«Сошествие с небес»: вторичное трудоустройство чиновников из Министерства образования в свете проблемы амакудари

Ёкота Юмико [Об авторе]

[13.07.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL |

Выявление систематической практики посредничества в целях устройства на работу своих бывших сотрудников со стороны Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий вызвало новую волну критики в отношении практики, именуемой амакудари – трудоустройства бывших высокопоставленных бюрократов. Каким образом следует осуществлять вторичное трудоустройство отслуживших чиновников в обстановке, когда возрастает число работников, трудящихся на одном и том же месте до 65 лет?

С тех пор как в начале нынешнего года вышла на свет проблема организованного посредничества Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий при вторичном трудоустройстве своих чиновников, в газетных заголовках вновь изо дня в день замелькало на некоторое время исчезнувшее слово амакудари. Должно быть, не только у меня одной возникло при этом ощущение, словно время вернулось на четверть века назад.

Череда злоупотреблений 1990-х, породившая «бичевание бюрократов»

До определённого времени бюрократия считалась в Японии «суперэлитой». Но даже среди этой элиты стать карьерным бюрократом сверхвлиятельного Министерства финансов, войти в клан лучших, было равнозначно заключению «контракта о будущем» до гробовой доски.

Серьёзный ущерб этому социальному статусу нанёс ряд неприятных историй с высокопоставленными чиновниками в 1990-х годах. Больше всего общество потряс скандал о коррупции 1998 года вокруг бесплатных услуг, которыми пользовались в Министерстве финансов. В результате наказание понесли 112 человек. Скандал нанёс значительный удар по престижу чиновников минфина. В результате в 2001 году в ходе реорганизации министерств и ведомств Министерству финансов пришлось даже сменить историческое название и вывеску. Образ безупречных чиновников с незапятнанной репутацией, сыгравших ведущую роль в послевоенный период высоких темпов экономического роста, тускнел день ото дня, а регулярные сообщения СМИ о многочисленных привилегиях, которыми пользовались высокопоставленные бюрократы, вызывали оторопь и гнев населения. В итоге бюрократам устроили самую настоящую порку. В какой-то момент сформировалось восприятие: «бюрократия – зло». Примерно тогда же заговорили и о проблеме амакудари (буквально – «сошедшие с небес») – вторичного трудоустройства ведомственных чиновников в организации и предприятия, имеющие глубокие связи с этими министерствами и ведомствами.

«Политика в Японии по сути сводится к “политике бюрократии”, когда чиновники за кулисами управляют политическими фигурами. Чтобы изменить сложившееся положение, нет иного выбора, кроме как сломать бюрократический аппарат». Критика такого рода в отношении высокопоставленных чиновников начала звучать в начале 2000-х годов. Тогда же произошёл исход молодёжи и чиновников среднего звена из министерств и ведомств столичного района Касумигасэки в частный сектор.

В те дни один из 30-летних бюрократов, который сам склонялся к продолжению карьеры чиновника, объяснил психологические мотивы покидающих министерство коллег следующим образом:

«С деньгами большая проблема. Со временем, если вырастешь до начальника департамента, будешь получать достойную зарплату, но в молодые годы заработок мизерный, а казённое жильё, хоть и дешёвое, но ужасно старое. Если раньше и просматривались преимущества для молодых, так это солидные представительские. А в секретариате пачками лежали фотографии кандидатур для выгодного брака – дочери важных фигур финансового мира и так далее. Даже не располагая собственными средствами, можно безбедно прожить и на маленькую зарплату, если жена из состоятельного семейства. Но дальнейшее сокращение зарплат и понижение статуса бюрократии в обществе обесценили статус госслужащего как выгодного жениха. Когда в таких обстоятельствах убирают ещё и “морковку” – перспективу стать амакудари – естественно, происходит утечка кадров. Когда сравниваешь свой годовой доход с бывшим коллегой, перешедшим на работу в иностранный банк, чувствуешь себя глупо. Разумеется, хочется поскорее сменить работу».

Ужесточение ограничений для «сходящих с небес» и «перелётных чиновников»

Обычной практикой в министерствах и ведомствах является приём на работу всего лишь порядка 20 карьерных чиновников в год, и в каждом ведомстве разворачивается ожесточённая борьба за повышения, конечная цель которой – пробиться на уровень первого заместителя руководителя. Уцелевшим в борьбе за выживание уготована лишь дальнейшая борьба в непрерывном карьерном состязании.

Настоящая награда ждала победителей карьерной гонки после отставки. К примеру, в Министерстве финансов самым лучшим считалось перейти на должность руководителя регионального банка, на пост в руководстве Банка Японии или Токийской фондовой биржи. Отставной чиновник, заполучивший два-три таких высших руководящих поста, мог обеспечить себе совокупный доход за трудовую карьеру на уровне нескольких сотен миллионов йен только за счёт выплат при выходе на пенсию.

Но такую практику амакудари, а также родственную ей практику ватари – неоднократного «перелёта» чиновничьей братии с одного высокого поста на другой – стали воспринимать как проблему, и в 2008 году в Закон о госслужащих внесли поправки. В новой редакции этого закона были введены различные ограничения, в частности, на прошения о вторичном найме и предоставление сведений о бывших работниках и работниках других ведомств, на деятельность чиновника по трудоустройству в предприятия, результаты работы которых зависят от работы чиновника на его нынешнем посту, на побуждающие действия соискателя вторичного найма (бывшего чиновника) в отношении прошлого места работы. До внесения поправок единственным ограничением была необходимость в течение двух лет после отставки (ухода с бюрократической должности) получать разрешение национального кадрового управления при поступлении на работу в предприятия, чья деятельность тесно связана с соответствующим министерством или ведомством.

Министерство образования как систематический нарушитель закона

В нынешнем случае схема вскрывшейся практики амакудари вокруг Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий просто вопиющим образом нарушает ограничения на вторичное трудоустройство, предусмотренные действующим Законом о госслужащих. Результат, которым стало принятие дисциплинарных мер в отношении 43 человек, включая отстранение от должности и отставку замминистра Маэкавы Кибэя, обусловлен тем, что расследование со всей очевидностью выявило организованный систематический характер посредничества при трудоустройстве. Согласно итоговому докладу, опубликованному Министерством образования 30 марта, число случаев нарушения закона составило 62. Из них 40 приходятся на эпизоды, связанные с деятельностью Симануки Кадзуо, ветерана отдела кадров, уволившегося в 2009 году. Сотрудники отдела кадров докладывали руководству, начиная с замминистра, о собранной информации по вакансиям в университетах, общественных организациях и на предприятиях. После этого через Симануки велась деятельность по трудоустройству того или иного чиновника. Иногда о вакансиях отдел кадров информировал сам Симануки. Помимо этого, содействие вторичному трудоустройству, в котором основную роль играл кадровый отдел министерства, оказывалось и без посредничества Симануки.

Один из чиновников, который работал в отделе кадров Министерства образования, рассказал: «Раньше, когда государственные университеты являлись частью организационной структуры в прежнем Министерстве образования, практика, когда прослуживший какое-то время в министерстве человек получал пост в одном из этих университетов, была обычным кадровым решением внутри министерства. Но и после того, как университеты были выделены в отдельные юридические лица, переток кадров и посредничество в целях вторичного трудоустройства между Министерством образования и госуниверситетами продолжались как обычная часть рутинной кадровой работы. Аналогично (в министерстве) относились и к частным университетам. Нельзя отрицать того, что это воспринимали не как практику амакудари, но просто как продолжение деятельности по перестановке кадров в составе министерства».

Отношение, с которым в Министерстве образования систематически и организованно продолжали совершать нарушения закона в то время, когда другие министерства и ведомства этот закон соблюдали, трудно счесть нормальным. Ужесточение регулирования вторичного трудоустройства с принятием поправок в Закон о госслужбе сильно затронуло не только министерства, ведущие фактическую работу на местах, такие как Министерство общенациональных земель, инфраструктуры, транспорта, связи и туризма (особенно на ту его часть, которая прежде подчинялась Министерству строительства) и Министерство сельского, лесного и рыбного хозяйства, но также и руководящее, а равно и среднее звено таких ведомств как Министерство экономики, торговли и промышленности, Министерство финансов и т. д.

В Министерстве финансов, Министерстве экономики, торговли и промышленности и других ведомствах многим бюрократам дают понять, что настала пора выходить в отставку, когда они находятся в должности начальника секции. Обычным делом была выдача «билета в один конец» – перевод на должность в автономные административные учреждения по линии соответствующего ведомства. Наличие такой возможности было большим плюсом, и я прекрасно помню бледность на лицах у тех, кому внезапно пришлось задуматься о завтрашнем дне после знакомства с поправками в Закон о госслужащих, в особенности на лицах так называемых «некарьерных» чиновников (так называют тех государственных служащих, кто не прошёл аттестационных экзаменов первой категории и не может рассчитывать на самые высокие должности).

По сути, само наличие многочисленных автономных юридических лиц при министерствах во многом было связано с необходимостью обеспечить место вторичного трудоустройства «некарьерных» госслужащих. Что же касается «карьерных» служащих, трудоустроиться им было не столь трудно, чего не скажешь о «некарьерных». Бытует мнение, что раз им продлили срок выхода на пенсию до 65 лет, они могут просто оставаться на работе в своём ведомстве, однако всё не столь просто. В одном из министерств мне рассказывали, что для некарьерных госслужащих возрастом старше 60 лет рабочие места приходится создавать специально.

  • [13.07.2017]

Журналистка. В 1996 году окончила университет Аояма Гакуин. Политический обозреватель, также пишет на тему государственной бюрократии и положения женщин. В январе 2015 года основала компанию «Магнолия», предоставляющую поддержку женщинам-предпринимателям, и одновременно запустила ориентированный на женщин новостной медиа-проект «Мулан». Автор книг: «Ищите Хиллари» (Хирари о сагасэ, 2008), «Пасторальная жизнь бюрократии: Белая книга» (Канрё мура-сэйкацу хакусё, 2010) , «Почему выпускницы элитных женских школ сделаны из другого теста?» (Надзэ мэймондзёсико но соцугёсэй ва хито-адзи тигау-но ка?, 2015) и др.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости