Затворники-хикикомори глазами психиатра

Сэкигути Хироси [Об авторе]

[25.12.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Прошло около 20 лет с тех пор, как в японском языке появилось слово хикикомори, обозначающее людей, которые прячутся от общества. Однако о них известно не столь много. Врач-психиатр, который в течение долгих лет проводит консультации для хикикомори и членов их семей, рассказывает об этом явлении и сложившейся ситуации.

В современной Японии многие молодые люди начинают отстраняться от общества.

Тех, кто не имеет никаких связей с социумом, называют «социальными затворниками», или хикикомори. Но об их жизни обычно мало известно. Если мы возьмем тысячу хикикомори, то у каждого будет свой способ затворничества, свои причины и обстоятельства; сколько людей – столько и вариантов. Кто же такие хикикомори?

Хикикомори определяют следующим образом:
1) Нигде не работают и не учатся.
2) У них нет психических заболеваний.
3) Не выходят из дома не менее 6 месяцев, не общаясь ни с кем, кроме членов своей семьи.

Самый важный из всех вышеуказанных пунктов – третий. У хикикомори совсем нет друзей, они социально изолированы. Находясь в центре большого города, они одиноки и не имеют никаких связей с обществом.

По некоторым данным, в японском обществе один миллион хикикомори. А если прибавить к этому два миллиона родителей, чьи дети ведут затворнический образ жизни в течение нескольких десятков лет, то это составит около 3% от населения Японии старше двадцати лет. Такие цифры невозможно игнорировать, и это явление должно было бы стать большой социальной проблемой, но многие почему-то не проявляют к ней никакого интереса.

Большое количество японцев считает хикикомори «неженками» и «лентяями», которые не работают, а сидят на шее у родителей. Но хотелось бы подчеркнуть, что нет ни одного хикикомори, который бы стал затворником, потому что ему это нравится. И если бы действительными причинами были «изнеженность» и «лень», то почему и сами затворники, и их родители испытывают столь сильные страдания?

Ключевые слова: «стыд» и «разлад»

Ключевыми словами к пониманию хикикомори являются «стыд» и «разлад». Сами затворники испытывают сильнейшее чувство стыда из-за того, что не могут работать, как обычные люди. Они считают себя никчемными, так как не могут работать, как все, и изводят себя мыслями о том, что не имеют права быть счастливыми. Большинство из них считает, что виноваты перед родителями, обманув их ожидания.

Под «разладом» имеется в виду то, что они находятся в постоянной войне с самими собой: происходят внутренние столкновения между: «я не могу выйти в общество» и «я не прекращаю корить себя за это». Многие говорят о том, что им хотелось бы исчезнуть, что лучше бы они не рождались. Некоторые истощают себя до такой степени, что не могут встать с постели. И страдания от подобного «разлада» длятся несколько лет, а иногда и десятилетий.

В тяжелых случаях хикикомори выходят из комнаты только в душ и туалет. Едят они по ночам, опустошая содержимое холодильника, когда члены их семьи спят. Живя в одном доме, они совершенно не общаются с родственниками, испытывая сильное чувство страха от общения с ними. Одна из матерей жаловалась, что не слышала, как поменялся голос ее сына, так как он стал хикикомори в двенадцать лет и с тех пор с ней не разговаривал.

Они находятся в комнатах с закрытыми ставнями или занавесками, всячески скрывая свое присутствие. Чтобы полностью избавиться от звуков, они и при просмотре телевизора или компьютера надевают наушники. Ходят тихо, чтобы их шаги не были слышны. Некоторые не включают кондиционер летом и обогревательные приборы зимой – понятно, почему? Они просто не хотят, чтобы об их существовании и действиях догадывались соседи или родственники, а также считают, что у них нет права пользоваться подобными бытовыми приборами. Прежде чем безапелляционно называть «неженками» и «лентяями» людей, которые испытывают подобные страдания, хотелось бы, чтобы люди больше о них узнали.

«Нужно работать, но я не могу»

Хикикомори боятся, что их спросят: «Чем вы сейчас занимаетесь?». Один из моих клиентов говорит: «Я так боюсь этого вопроса, что спасаюсь бегством, словно преступник». В результате они отказываются от общения с друзьями, знакомыми, другими людьми.

Известно, что около 60% хикикомори имеют опыт работы. Многие занимались слишком тяжелым, выходящим за рамки рабочей нормы трудом (иногда свыше 200 часов переработок в месяц), или подвергались постоянным издевательством со стороны начальства. В результате они стали испытывать сильное чувство страха или физиологическое отвращение к работе.

Как было указано в определении хикикомори, у них нет психических заболеваний. А значит, нет и конкретных медицинских препаратов или методов лечения, и мы можем лишь наблюдать за изменениями в их состоянии. Это не просто те, кто не работает – они не могут работать, или потеряли способность работать. Обычно считается, что хикикомори или обладают психическим расстройством, или являются малодушными людьми. Однако проблема не в том, сильны хикикомори или слабы духом, а в том, что из чувства собственной ответственности они осознают, что должны работать, но не могут этого делать. Таким образом, вероятно, необходимо посмотреть на эту проблему как на проблему «труда».

Выпуск «Газеты хикикомори» от ноября 2016 г., статьи в которой пишут сами хикикомори или те, кто связан с ними. Это СМИ, которое делают хикикомори для таких, как они сами, и в котором содержатся интервью, колонки, информация об обществах «Помоги себе» и о консультациях

Как же можно помочь хикикомори выйти из сложившейся тяжелой ситуации? Бывали случаи, когда проводилось насильственное вмешательство и хикикомори вытаскивали на свет против их воли, но успехом это не увенчалось. С другой стороны, за последние несколько лет начали складываться механизмы взаимопомощи самих затворников с помощью различной деятельности и сетей. Они работают совместно с психотерапевтами и врачами-психиатрами, сами организуют собрания хикикомори, выпускают «Газету хикикомори» (где есть статьи и на английском языке). Благодаря консультациям членов семей с психотерапевтами динамизм жизни в подобных семьях меняется, и есть примеры, когда меняются и сами затворники. На это требуется время, но, вероятно, другого пути, кроме поиска шансов, связывающих затворника с обществом, постепенного распространения понимания хикикомори в обществе и создания принимающей его среды, не существует.

Может быть, для людей, которые хотели бы иметь связь с социумом, но не могут ее создать, хикикомори – это предельная стратегия выживания в современном японском обществе, единственно оставшийся выбор как самооборона, направленная на защиту чувства собственного достоинства.

Фотография к заголовку: Исидзаки Морито, бывший хикикомори. В настоящее время отвечает за внутрикорпоративную информационную систему, маркетинг и приём на работу молодых сотрудников в компании, основанной его семьей, а также работает в редакции «Газеты хикикомори» (в руках у Исидзаки газета со статьей «Как не загнать в угол один миллион человек»)

(Статья на японском языке опубликована 22 ноября 2017 г.)

Ярлыки:
  • [25.12.2017]

Родился в 1957 году в Йокогаме. Врач-психиатр. Закончил Медицинский институт Сага. Директор «Клиники Бунко-кокоро». Среди последних работ: «Хикикомори и отказ от посещения школы. Время осознать, насколько ты важен себе» (Издательство «Коданся + α-синсе»).

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости