Обзоры Сэнто: возрождение культуры общественных бань
Художник традиционных японских бань: Танака Мидзуки
[27.03.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

Во всей Японии осталось всего трое художников, которые расписывают стены традиционных бань сэнто. Женщина, о которой пойдёт речь, изучала в университете историю искусства и является единственной молодой представительницей этой старинной профессии.

Танака Мидзуки

Танака МидзукиРодилась в 1983 году в Осаке, выросла в Токио. Изучала историю искусства в Университете Мэйдзи Гакуин. Во время учёбы в университете в 2004 году стала учиться у мастера росписи сэнто Накадзимы Морио, а в 2013 году начала работать самостоятельно. В том же году вышла замуж за владельца компании бытовых услуг Комамуру Ёсикадзу. Работает в сотрудничестве с мужем. Сейчас создаёт картины не только в банях сэнто, но и в частных домах, магазинах, учреждениях по уходу за больными и престарелыми в разных местах по всей стране. Стремится также распространять знания об общественных банях сэнто, ведёт блог «Дневник учёбы у мастера росписи сэнто» (на японском языке).

Способность к концентрации и физическая сила

Многие японцы среднего и старшего возраста испытывают ностальгические чувства, если речь заходит об общественных банях – сэнто. Причина этого в том, что когда-то в сэнто ходили буквально каждый день, и они были частью повседневной жизни. Со второй половины 1960-х годов всё чаще в жилых домах стали появляться собственные ванные. Количество сэнто достигло пика в 18 тысяч в 1968 году, а потом с каждым годом сокращалось и сейчас составляет 2625 (на апрель 2016 г., согласно данным Всеяпонской ассоциации общественных купален). С образом сэнто связано изображение горы Фудзи, распростёршей свои склоны над бассейном для купания. Когда-то мастеров, рисовавших такие картины масляной краской, было несколько десятков, но сейчас осталось всего трое. Это старейший из них Маруяма Киёто (81 год), Накадзима Морио (71 год), получивший в ноябре 2016 года от правительства звание лучшего современного мастера, и единственная представительница молодёжи, Танака Мидзуки.

Одним январским утром Танака идёт в сэнто «Нака-но ю», расположенное в квартале Касаи токийского района Кото, около восьми часов устанавливает в бассейне на женской половине лестницу и приступает к написанию картины на стене. За один выходной день в сэнто она собирается расписать стены в женском и мужском отделениях. Картины будут шестиметровой длины и около трёх метров в высоту. Взобравшись на лестницу, она начинает расписывать от потолка.

При росписи стен используется краска, предназначенная для внешней окраски стен. Применяются жёлтая, красная и синяя краски, которые при смешивании с белой дают разнообразные цвета

Отслоившуюся краску соскабливают со стен и наносят небесный фон. На стремянке – партнёр и муж Мидзуки, Комамура Ёсикадзу, владелец компании бытовых услуг

Валиком закрашивают предыдущую картину

Листья, заросли и другие мелкие детали рисуют кистью

Каждое движение кисти привносит всё большую реалистичность в изображение сосен на картине

Закончив картину на женской половине, приступают к мужской

Работа продолжалась примерно до девяти часов вечера, с часовым перерывом на обед

В «Нака-но ю» на стенах были красочные изображения горы Фудзи в синих тонах, написанные покойным мастером Хаякавой Тосимицу. Краска с годами портится, и во многих сэнто картины обновляют раз в несколько лет. В этих случаях действует железное правило – рисуют другую картину, и если пишут ту же гору Фудзи, то её, к примеру, располагают правее или левее, меняют цвета – например, изображают в красных тонах. Кроме того, картины в мужском и женском отделениях должны отличаться.

Работа Танаки начинается с того, что она соскабливает отслаивающуюся старую краску на прежней картине. Потом она рисует небо, облака, передний план, задний план, гору Фудзи, оценивает баланс и доводит картину кистью. В этой работе нужны внимание к деталям и смелость, способность к концентрации, а также физическая сила. Закончив работу в женском отделении, она переходит в мужское. Почти в девять часов вечера обе картины готовы. Глазам предстаёт более мягкий, чем раньше, пейзаж Фудзи в спокойных тонах.

В пейзаже горы Фудзи, написанном Танакой Мидзуки, ощущается мягкость, позволяющая людям расслабиться.

Времена ученичества, когда Мидзуки красила небо

Танака Мидзуки, изучавшая в Университете Мэйдзи Гакуин историю искусства, в детстве не посещала сэнто. Почему же она стала художником, расписывающим бани?

Она интересовалась современным искусством, и из художников ей нравились те, которые воспринимали по-новому историю японского искусства и повседневную жизнь – например, Фукуда Миран и Табаимо. Ей были интересны картины этих двух художниц, в которых использован мотив сэнто, и в студенческие годы она впервые сходила в общественную баню. Когда сидишь в бассейне с горячей водой и рассеянно смотришь вокруг, то пейзаж на стене создаёт иллюзию обширного пространства и как будто приглашает в путешествие. Это удивительное очарование картин и привлекло Мидзуки.

Иногда Танаку Мидзуки приглашают расписать стены в ванных частных домов. Несколько лет назад ей заказала роспись английская семья, и она ездила в Лондон. Там она рисовала пейзаж Эносимы – знаменитого места в г. Фудзисава преф. Канагава, где раньше жила эта семья.

«В сэнто время течёт по-другому, чем в повседневности. В тот момент, когда попадаешь в старое, как буддийский храм, сэнто, охватывает чувство, что оказался в ином пространстве. Когда заходишь в комнату с бассейнами и разглядываешь Фудзи, душу переполняют воспоминания, которых не ждёшь. Местные жители, которые туда ходят часто, заговаривают с тобой: “Мы вас тут не видели, а откуда вы приехали?”, “Вы высокая – у вас какой рост?” В такие моменты случаются неожиданные встречи, и всего за полчаса начинаешь чувствовать себя путешественником», – рассказывает Танака.

После этого она стала изучать картины в сэнто, и их историю выбрала темой дипломной работы. Из-за обветшания зданий и отсутствия наследников, которые могли бы продолжить дело, закрывается всё больше сэнто, всё меньше остаётся мастеров росписи, они стареют, и Танака Мидзуки почувствовала, что через сто лет эта культура будет утрачена. Она подумала, что продолжит это искусство сама, если уж молодёжь не занимается росписью сэнто. Она захотела стать ученицей Накадзимы Морио, и с 2003 года начала учиться на мастера росписи.

Учиться было не так уж просто, но было интересно наблюдать за работой мастера Накадзимы. Танака говорит, что переживала катарсис при виде того, как за день большая картина преображается. На протяжении нескольких лет с момента начала учёбы она красила только небо. Со стороны кажется, будто бы учитель красит быстро и не напрягаясь, а на самом деле на поверхности стены есть неровности и дыры, и для того, чтобы покрасить в один цвет и без потёков, требуется особое умение. На этом этапе Танака училась обращению с краской.

Писать естественные завихрения облаков – тоже непростая задача. Вначале она красила их просто в белый цвет и могла создавать только простые формы, и тогда учитель говорил ей: «Это не облака!». Обретая навыки работы с переходами цветов и оттенками, она постепенно оттачивала свои умения.

  • [27.03.2017]
Статьи по теме

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости