Обзоры Традиционная японская эстетика в современном мире
Керамика школы Раку: глубина, сокрытая в спокойствии
[22.03.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

Сейчас на Западе чёрные японские чашки в стиле раку привлекают внимание ценителей. Такие чашки, созданные основателем школы, высоко ценил знаменитый матер чайной церемонии Сэн-но Рикю. Чем же привлекает западную публику японская безыскусная красота ваби, воплощённая в этих чашках? Мы спросили об этом 15-го главу школы Раку.

Раку Китидзаэмон

Раку Китидзаэмон15-й глава школы Раку, керамист. Возглавляет НКО «Художественный музей Раку». Родился в Токио в 1949 году, В 1973 году закончил отделение скульптуры Токийского университета искусств, потом два года учился в Италии. В 1981 году получил имя Китидзаэмон XV. Лауреат множества наград, в том числе Золотой медали Японской ассоциации керамистов. В 2000 году стал кавалером французского ордена Искусств и литературы. В Музее искусств Сагава в г. Морияма преф. Сига спроектировал отдел Раку Китидзаэмон и чайную комнату. Основные работы: «Мастер чашек для чайной церемонии» (Тяванъя, изд-во «Данкося»), «Раку: наследие японской чайной керамики» (RAKU: A Legacy of Japanese Tea Ceramics, в соавторстве, изд-во «Сэйгэнся»), коллекция произведений «Раку Китидзаэмон» (RAKU KICHIZAEMON, Художественный музей Раку) и другие.

Традиционные чашки для чая радуют западных ценителей

Чёрная чашка, сделанная Тёдзиро, первым мастером школы Раку, не отличается необычной формой или расцветкой, на ней нет никакого орнамента. Она сделана по заказу мастера чайной церемонии Сэн-но Рикю во второй половине XVI века. Она приятно ложится в руку и сделана так, что ощущается, как будто обнимаешь глину. В этой небольшой и неброской чашке для чайной церемонии (тяван) проявилось глубокое понимание непритязательной красоты естественности (ваби) Сэн-но Рикю и Тёдзиро, всю свою жизнь положивших на её создание в период Момояма, когда людей больше привлекало внешнее великолепие.

Чёрная чашка для чайной церемонии (тяван) «Оогуро» работы Тёдзиро, частное собрание. Важное культурное достояние, период Момояма (XVI в.). Считается его лучшей чашкой. Простотой формы она сильно выделяется среди прочих

Этот тяван, несущий глубокое философское содержание, выставляется за рубежом, где далеко не все слышали о культуре чайной церемонии. Историческую чашку, передававшуюся на протяжении пятнадцати поколений от отца к сыну, начиная с основателя и до следующего, шестнадцатого будущего главы школы, выставляют для обозрения публики, чего никогда не бывало, а организует выставку нынешний глава школы, Раку Китидзаэмон. В 1997 году выставка проходила в Италии, Франции, Голландии, а недавно, в 2015 году – в США, в Музее искусств округа Лос-Анджелес, и в двух музеях в России – в Эрмитаже и в Пушкинском музее. За это время около 170 экспонатов выставки осмотрело примерно 190 тысяч человек. То, что чашки раку с их эстетикой ваби-саби были с таким восторгом приняты в США и в России, стало хорошим стимулом и для керамистов школы Раку.

Чёрная чашка для чайной церемонии (тяван) «Кабуро» работы Тёдзиро. Период Момояма (XVI в.). Из собрания фонда Омотэсэнкэ Фусинъан. Эту чашку особенно любил и носил с собой Сэн-но Рикю. В школе чайной церемонии Омотэ-сэнкэ есть обычай использовать её для церемонии только в день смерти Рикю

Сила в спокойствии

Раку Китидзаэмон рассказывает: «В Доме японской культуры в Париже многие французы подолгу любовались чёрными чашками работы Тёдзиро. Когда у одной женщины с первыми признаками седины спросили о её впечатлениях от работ первого мастера, она ответила, что они навевают спокойствие. Тогда я в качестве примера привёл романские церкви – я когда-то учился в Италии и часто туда ходил, чтобы проникнуться спокойствием – и спросил, в чём отличие чашек Тёдзиро от европейских произведений искусства, среди которых тоже есть навевающие спокойствие вещи. Она ответила, что тут другое по характеру умиротворение, и это поразило меня до глубины души».

Та женщина отчётливо чувствовала качественное отличие спокойствия, но сказала, что для объяснения этой разницы ей нужно больше знать о японской культуре. Тогда современный западный человек интуитивно уловил самую суть японской эстетики ваби, проявляющейся в керамике раку. Во второй половине XIX века голландский художник Винсент ван Гог (1853-1890) и другие были поражены дизайном и двухмерными утрированными фигурами японской гравюры укиё-э и старались передать это в своих картинах, породив японизм. Но это другое. В данном случае чувствовалось стремление понять философию, скрывающуюся в глубинах чёрных чашек тяван, сделанных Тёдзиро, который ушёл от использования орнамента и изысканного дизайна.

Причина, по которой чашки раку занимают исключительное место в эстетике чайной церемонии тя-но ю, заключается в том, что в этой керамике воплотился идеал ваби-тя, непритязательной красоты искусства чая, к которой стремился Сэн-но Рикю. Интересны истоки этой керамики – отец Тёдзиро, приехавший из Китая, привёз в Японию технику многоцветной росписи керамики сосансай. Тёдзиро, таким образом, в своей чёрной монохромной керамике отверг привычные представления о красоте и сказал решительное «Нет!» избитой системе ценностей. «Поэтому умиротворённость чашек тяван Тёдзиро по-настоящему глубока. Эта глубина, несмотря на своё спокойствие, обладает особой силой, и посредством спокойствия сильно впечатляет людей», – говорит Китидзаэмон.

Сотворение Вселенной

«Чайные чашки раку бывают чёрными, обладающими философским символизмом, а есть и красные. Они не то чтобы действительно красные – это чашки телесного цвета, созданные для того, чтобы наслаждаться прикосновением к керамической поверхности и их цветом» – рассказывает мастер. В раскалённой печи железо, содержащееся в глине, окисляется, придавая ей красноватый цвет, благодаря чему получаются красные чашки тяван. Их неброский вид соответствует духу эстетики ваби, и потому, по словам Раку Китидзаэмона, чашки раку чёрного и красного цвета стали фирменным изделием школы Раку.

Красная чашка для чайной церемонии (тяван) «Муитибуцу» работы Тёдзиро. Важное культурное достояние, период Момояма (XVI в.). Наряду с чашкой «Оогуро» из Художественного музея Эгава воплощает спокойствие чайной церемонии ваби-тя Сэн-но Рикю и тем привлекает особое внимание

Каждая чайная церемония (тя-но ю) – событие, которое не повторяется. Точно так же и чашки тяван школы Раку создаются в единственном экземпляре, и невозможно сделать две одинаковые чашки. В специальной печи для обжига чёрных чашек раку есть встроенный контейнер, выполняющий роль защитного чехла, в который закладывают по одной чашке и обжигают. В отличие от электрических и газовых печей, в такой печи невозможно полностью контролировать температуру и время обжига, и, если даже обжигать одинаковое количество времени и использовать одну и ту же эмаль, всё равно у каждой чашки будет свой особый внешний вид.

«Сбоку от печи – ручные меха, которыми задувают воздух внутрь, чтобы разжечь уголь бинтётан (сделанный по традиционной технологии уголь, – прим. перев.). Вверх летят снопы искр – это выглядит, будто дракон улетает в небо. Рождение каждой чашки как будто бы из недр вулкана напоминает сотворение Вселенной.

Искусство, создаваемое вместе с природой

Чашки раку обжигают по одной. При обжиге огонь зажигают в полночь и продолжают качать мехи на протяжении 18 часов до шести часов вечера. Обожжённые таким образом на естественном огне чашки испытывают случайные воздействия. Таким образом, даже если стремиться к самовыражению через форму чашки и вид глазури, всё равно в конечном счёте предоставляют всё природе; это мир, который больше человеческого «Я», где можно лишь молиться об успехе. Мастер говорит, что это ощущение природных сил, свойственное японцам, особенно проявляется в чашках раку.

В отличие от китайского селадона или белого фарфора, где не допускаются изменения первоначальной формы или цвета, в керамике раку важны небольшие неровности от прикосновений рук. Мастер говорит, что совершенное изделие вызывает восторг, но не очень-то заставляет задуматься. Зато произведение с неровностями, если пустить его в свою душу, позволит ощутить, насколько мы связаны с природой.

Керамика раку и современное искусство

Раку Китидзаэмон чувствует наступление того времени, когда с западными людьми можно будет говорить о глубинах мира чёрных чашек раку. К примеру, французский художник Ив Кляйн (1928-1962) в своих монохромных произведениях насыщенного синего цвета отбрасывал лирические переживания, просто покрывая холст краской одного цвета. Американский художник Марк Ротко (1903-1970) свои абстракционистские и экспрессионистские картины делал монотонными, немногословными, в цветах, близких к чёрному.

«Это современное искусство и работы Тёдзиро 400-летней давности нельзя назвать идентичными, поскольку создавались они в разное время и в разных условиях – но не настали ли те времена, когда стала возможной коммуникация между западной цивилизацией и японской культурой в том смысле, что сквозь время и пространство звучат вопросы: “А почему ты покрыл холст чёрной краской? “, “А почему у тебя чашки чёрные? “» – размышляет Раку Китидзаэмон.

Раку Китидзаэмон XV Чёрная чашка раку якинуки. 2012. Национальный музей современного искусства в Токио. Это произведение продолжает традицию школы Раку, а вместе с тем привлекает внимание к Китидзаэмону как к современному керамисту

Раку Китидзаэмон представлял свои чёрные чашки тяван на выставке In-Finitum Венецианского бьеннале в 2009 году. Он говорит, что когда зашёл в небольшую слабо освещённую комнату художественного музея, где висело полотно Ротко и были выставлены чашки, у него на мгновение возникло чувство, что между ними немало общего.

Текст: Кавакацу Мики
Фотографии: Кавамото Сэйя

Фотграфия к заголовку: Раку Китидзаэмон рассматривает сделанную им чашку

(Статья на японском языке опубликована 13 марта 2017 г.)

Выставка «Мир в чайной чашке: искусство школы Раку, передававшееся от отца к сыну»

Место: Национальный музей современного искусства в Токио
Время: с 14 марта до 21 мая 2017 г.
Входные билеты: обычный 1400 йен, для студентов университета – 1000 йен, старшеклассники – 500 йен, ученики средней ступени школы и младше бесплатно

Историческая выставка керамики раку побывала в Эрмитаже и Пушкинском музее в России, в Музее искусств округа Лос-Анджелес, и после прекрасных отзывов, полученных за рубежом, выставка, пополнившаяся знаменитыми чашками Тёдзиро, вошедшими в национальный список важного культурного достояния, после Киото наконец-то приезжает в Токио.

Раку Китидзаэмон говорит, что на нынешней выставке в одном помещении будут представлены важнейшие работы Тёдзиро, Хонъами Коэцу и других мастеров. Произведения Тёдзюро – главное украшение выставки – в частности потому, что это были чашки Рикю, из которых он пил чай. Он также признаётся, что при его жизни настолько обширную выставку он устроить больше не сможет. Для владельцев эти чашки – важная принадлежность чайной церемонии, и не так-то просто просить их для выставки. Китидзаэмон говорит, что ему приходилось лично ходить к владельцам с просьбой одолжить чашку. Приняв её, он погрузил её в грузовик компании-перевозчика, и видел, как владелец хлопал в ладоши и поклонился вслед, как при поклонении в синтоистском святилище. Тогда мастер почувствовал, насколько важное значение имеет чашка для владельца.

* Подробнее о выставке можно прочитать на официальном вебсайте (на японском языке)

Комментарий от редколлегии Nippon.com

Выставка керамики Раку в России с огромным успехам прошла в Государственном Эрмитаже (Санкт-Петербург) и ГМИИ им. А.С. Пушкина (Москва). Выставка керамики Раку произвела большое впечатление на российских зрителей. Общее количество посетителей в Пушкинском музее оставило 128 тыс.человек, и было немало людей, которые повторно возвращались на выставку, в том числе и мужчина, который посетил ее 49 раз. По его словам, он приходил на нее после работы, чтобы отдохнуть душой.

К  выставке в ГМИИ им. А. С. Пушкина была подготовлена обширная образовательная программа, включавшая сеансы чайной церемонии, лекции японских и российских специалистов по истории японской керамики, чайной церемонии, японским садам, архитектуре и изобразительному искусству. Уникальным был мастер-класс, который дал Раку Китидзаэмон XV детям, занимающимся в студии керамики при ГМИИ им. А.С.Пушкина. Дети под руководством знаменитого мастера вылепили чаши, а в следущий его приезд в Москву показали ему уже готовые обожженые произведения. Общение во время мастер-класса навсегда останется не только в памяти детей, сам Раку XV вспоминает в своих интервью об этом бесценном опыте.

(Статья на японском языке опубликована 13 марта 2017 г.)

  • [22.03.2017]
Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Картис Паттерсон: иностранный исполнитель традиционной японской музыки для котоУроженец Чикаго Картис Паттерсон с 1986 года живёт в Японии, он играет на японской цитре кото и пишет музыку для этого инструмента. Картис обеспокоен будущим японской традиционной музыки и стремится передать это искусство последующим поколениям.
  • Керамика школы Раку – авангард и традицииЧайные чашки в стиле раку превратились в один из символов Японии, не менее известный за её пределами, чем суси и манга. Однако история и философия традиционной японской керамики известны немногим. Мы приоткроем завесу над тайнами мира авангардных чайных чашек Раку.
  • Услышать голоса деревьев: мастер бонсай Кавабэ ТакэоВ городе Омия живёт мастер Кавабэ Такэо, ломающий привычные представления об искусстве бонсай, постоянно создавая новаторские произведения, в которых не ограничивает себя в выборе формы. Его работы особенно ценят на Западе, и некоторые почитатели приезжают в Японию только затем, чтобы взглянуть на произведения мастера.
  • Возвращение к истокам: театр под открытым небом «Ниппон Бунраку»Театр Нингё-дзёрури (Бунраку) входит в Список мирового нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Для возрождения интереса к этому традиционному искусству в 2015 году открыт проект «Ниппон Бунраку» – зрители сидят под открытым небом, могут есть и пить во время представления, и такая непринуждённая обстановка воскрешает атмосферу эпохи Эдо. Следующее представление состоится в марте в святилище Исэ-дзингу.
  • Новый музей Хокусая в Токио: Музей Хокусай-СумидаВ опубликованном журналом «Лайф» списке «100 наиболее заслуженных людей мира за 1000 лет» единственным японцем оказался художник жанра укиё-э Кацусика Хокусай. В токийском районе Рёгоку, где всё ещё чувствуется очарование старого Эдо, открылся музей, с разных сторон представляющий мир этого великого мастера.

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости