Представления о жизни и смерти в Китае и Японии (часть первая)

Урусима Минору [Об авторе]

[18.07.2018] Читать на другом языке : 日本語 | 简体字 |

Хотя Китай и Япония – соседи, представления о жизни и смерти в этих странах сильно отличаются. В первой части мы рассмотрим, как относятся к проблемам жизни и смерти в Китае.

В апреле 2018 года в г. Итикикусикино преф. Кагосима проводился праздник «Венца Сюй Фу» (яп. Сюфуку-какан-мацури). Согласно легенде, Сюй Фу из Китая прибыл в Японию в поисках лекарства бессмертия, но не нашёл его и здесь. Этим праздником его благодарят за то, что, как говорит предание, он привёз технологии выращивания риса и других злаков, производства лекарств и керамики, ткачества и рыболовства.

Цинь Шихуанди и его восприятие будущего

Как пишет Сыма Цянь в «Исторических записках» (Ши цзи), Сюй Фу по приказу Цинь Шихуанди отправился в плавание на восток на поиски лекарства бессмертия, взяв с собой 500 мальчиков и девочек, мастеров различных ремёсел и разные злаки. Почему же первый император объединённого Китая послал Сюй Фу, дав ему столько людей и провианта? Иначе говоря, почему император так стремился избежать смерти?

В те времена идеал жизни заключался в том, чтобы стать шеньсянем – бессмертным «божественным мудрецом». Вероятно, Цинь Шихуанди верил в то, что бессмертия можно достичь, принимая особое «лекарство бессмертных», или же он боялся, что по ту сторону смерти его ждут все бесчисленные люди, погубленные им на пути к объединению Китая. К слову, терракотовая армия в его гробнице обращена на восток, как будто готовится отразить нападение расположенного там вражеского государства, в подземном пространстве гробницы создан дворец, на потолке изображены небесные тела, найдены терракотовые фигуры чиновников и людей, занимавшихся искусствами, что говорит об ожидании императора после смерти заниматься тем же, чем и при жизни.

Однако на гробницу он надеялся лишь во вторую очередь, о чём говорит то, что он дважды отправлял Сюй Фу на поиски лекарства бессмертия. Кроме того, он принимал прописанное ему придворными учёными и врачами «лекарство бессмертия», содержащее ртуть, а поскольку она ядовита, то высказываются предположения, что он умер от отравления ртутью. Возможно, они сами были вынуждены создать такое лекарство, поскольку отказ мог грозить наказанием.

Боязнь посмертного бесчестья

Правителей с детства обучают необходимым для управления навыкам, и в ходе обучения они изучают исторические труды. Кроме того, как обстоят дела в нашем мире, они, бесспорно,  узнавали и о том, как их самих оценят после смерти. Китайская история – настоящая сокровищница, хранящая как героические, так и трагикомические эпизоды. Цинь Шихуанди, скорее всего, хорошо запомнил следующий эпизод.

В период Вёсен и Осеней (Чуньцю, 770-403 гг. до н. э.) политик У Цзысюй был подданным царства Чу, а когда правитель казнил его отца и младшего брата, бежал в царство У. Вместе с Сунь Цзы, автором трактата «Искусство войны», он добился укрепления царства У и разгромил царство Чу. Хотя прежний правитель царства уже умер, У Цзысюй распорядился дать 300 плетей его трупу. Японская пословица «хлестать труп плетьми», обозначающая нападки на уже умершего человека или его идеи, происходит именно отсюда.

В более позднее время был другой известный случай посмертного позора – это история советника царства Южная Сун Цинь Гуя и его жены. Их статуи установлены у мавзолея Юэ Фэя в Ханчжоу. Считалось, что именно они предательски убили Юэ Фэя и устраивали террор, пользуясь силами вражеского государства, из-за чего их называли предателями родины, и существовал обычай плевать на их изображения, хотя сейчас это уже запрещено.

Тот мир как продолжение этого

Как мы видим на примерах У Цзысюя и Цинь Гуя, в Китае даже ушедшего в мир иной человека можно призвать к ответу в этом мире. К слову, в Китае и Гонконге в ходе похоронных церемоний и поминовения покойному подносят не только еду – есть обычай сжигать для него ритуальные деньги (номиналом в 100 миллионов, 10 миллиардов юаней, говорят, даже американские доллары), а также сделанные из бумаги фотоаппараты, машины, дома, чтобы покойный не испытывал ни в чём недостатка.

Иными словами, тот мир воспринимается не обязательно как что-то совершенно иное, он не более чем другая версия нашего мира, и именно поэтому покойным отправляют деньги, бытовую технику и автомобили, пускай и бумажные. По японским представлениям покойные могут приходить в наш мир разве что на праздник О-Бон, а вообще тот мир – совершенно иной, и отделён от нашего рекой Сандзу.

Вообще в Китае есть и крайне плодородные земли в нижнем течении Янцзы, и обширное Лёссовое плато с бедными почвами, и множество мест, где человеку даже выжить непросто. В первой половине 1990-х годов, когда слово «голод» уже стало устаревшим, в Пекине и других местах можно было услышать приветствие «Чи фань лэ ма?» – «Вы поели?». Осведомиться о том, удалось ли собеседнику поесть, было проявлением учтивости. Люди, живущие в настолько стеснённых условиях, не придумывали себе воображаемого рая или ада.

Кроме того, в Китае всего около 30 000 буддийских монастырей и храмов (в Японии их 77 000). В огромном Китае с его многочисленным населением храмов, оказывается, гораздо меньше, чем в Японии. При таком малом количестве буддийских храмов люди гораздо реже имеют возможность услышать рассуждения монахов об ином мире или увидеть картины с изображениями рая и ада, поэтому они гораздо слабее знакомы с ними, и естественным образом больше концентрируются на окружающем мире.

Проявление представлений о вечной молодости в обществе

Хотя биологически невозможно оставаться молодым и жить вечно, но стремление к этому можно наблюдать в обществе. Например, есть китайское выражение «Лучше быть клювом курицы, чем хвостом быка». Его значение аналогично приписываемому Цезарю высказыванию «Лучше быть первым в провинции, чем вторым в Риме», то есть лучше быть впереди небольшой группы, чем состоять даже в большой общине, но быть позади – продолжительность рабочей жизни человека с подчинённым положением в компании зависит от других, и наоборот, босс сам решает, насколько долго он будет работать. Возможно, с этим и связана такая оживлённая деловая активность китайцев.

Продолжение читайте во второй части

Фотография к заголовку: Восход солнца, видимый с вершины горы Фудзи (фото редакции)

Ярлыки:
  • [18.07.2018]

Переводчик. Родился в 1956 году в преф. Миядзаки. Закончил Университет Кобэ. Работал в шанхайском отделении банка «Мицуи» (сейчас – «Мицуи Сумитомо»), после чего перешёл на самостоятельную занятость. Перевёл книги «Суть решений: объяснение Кубинского ракетного кризиса», «Алибаба Ма Юня и китайская мудрость» и другие.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости