В деталях США при Трампе и Япония
Какими будут торговые отношения при администрации Трампа?

Урата Сюдзиро [Об авторе]

[16.01.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS |

Как изменится порядок мировой торговли с приходом на пост президента США Дональда Трампа, выступающего за протекционистскую экономическую политику? В обстановке, когда перспективы начала работы Транс-Тихоокеанского партнёрства выглядят обезнадёживающими, какой следующий шаг может предпринять Япония? Ответ на этот вопрос даёт автор, хорошо осведомлённый в вопросах, связанных с соглашениями об экономическом партнёрстве в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Сторонник протекционистской экономической политики Дональд Трамп победил на выборах президента Соединённых Штатов Америки и 20 января 2017 года вступит на пост главы государства. В отношении соглашения Транс-Тихоокеанского экономического партнёрства (ТТП), к которому 12 стран-участниц, включая США, пришли в феврале 2016 года, и активным сторонником которого выступал президент Барак Обама, Трамп предупредил, что «объявит о выходе» в первый же день своего президентства. В ходе предвыборной борьбы он также говорил о введении штрафных повышенных таможенных тарифов в отношении Мексики и Китая.

Переход к столь экстремистской политике Трамп объяснил необходимостью «отстроить заново экономику США, укрепить промышленность страны и защитить рабочие места для её жителей». Однако такое понимание ошибочно. Эти заявления ему вряд ли удастся легко реализовать из-за противодействия парламента и других факторов, но в случае, если они воплотятся в жизнь, это нанесёт сильный удар не только по американской, но и по общемировой экономике, в том числе и Японии.

Выход США из ТТП станет потерей для всего мира

Соглашение Транс-Тихоокеанского партнёрства, в котором Соединённые Штаты играют лидирующую роль, содержит особенно большие преимущества для транснациональных корпораций, особенно американских, то есть в сфере, где США особенно сильны, служащей движущей силой американской экономики. Помимо гораздо более высокого уровня либерализации торговых отношений между странами по сравнению с прежним типом соглашений о свободной торговле (FTA), ТТП устанавливает правила защиты интеллектуальной собственности, электронной коммерции, деятельности госпредприятий, государственных закупок и т. п. Это новый свод правил, которые необходимы предприятиям, действующим на региональном и общемировом уровне в XXI столетии.

Двенадцати странам-участницам понадобилось пять с половиной лет переговоров, чтобы прийти к согласию. По моему мнению, результатом стало искусно выработанное соглашение, несущее всесторонние выгоды не только компаниям Соединённых Штатов, но и предприятиям одиннадцати остальных стран-участниц. Конечно, в результате открытия рынков пострадают отдельные отрасли и их рабочие, и, вероятно, именно на этом факте сосредоточено внимание Трампа. Но если посчитать разницу между выгодами и недостатками, соглашение ТПП должно принести Соединённым Штатам большую прибыль.

Условия ведения бизнеса в XXI столетии требуют организации множественных процессов при производстве каждого отдельного товара или услуги. Каждое предприятие создаёт структуру, позволяющую наиболее эффективно решать эту задачу, распределяя процессы в разных странах.

Транс-Тихоокеанское партнёрство является именно тем механизмом, который упрощает формирование таких глобальных цепочек создания стоимости. ТТП расценивается как передовая модель, опережающая другие соглашения, и в случае вступления в действие оно должно было стать большим шагом в направлении формирования нового режима международной торговли и инвестиционной деятельности для всего мира. В этом смысле осложнения с реализацией соглашения ТТП являются большой потерей не только для 12 стран-участниц, но и в глобальном масштабе.

Химера восстановления экономики через протекционизм

Особые опасения в поведении Трампа должно вызывать и то, что, выступая за протекционистскую политику в международной торговле и экономических отношениях, он заходит ещё дальше. Примером служат заявления о намерении обложить 35-процентной таможенной пошлиной товары, импортируемые из Мексики, а также объявить Китай «страной, манипулирующей обменным курсом валюты» и ввести против него 45-процентный таможенный тариф.

Обратимся к горькому опыту прошлого. В 1929 году с началом Великой депрессии передовые державы мира стали склоняться к протекционизму во внешнеторговых отношениях. Речь идёт о так называемой «политике пауперизации соседей» – повышении таможенных пошлин и снижении обменного курса национальной валюты. Результатом стало ещё большее сжатие мировой экономики. Лишение возможности экспорта продукции привело к сужению внутреннего производства в каждой из стран, ещё более ухудшив ситуацию. Чтобы вырваться из этих условий, Япония вторглась на материковый Китай, а Германия – в Восточную Европу. Стремление обеспечить сбыт собственной продукции привело ко Второй мировой войне.

По всей вероятности, господин Трамп совершенно не понимает этого урока XX столетия. На самом деле, когда в результате протекционистских мер дорожает обложенная высокими таможенными тарифами импортная продукция, происходит и рост внутренних цен. Пострадавшими оказываются потребители, причём, поскольку ущерб тем больше, чем скромнее доходы людей, это неизбежно ведёт к проблеме расслоения общества и межрасовому противостоянию.

Более того, вполне естественно предполагать, что страны-оппоненты (Мексика, Китай и т. д.) будут принимать ответные меры. И если до сих пор обычной практикой в таких случаях была подача исков в Международную торговую организацию (ВТО), то господин Трамп заявляет, что он «допускает выход из ВТО». Подобные шаги, которые разрушают создававшийся на протяжении семи послевоенных десятилетий режим мировой торговли, призванный защищать открытые рынки, не подобают лидеру супердержавы.

Сделать американскую промышленность сильной с помощью протекционистской политики невозможно. Может быть, протекционизм позволит сохранить рабочие места в краткосрочной перспективе, но это решительно не сможет продолжаться долго.

Необходимость единства остальных 11 стран

Сейчас остаётся только ждать развития ситуации с Транс-Тихоокеанским партнёрством. Однако, по моему мнению, введение в действие этого соглашения не ограничено никаким предельным сроком. Надеюсь, что советники, которые обладают влиянием на Трампа, а также принадлежащие к мейнстриму Республиканской партии политики и лидеры делового мира смогут разъяснить, убедить и изменить его отношение к ТТП, пусть это и потребует времени.

Республиканская партия всегда выступала под знаменем свободной торговли. К примеру, для того, чтобы одержать победу на промежуточных выборах, которые состоятся через 2 года, республиканцы, вероятно, могут предложить Трампу необходимую Соединённым Штатам политику либерализации.

Для этого также необходимо, чтобы остальные 11 стран-членов ТПП ратифицировали это соглашение и создали условия, в которых все будут ожидать его ратификации от Соединённых Штатов. Ряд стран и территорий, в числе которых Южная Корея, Индонезия, Филиппины, Таиланд, Тайвань и другие, проявили интерес к присоединению к ТТП уже после заключения соглашения. Очень важно сохранять условия, демонстрирующие готовность, и постоянно напоминать о тех потерях, к которым приводит бездействие этого соглашения.

Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство: цель для Японии – соглашение высокого уровня

Что касается соглашений о либерализации торговли (FTA), а также об экономическом партнёрстве (EPA), помимо ТТП в Азиатско-Тихоокеанском регионе начались переговоры, движущей силой которых выступает Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), к которым, как сообщают, проявляет сильный интерес Китай. Речь идет о Всеобъемлющем региональном экономическом партнёрстве (RCEP) Восточной Азии. Утрата перспектив ТТП фактически способствует росту заинтересованности в RCEP в качестве рамочной структуры, альтернативной этому партнёрству. В случае реализации RCEP Соединённые Штаты окажутся исключены из этого процесса. При таком исходе невозможно представить и подсчитать все упускаемые возможности.

Говоря об ответных мерах, которые требуются от Японии, декабрьское утверждение соглашения ТТП в парламенте следует признать верным первым шагом. В отношении RCEP, пусть Японии и сложно выступить движущей силой в этом процессе, очень важно вести работу, поставив целью добиться высокого уровня этого соглашения, включив в него правила, формирующие инвестиционный климат, такие как открытость электронной коммерции и рынков государственных закупок.

Преимуществом соглашения о Всеобъемлющем региональном экономическом партнёрстве является то, что оно позволяет создать крупную рамочную структуру, охватывающую всю Восточную Азию. Поэтому для Японии благоприятной стратегией будет, заручившись сотрудничеством со странами, с которыми она выступает с общих позиций – Австралией, Сингапуром, Новой Зеландией и другими – стремиться к высокому уровню либерализации торговли, а вместе с тем и к введению новых правил, направленных на создание инвестиционной среды.

Вместе с тем, в число стран, участвующих в переговорах о RCEP, входят и государства CMLV – Камбоджа, Мьянма, Лаос и Вьетнам, которые отличает очень низкий уровень развития. Может быть, к этой группе следует также отнести и Индию. Для этих стран с самого начала пойти на либерализацию высокого уровня и принять все правила Всеобъемлющего регионального экономического партнёрства может быть неприемлемо. Для того, чтобы переговоры продвигались вперёд, вероятно, потребуется предусмотреть для этих стран отсрочку вступления условий в силу либо другие условия соответственно этапам развития.

Обеспечить двигатель роста взамен ТТП

Для Японии ТТП должно было стать одним из двигателей экономического развития. Правительство Абэ отводило этому соглашению роль одной из опор своей стратегии роста. И если вступление в действие данного соглашения представляется затруднительным, естественным образом следует считать, что необходимо стремиться найти ему замену, будь то RCEP или соглашение об экономическом партнёрстве (EPA) между Японией и Европейским Союзом. В обстановке, вынуждающей изменять вектор политики в торговле, впредь мы должны стремиться к созданию рамочных структур, способных хотя бы отчасти заменить выпадающее соглашение ТПП.

Для этого Японии придётся в какой-то мере пойти на открытие своего сельскохозяйственного рынка – области, к которой проявляют сильный интерес многие страны. При этом внутренние реформы должны составлять единое целое с открытием рынка для внешнего мира. Партнёров не удастся убедить, если Япония не откроет свой собственный рынок, обращаясь к ним с призывом: «Давайте открываться взаимно!» Реформирование сельского хозяйства потихоньку продвигается вперёд, однако ему ещё предстоит пройти неблизкий путь. Японии необходимо неуклонно продвигать внутренние структурные реформы.

Фотография к заголовку: Министры двенадцати стран, в том числе Японии, подписавшие Соглашение о Транс-тихоокеанском экономическом партнёрстве, 4 февраля 2016 г., Новая Зеландия, Окленд (фотография предоставлена Jiji Press)

  • [16.01.2017]

Профессор отделения Азиатско-Тихоокеанских исследований аспирантуры Университета Васэда. Специализация: международная экономика и экономическое развитие. Родился в 1950 году. Окончив экономический факультет Университета Кэйо, получил докторскую степень в аспирантуре экономического факультета Стэнфордского университета в США. Был научным сотрудником в Брукингском институте, экономистом Всемирного банка, профессором факультета социологии Университета Васэда и т. д. В нынешней должности с 2005 года. В числе изданных публикаций: «Региональная экономическая интеграция Азии» (Адзиа тиики кэйдзай того (в соавторстве), «Кэйсо сёбо», 2012), «Надежды и задачи, связанные с ТТП: новый торговый порядок в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (Типипи-но китай то кадай: адзиа тайхэйё-но синцусётицудзё, (в соавторстве), «Бунсиндо», 2016) и другие.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Экономическая политика администрации Трампа и Япония: долгосрочные процентные ставки и двустороннее соглашение о свободной торговлеОжидания, связываемые с экономической политикой одержавшего победу на президентских выборах в ноябре прошлого года Дональда Трампа, привели к явлению, получившему название «котировок Трампа» – росту курса акций и долгосрочных процентных ставок, а также усилению позиций американской валюты. И хотя проведение в жизнь политики администрации вызывает ощущение неопределённости, автор считает, что с точки зрения политики японской стороны следует обратить внимание на то, как следует реагировать на разницу процентных ставок в Японии и США, которая является движущей силой удорожания доллара и удешевления йены, а в отношении торговли – на то, начнутся ли переговоры по двустороннему соглашению о либерализации торговли (FTA).
  • Напор Трампа разбивается о стену проблем безопасности в Восточной АзииДля президента Соединённых Штатов Америки Дональда Трампа саммит с премьер-министром Японии Абэ Синдзо стал возможностью попытаться вернуться к дипломатии и политике безопасности в Восточной Азии, которых придерживались администрации целого ряда его предшественников. Он отказался от увязывания вопросов обеспечения безопасности с проблемами торговой политики и заверил Японию в том, что действие двустороннего договора о безопасности распространяется на острова Сэнкаку. Кроме того, он сообщил Китаю о намерении уважать принцип «одного Китая». Автор статьи, журналист-международник, предлагает собственный анализ сути состоявшегося саммита на основе самых свежих материалов с переднего края отношений Японии и США в сфере безопасности.
  • Увеличение роли Японии: интервью с адмиралом Деннисом БлэромТекущее развитие событий, среди которых наращивание военного потенциала Китаем, проблема выхода Великобритании из ЕС и избрание президентом США Дональда Трампа, ставит перед Японией ряд непростых вопросов. В то время, как Япония находится в поисках ответов на эти вопросы, адмирал Деннис Блэр считает, что отношения страны с Соединенными Штатами остаются бастионом в азиатском регионе и надеется, что Япония постепенно станет лидером в таких областях, как оборона, дипломатия и мировая экономика.
  • Траектория отношений США с Китаем при администрации Трампа и японская стратегия на китайском направленииАвтор размышляет о политике Японии в отношении Китая в свете политики администрации следующего президента США Дональда Трампа, который обещает пересмотреть отношения Вашингтона с Пекином, сложившиеся при администрации Барака Обамы.
  • Международный порядок при администрации Трампа. Взгляд с перспективы 1917 года: к восстановлению либерального порядкаВ чём состоит по существу смысл влияния на международный порядок таких событий, как приход к власти администрации Трампа и выход Великобритании из состава Европейского Союза? Давайте поразмыслим об этом с точки зрения смены международного порядка, произошедшей ровно сто лет назад.

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости