Обзоры Традиционная японская эстетика в современном мире
Керамика школы Раку – авангард и традиции
[17.05.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS |

Чайные чашки в стиле раку превратились в один из символов Японии, не менее известный за её пределами, чем суси и манга. Однако история и философия традиционной японской керамики известны немногим. Мы приоткроем завесу над тайнами мира авангардных чайных чашек Раку.

«Новая керамика»

Термин RAKU широко известен в западных странах в качестве собирательного названия для керамики, подвергаемой кратковременному обжигу при невысокой температуре (800-900 градусов). Однако мало кто знает, что её история начинается ещё в конце XVI века, когда основатель школы Раку, первый мастер по имени Тёдзиро, приступил к изготовлению чашек для чайной церемонии.

В эпоху Муромати были распространены гладкие чайные чашки, изготовляемые на гончарном круге с ювелирной точностью. Тёдзиро выступил в роли нарушителя традиций, отказавшись от привычной всем цветовой гаммы и украшений и прибегая исключительно к ручной лепке. Изумлённая публика стала называть творения Тёдзиро имаяки – «новой керамикой». Едва появившись на свет, чашки Тёдзиро приобрели репутацию авангардного искусства. Но при каких обстоятельствах возникло название «Раку»? Сначала, после смерти Тёдзиро, керамические изделия называли «Дзюраку»(*1) по имени места, где находилась мастерская. Однако отец второго мастера династии Танака Сокэй получил от тогдашнего правителя Тоётоми Хидэёси (1537-1598) печать с иероглифом 樂 (Раку), и керамические изделия тоже стали называться «Раку».

Сведений о том, как и когда слово «RAKU» распространилось за пределами Японии, не сохранилось. В 1960-м году американский мастер керамики Поль Солднер (1921-2011) перенял технологии производства керамики раку, обжигая изделия при низкой температуре в небольшой печи. Сразу после обжига он подвергал посуду копчению на опилках, добиваясь уникального эффекта. Солднер стал пионером керамики RAKU за пределами Японии, а сами изделия приобрели впоследствии огромную популярность.

Печать Раку Китидзаэмона XV-го

Произведённые за пределами Японии изделия RAKU, несомненно, тоже достойны эпитета «авангард», однако они радикально отличаются от того уровня авангардизма, который присущ японской керамике Раку как с точки зрения технологий, так и духовности, и красоты замысла. С самобытным миром керамики Раку можно познакомиться на выставке «Мир в чайной чашке: искусство школы Раку, передававшееся от отца к сыну» в Токийском музее современного искусства (с 14 марта до 21 мая 2017 года).

Между традициями и вдохновением

Первый экспонат, с которым встречаются входящие на выставку посетители, – китайский лев, изготовленный руками основателя династии Тёдзиро. Нынешний представитель династии Раку, Китидзаэмон XV, называет это изделие «ключом к загадке чашек Тёдзиро». Мастер изготовил льва ещё до того, как принял решение посвятить себя керамике. Это единственная работа Тёдзиро, на которой указано его имя и год изготовления. Скульптура ярко контрастирует с общепринятыми в то время гладкими чайными чашками, таит в себе энергию и будит в душе воспоминания о великом мастере чайной церемонии Сэн-но Рикю.

Строгая атмосфера зала с чашками Тёдзиро

Чайная чашка Раку основателя династии Тёдзиро, «Оогуро», значимое культурное наследие эпохи Момояма (XVI век), из частной коллекции

Первая чашка в первом выставочном зале, «Оогуро», несмотря на компактные размеры, излучает мощную силу.

На протяжении четырёх с половиной веков тайны мастерства в династии Раку передаются только одному из сыновей. Изучая изготовленные мастерами изделия, можно заметить, что каждый из них искал свой путь, в основу которого легли традиции основателя династии. Чашки Тёдзиро проникнуты тишиной и немногословием. Изделия второго представителя династии по имени Дзёкэй отличаются крупными размерами и неправильной формой. Раку Доню III, творивший в те времена, когда ещё были живы помнившие Рикю мастера чайной церемонии, добавил в свои работы изюминку уникального дизайна. IV-й мастер династии, Соню, возвратился к истокам, используя характерную чёрную глазурь, столь любимую Тёдзиро.

После выставочного зала с шедеврами Тёдзиро следует множество уникальных изделий, в том числе китайских львов, изготовленных основателем династии и его последователями

Чёрная чашка «Аояма» Раку Доню III, важное культурное достояние, XVII век, из фондов музея Раку (Киото)

Великий деятель искусств эпохи Эдо Хонъами Коэцу уважительно называл Раку Доню III «мастером». Считается, что Доню, украшавший абстрактными изображениями даже основание чашки, находился под влиянием Хонъами, от которого перенял стремление к новизне. «Каждый мастер династии Раку создаёт уникальные произведения искусства, храня в своём сердце традиции Тёдзиро и искусно впитывая атмосферу своей эпохи». Семья Раку гордится своими традициями и искусством, передавая секреты мастерства только одному из наследников, не принимает учеников и не допускает дробления династии.

Путь мастерства: принятие, разрушение и возвышение

На выставке представлены работы всех представителей династии Раку, от I до XV-го. Экспонирующиеся в трёх последних залах изделия нашего современника Китидзаэмона излучают поистине дьявольскую ауру. Раку XV-й решил принять на себя обязанности наследника династии в 1981 году, в возрасте 27 лет. С помощью техники якинуки (высокотемпературный обжиг после обычного) он изготовил множество чашек с грубой поверхностью – беспрецедентное явление для чайной церемонии. Китидзаэмон вспоминает изумление мастеров тяною – «Как из неё пить?» «Чашка порежет губы», «Её невозможно протереть платком». Однако его изделия вне всякого сомнения послужили детонатором, покачнувшим традиционные устои и ценности.

Раку Китидзаэмон XV бережно хранит авангардный дух шедевров Тёдзиро и неустанно совершенствует собственные творческие методы, пронизанные духом современной эпохи. Изделия Китидзаэмона представлены в трёх последних залах выставки.

Чёрная чайная чашка «Цукиромэй», технология якинуки, Раку Китидзаэмон XV, 1986 год. Мир чайной церемонии был потрясён авангардной чашкой, обожжённой при высокой температуре

Среди экспонатов – серия чашек, перекликающаяся с тематикой стихов Китидзаэмона, а также чашки по мотивам классической китайской поэзии. Попробуйте вчитаться в содержание стихотворений, и микрокосм чайных чашек предстанет перед вами во всей глубине. Цветочные вазы и французские чашки RAKU, выполненные из белой лиможской глины с помощью популярной на Западе специфической технологии (чашки вытаскивают в процессе обжига и обугливают в опилках), изготовлены мастером во время пребывания в деревушке Лубиньяк. Они передают наслаждение, которое испытывал находящийся за пределами Японии мастер, упиваясь свободой от ограничений, связанных с династией Раку и чайной церемонией.

Чашка RAKU, Франция, 2007, Раку Китидзаэмон XV, из фондов музея искусств Сагава

Чашки RAKU появлялись на свет в печи живущего в деревне Лубиньяк друга Китидзаэмона – мастера керамики Андоша Продела. Во Франции Китидзаэмон освобождался от традиционных условностей династии и даже не привозил из Японии глину и глазурь, а использовал только местные материалы. На фото представлено одно из таких редких изделий.

Керамика Раку пронизана традиционным японским принципом сюхари (守破離) и развивается по собственному пути. Искусство Раку XV-го эволюционирует в три этапа – от стремления хранить (守) правила и традиции к их разрушению (破) и к возвышению над ними (離). На выставке в музее Сагава (город Морияма, префектура Сига) в 2007 году мастер не только разработал экспозицию своих изделий, но и спроектировал уникальный чайный домик под водой. В 2009 году Китидзаэмон изготовил для музея экспонаты, гармонично сочетающие японскую и иностранную культуры. Они стали жемчужинами токийской выставки.

Слева направо: деревянная птица с острова Борнео (неизвестный мастер); чайница «Сэйран», Раку Китидзаэмон XV, якинуки, 2009 год, из фондов Музея Раку (Киото); чайница «Нага», Раку Китидзаэмон XV, якинуки, 2009 год, музей Сагава; деревянная змея с острова Борнео (неизвестный мастер).

Чайница «тяирэ», или сосуд для хранения чая, выполнена по мотивам этнического индонезийского искусства – деревянной птицы из Борнео (коллекция Китидзаэмона). Чайница как будто разговаривает с этой птицей.

После череды экспонатов всех представителей династии Раку, созданных в результате неустанных метаний между традициями и творчеством, и впитавших высокий дух мастерства, мы попадаем в последний выставочный зал. Здесь – царство безмолвных и незыблемых чёрных чашек в стиле якинуки, отражающих душевный настрой мастера – «стать тихой скалой».

Чёрные чашки в стиле якинуки, Раку Китидзаэмон XV, 2015 год. Мастер называет их «чашки-глыбы». Это переход от громко заявляющих о своём существовании ярко окрашенных чашек к монотонным «неразговорчивым» изделиям

Сбор материала и текст: Кавакацу Мики
Фотографии: Кавамото Сэйя

Фотография к заголовку: иностранный журналист пристально вглядывается в чёрную чашку Раку «Оогуро».

Выставка «Мир в чайной чашке: искусство школы Раку, передававшееся от отца к сыну»

Место: Национальный музей современного искусства в Токио
Время: с 14 марта до 21 мая 2017 г.
Входные билеты: обычный 1400 йен, для студентов университета – 1000 йен, старшеклассники – 500 йен, ученики средней ступени школы и младше бесплатно
Вебсайт выставки (на японском языке)

(*1) ^ Тёдзиро жил неподалёку от дворца Дзюракудай (также Дзюракутэй) и для изготовления чайных чашек использовал глину, которая была выкопана в ходе строительства. Благодаря Сэн-но Рикю, жившему при этом дворце, чашки Тёдзиро стали знамениты, и их называли дзюракуяки-тяван, «чайные чашки, сделанные в Дзюраку».

  • [17.05.2017]
Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Картис Паттерсон: иностранный исполнитель традиционной японской музыки для котоУроженец Чикаго Картис Паттерсон с 1986 года живёт в Японии, он играет на японской цитре кото и пишет музыку для этого инструмента. Картис обеспокоен будущим японской традиционной музыки и стремится передать это искусство последующим поколениям.
  • Услышать голоса деревьев: мастер бонсай Кавабэ ТакэоВ городе Омия живёт мастер Кавабэ Такэо, ломающий привычные представления об искусстве бонсай, постоянно создавая новаторские произведения, в которых не ограничивает себя в выборе формы. Его работы особенно ценят на Западе, и некоторые почитатели приезжают в Японию только затем, чтобы взглянуть на произведения мастера.
  • Керамика школы Раку: глубина, сокрытая в спокойствииСейчас на Западе чёрные японские чашки в стиле раку привлекают внимание ценителей. Такие чашки, созданные основателем школы, высоко ценил знаменитый матер чайной церемонии Сэн-но Рикю. Чем же привлекает западную публику японская безыскусная красота ваби, воплощённая в этих чашках? Мы спросили об этом 15-го главу школы Раку.
  • Возвращение к истокам: театр под открытым небом «Ниппон Бунраку»Театр Нингё-дзёрури (Бунраку) входит в Список мирового нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Для возрождения интереса к этому традиционному искусству в 2015 году открыт проект «Ниппон Бунраку» – зрители сидят под открытым небом, могут есть и пить во время представления, и такая непринуждённая обстановка воскрешает атмосферу эпохи Эдо. Следующее представление состоится в марте в святилище Исэ-дзингу.
  • Новый музей Хокусая в Токио: Музей Хокусай-СумидаВ опубликованном журналом «Лайф» списке «100 наиболее заслуженных людей мира за 1000 лет» единственным японцем оказался художник жанра укиё-э Кацусика Хокусай. В токийском районе Рёгоку, где всё ещё чувствуется очарование старого Эдо, открылся музей, с разных сторон представляющий мир этого великого мастера.

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости