны к традиционно характерной для них «силовой дипломатии». С другой стороны, можно было предполагать, что, в отличие от склонности к односторонним действиям администрации Джорджа Буша, новая администрация будет уделять больше внимания работе в многонациональном формате. Иначе говоря, просматривалась даже возможность дальнейшего углубления отношений Японии и США, столь упрочившихся в период пребывания у власти Абэ и Обамы.

Одностороннее преследование национальных интересов

Однако Америка сделала неожиданный выбор президента. Дональд Трамп продемонстрировал редкостное отсутствие понимания в вопросах дипломатии и обеспечения безопасности. Уже в ходе предвыборной кампании он словно сознательно пытался дистанцироваться от истеблишмента в этих сферах.

Между тем мировоззрение Трампа «Америка прежде всего» вполне последовательно. Его составляющими являются склонность к протекционизму, изоляционизму и ксенофобии, со всей очевидностью сформировавшаяся ещё до выдвижения в качестве кандидата на пост президента. Если кому-то кажется слишком сильным слово «ксенофобия», его можно заменить на «склонность не стесняясь выражать “ощущение дискомфорта по отношению к инородцам”». Слово «склонность» в отношении всех трёх упомянутых «измов» означает, что качества эти не столь хорошо осознаны, чтобы прямо употребить такие сильные термины.

Достаточно чётко формулировав свой постулат «Америка прежде всего» в ходе выборов, Трамп столь же откровенно заявлял о нём и после начала работы его администрации. Его посыл состоял в том, чтобы работе над такими задачами высокого уровня абстрактности, как поддержание международных норм и порядка, администрация предпочитала реагирование на непосредственные угрозы США, а также стремление к осязаемым выгодам —инаугурационная речь, произнесённая 20 января, неприкрыто демонстрирует это отношение всему миру.

Бесспорно, Соединённые Штаты и прежде преследовали собственную выгоду, что вполне естественно. Но до сих пор государственные интересы США преследовались в форме поддержания силами этой страны общемирового порядка и правил, а в региональном контексте – в форме реализации этой задачи вместе с союзниками по альянсам. Государственные интересы США выступали в качестве элемента этого порядка и правил.

Конечно, имели место и двойные стандарты, но порядок и правила, которые США поддерживали вместе со своими союзниками, формировали основу либерального международного порядка (принципа свободного и открытого международного взаимодействия), и это было во благо многим странам.

Эрозия ценностей, скреплявших альянс

Япония – одна из стран, извлёкших из этого наибольшую пользу. На протяжении длительного времени Япония не обладает собственной «жёсткой силой» для формирования международной обстановки к собственной выгоде. Более того, своей национальной политикой она отказывается от таких средств. Поэтому в её стремлении сделать по возможности более предсказуемой изменчивую и неопределённую международную обстановку наиболее важным представлялась стабильность порядка и правил, сдерживающих и направляющих поведение отдельных стран.

В этом смысле японско-американский альянс, постоянно являясь для Японии «единственным выбором», вместе с тем постоянно был и «наилучшим выбором», даже при наличии сомнений в его надёжности. Поскольку японцы буквально чувствовали это своим существом, со времён движения против заключения Договора о гарантии безопасности в самой Японии практически не формировалось полноценных антиамериканских течений.

Однако заявления про Японию, сделанные Трампом в ходе выборов, а также позиция «Америка прежде всего», последовательно реализуемая и после вступления на пост президента, продемонстрировали нам «глубокую пропасть», которая заставляет задумываться о том, что, вероятно, становится невозможным и далее считать японско-американский альянс краеугольным камнем политики Японии в области обеспечения национальной безопасности. Потеряло силу и утверждение о том, что мы поддерживаем альянс, который является «механизмом взаимодействия двух стран, разделяющих передовые ценности».

«Сухой реализм» визита Абэ в США

Хотя можно утверждать, что это беспокойство оставило отчётливый отпечаток в сознании японцев, вместе с тем следует отметить характерную особенность, которая состоит в том, что признаков усиления антиамериканских настроений в стране пока не наблюдается. Это являет собой явный контраст в сравнении с ситуацией в Европе. Недоверие к администрации Трампа в европейских странах не идёт ни в какое сравнение с японским.

Следует ли отнести это на счёт реализма японцев, или их гибкости, или их «покорности США» – мнения на этот счёт, вероятно, широко расходятся в зависимости от политических позиций. Однако то, кого Америка выбирает в президенты, является делом самих американцев, и благоприятные отношения необходимо выстраивать вне зависимости от того, нравится этот президент или нет. Не стоит отказываться от сухой логики реализма. Понимая это, премьер-министр Абэ Синдзо отправился сначала в Белый дом, а затем и в Мар-а-Лаго (резиденция Трампа в штате Флорида), чтобы попытаться привлечь Трампа на свою сторону.

Несмотря на весь шум, долетающий из-за Тихого океана, пока что нельзя утверждать, что политика администрации Трампа в отношении Японии просматривается ясно и определённо. Точно так же было бы слишком преждевременно утверждать, что предпринятую в марте атаку на объект Вооружённых сил Сирии можно рассматривать как полный отказ от логики в духе «Америка прежде всего». Прежде всего, не стоит чрезмерно реагировать, очень важно продолжать спокойно и внимательно наблюдать за фактическими действиями администрации Трампа.

Фотография к заголовку: Премьер-министр Абэ Синдзо отвечает на приветствие Дональда Трампа (слева) перед совместной пресс-конференцией в Белом доме, 10 февраля 2017 г. (фотография Reuters / Aflo)

(Статья на японском языке написана 10 апреля 2017 г.)

  • [19.05.2017]

Профессор факультета общей политики Университета Кэйо, приглашённый исследователь Института международных проблем Японии. Специалист по американской политике и дипломатии, по международной политике. Родился в Токио в 1967 г. Закончил аспирантуру Института политических и экономических исследований Университета Аояма Гакуин, получил степень Ph. D. по международной политике. Работал доцентом Колледжа Цуда, профессором в Университете Аояма Гакуин, на нынешней должности с апреля 2014 г. Автор книги «Американское вмешательство: мировоззрение идейного государства» (Кайню суру амэрика: ринэн кокка-но сэкайкан, изд-во «Кэйсосёбо», 2013) и других.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости