В деталях 70 лет после войны: перспективы 2015 года
Япония и Корея: путь к новым отношениям

Кимура Кан [Об авторе]

[15.04.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

На 2015 год приходится 70-летие со времени окончания войны. На этот год выпала ещё одна круглая дата: 50-летие заключения основополагающего договора об отношениях Японии и Южной Кореи. Автор статьи размышляет о том, каким образом в эпоху колоссальных перемен в структуре международных связей можно изменить к лучшему японско-южнокорейские отношения и задать новое направление их развития, несмотря на расхождения в интерпретации вопросов истории и другие проблемы.

50 лет до нормализации японско-корейских отношений: эпоха, перекроившая карту мира

Нынешний 2015 год является важной вехой в двусторонних японско-южнокорейских отношениях, поскольку на него приходится 50-летие заключённого в 1965 году Базового договора об отношениях между Японией и Республикой Корея. Само по себе слово «пятидесятилетие» не слишком хорошо даёт понять, каким долгим был пройденный путь. Чтобы осознать его продолжительность, давайте мысленно окинем взглядом события предшествовавшего периода, отступив от 1965 года вспять на те же 50 лет. За полвека до 1965 года, в 1915 году, прошло всего лишь пять лет с начала колониального правления Японии на Корейском полуострове. Самое мощное движение за независимость на полуострове — Движение 1 марта — возникло через четыре года, в 1919-м.

Что касается общемировых событий, на Европейском континенте в самом разгаре была Первая мировая война, в которой в смертельной схватке сошлись «пять великих держав» старой Европы: Великобритания, Франция, Германия, Австро-Венгрия и Россия. Три из этих «пяти мировых держав» — Германия, Австро-Венгрия и Россия в то время были ещё весьма далеки от западной демократической модели, сохраняя старые государственные режимы, а Соединённые Штаты Америки и вовсе были не более чем крупной новой развивающейся страной, не вхожей на кухню большой мировой политики. Наибольшая часть Азии и Африки находилась под колониальным правлением, доминировала идея о превосходстве белого человека над представителями «цветных» рас.

Однако за последовавшие пять десятков лет к 1965 году мир сильно изменился. В Европе по окончании Первой мировой войны революция в России привела к возникновению Советского Союза, а с распадом Австро-Венгерской империи в Восточной Европе возник целый ряд новых независимых государств. Проигравшая в Первой мировой войне Германия, пройдя 20-летний период послевоенной смуты, в конце концов развязала вместе с Японией и Италией Вторую мировую войну. Вторая мировая война вывела на лидерские позиции главных победителей — Соединённые Штаты и Советский Союз, а в конечном итоге мир пришёл к состоянию холодной войны. Истощившие силы в ходе Второй мировой Великобритания и Франция перестали быть метрополиями колониальных империй, что в свою очередь привело к рождению в Азии и Африке целой череды новых государств. Не являлась исключением и Восточная Азия, где независимость обрёл как Корейский полуостров, так и множество других стран, а в Китае сформировалась Китайская Народная Республика. Пятидесятилетний период с 1915 по 1965 год стал эпохой, буквально перекроившей мировую карту.

От «структурных перемен» к «изменению содержания» международных отношений: утрата бесспорного превосходства лидеров

В сравнении с периодом с 1915 по 1965 год, последовавшие полвека с 1965-го по 2015-й могут выглядеть временами, когда перемены были относительно невелики. В частности, в Восточной Азии, к которой относятся и Япония, и Южная Корея, обращает на себя внимание лишь превращение в единое государство Вьетнама, в то время как основные межгосударственные границы изменений практически не претерпели. И хотя в Европе с завершением холодной войны произошли колоссальные перемены всей системы международных отношений, они не повлияли на две системы «разделённых стран» Восточной Азии — Северной и Южной Кореи, а также Китая и Тайваня.

Тем не менее, это отнюдь не означает, что за последние 50 лет в мире или в Восточной Азии не произошло никаких больших перемен. Если за предшествовавшие 1965-му году полвека произошли «изменения структуры», сопровождавшиеся перекройкой государственных границ, то в последовавшее пятидесятилетие развернулись «изменения содержания» в рамках этой новой структуры мира. То есть, если в мире 1965-го года бывшие государства-сюзерены, как и прежде, обладали подавляющей мощью, а развивающиеся страны, и в первую очередь государства-бывшие колонии, продолжали оставаться в сильной зависимости от первых, как экономической, так и политической, то в мире 2015 года прежнего абсолютного превосходства передовых держав уже не существует как такового. Приход на смену сформированной в 1970 году организационной структуре промышленно развитых стран — «Большой семёрке» нового объединения, «Большой двадцатки», — двадцати передовых стран и территорий, свидетельствует о том, что былое подавляющее превосходство передовых держав по отношению к остальному миру не наблюдается более не только в экономическом, но даже в военном отношении. В нынешнем мире сложилась ситуация, когда непросто даже чётко определить, где пролегает черта между промышленно развитыми и развивающимися странами.

Отношения между Японией и Южной Кореей после нормализации как уменьшенное отражение общемировых перемен

Вполне естественно, что за 50 лет с 1965 года отношения Японии и Южной Кореи развивались в русле общемировых процессов. Скорее, можно даже утверждать, что отношения Японии, явившей себя миру перед Второй мировой войной в качестве «Последней великой имперской державы», и Южной Кореи, которая с 1980-х годов захватила лидерство в качестве «опережающего» среди новых индустриальных стран, служат своего рода уменьшенной копией всего мира эпохи после 1965 года. Это легко понять, сравнив положение обеих стран в 1965 году с нынешним.

Что касается Японии 1965 года, годом ранее она первой из «незападных» государств стала страной, принявшей Олимпийские игры, и только что добилась вступления в именуемую «клубом передовых стран» Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Между Токио и Осакой открылось движение суперэкспрессов «синкансэн», страна переживала разгар эпохи высоких темпов экономического развития, демонстрируя рост основных показателей, превышающий 10-процентную отметку, а через 3 года, в 1968 году, Япония превзошла по объёму ВВП Западную Германию и вышла по этому показателю на второе место в мире. Именно в то время Либерально-демократическая партия Японии, чьи паруса наполнял попутный ветер экономического процветания, получила устойчивое большинство в парламенте, проложив путь к долгосрочному пребыванию у власти.

С другой стороны, в тот же самый период, когда миновало 12 лет со времени заключения перемирия с Севером, Южная Корея продолжала испытывать самые серьёзные трудности. В 1965 году номинальный ВВП на душу населения едва превысил 100 долларов, составив всего лишь около одной седьмой от аналогичного показателя Японии. Ещё более острую проблему являла собой структура внешнеторгового баланса. В том же году внешняя торговля демонстрировала крупный дефицит: при объёме экспорта в 175 млн долларов величина импорта составила 463 млн долларов, и без финансовой помощи из-за рубежа южнокорейская экономика не сводила бы концы с концами.

В военном отношении даже после вывода китайских войск из Северной Кореи северокорейский военный потенциал намного превосходил южнокорейский, причём, несмотря на это обстоятельство, внимание союзника — Соединённых Штатов, от которых зависела национальная безопасность, постепенно смещалось с Корейского полуострова в направлении Вьетнама, где военные действия становились всё более ожесточёнными. Правительство Пак Чон Хи, пришедшее к власти в 1961 году в результате военного переворота, даже с большой натяжкой нельзя было назвать популярным, поскольку на президентских выборах 1963 года ему удалось опередить кандидата от оппозиции всего лишь с полуторапроцентным перевесом. В стране продолжалась политическая нестабильность.

Таким образом, Базовый договор об отношениях между Японией и Южной Кореей 1965 года стал продуктом, напрямую обусловленным отношениями двух стран того времени, имевшими вертикальный характер. Соединённые Штаты, чей интерес к делам Корейского полуострова ослабевал по мере ожесточения войны во Вьетнаме, склонялись к сокращению масштабов оказываемой Южной Корее помощи. Именно поэтому правительство того времени под руководством Пак Чон Хи было вынуждено пойти на масштабные уступки Японии, изменив политический курс, в основе которого ранее лежала жёстко антияпонская позиция. Заключая этот договор, правительство Пак Чон Хи даже в вопросе суммы валютных выплат, получаемых от Японии, несмотря на отстаивание принципиальной позиции, в конечном счёте было вынуждено не только пойти навстречу требованиям японской стороны, но и отказаться от формулировки «возмещение ущерба» за колониальное правление, дав согласие называть эти средства «экономической помощью».

  • [15.04.2015]

Профессор отделения международного сотрудничества аспирантуры Университета Кобэ, главный директор НКО «Пантихоокеанский форум». Родился в 1966 году в преф. Осака. Проходил обучение в докторантуре юридических исследований Университета Киото. Доктор юридических наук. В качестве приглашённого профессора работал в Гарвардском университете, Университете Корё, НИИ Сэчжон, Австралийском государственном университете, Вашингтонском университете и др. В числе опубликованных работ: «Становление „авторитарного” режима в Южной Корее» (Канкоку ни окэру кэнъисюгитэки тайсэй но сэйрицу, Минэруба сёбо, 2003, удостоена Премии Сантори, присуждаемой за научные работы в гуманитарной и социальной областях), «Новейшая история Южной Кореи: взлёты и падения президентов» (Канкоку гэндайси — дайторётати но эйко то сатэцу, Тюкосинсё, 2008) и др.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Когда закончится «послевоенный» период? Японская молодёжь на пути в будущееЖизнь современной молодёжи в мирной Японии выглядит безоблачной и безмятежной. Однако насколько жизнеспособно такое благополучие в условиях искусственного продления агонии экономики послевоенного образца?
  • К улучшению японско-российских отношений: Япония, больше самостоятельности!Из-за украинской и других проблем в отношениях Японии и Российской Федерации продолжается застой. Каким образом можно переломить ситуацию и выйти на путь новых переговоров? Лидер «Новой партии Дайти» Судзуки Мунэо, который и сейчас поддерживает связи с ключевыми политическими фигурами России, считает, что выход на новый этап вполне возможен при наличии решимости со стороны премьер-министра Абэ Синдзо.
  • «Японское экономическое чудо»: уроки 70 лет строительства «государства благосостояния»Между 50-летним периодом послевоенного восстановления и быстрого роста экономики Японии, и сменившим его периодом имеется огромная разница. «Источник, питавший исключительно высокие темпы развития, иссяк в 1990-х годах», — подчёркивает автор статьи. Он обращает внимание на необходимость пересмотра системы, обеспечивающей функционирование экономики, чтобы осуществить переход к новой модели экономического роста.

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости