История Киви: недобросовестные увольнения и недостатки в системе найма иностранных домашних работников в Японии

Мацутомо Такэхиро [Об авторе]

[28.09.2018] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | FRANÇAIS | العربية |

В 2015 году Япония запустила схему привлечения иностранных домашних работников для сокращения бремени работы по дому для женщин с активной карьерой. Однако в настоящее время система погрязла в недостатках, что становится очевидным из истории Киви, которая была внезапно уволена без надлежащей причины.

Разбитая мечта

В июне 2017 года филиппинка средних лет, нанятая в качестве домашней работницы в Японии, летела в Токио и плакала от радости. Будучи поклонницей популярной группы SMAP и аниме «Твоё имя», она никогда не думала, что всего через четыре месяца необоснованное увольнение доведет ее до отчаяния.

Я встретил Киви (имя изменено) в кафе в центральной части Манилы. Вернувшись на Филиппины, она живёт в пригороде столицы вместе со своей 15-летней дочерью и 3-летним сыном. Трудно представить, насколько это внезапное увольнение сломало все её жизненные планы. Она радостно поприветствовала меня, но нахмурилась, когда я попросил её рассказать мне, чем закончилась её жизнь в Токио.

Киви в кафе в Маниле

В пятницу, 13 октября 2017 года, она выполняла свои обычные обязанности, убираясь в доме клиента, расположенном в зажиточном районе Адзабу в Токио. На столе гостиной была коробка, которую она никогда не видела ранее. Помня просьбу клиента содержать дом в безупречной чистоте из-за ребенка, страдающего астмой, она открыла коробку и расставила ее содержимое – игрушки и детский кошелек – по своим местам. Затем, как и всегда, она проверила график на своём мобильном телефоне и продолжила работу. Её компания позволяла сотрудникам использовать телефон в разумных пределах.

В тот вечер, когда Киви вернулась к себе, к ней внезапно пришел сотрудник компании по оказанию домашних услуг, которая её нанимала. На Киви подали жалобу. Клиент, чей дом она убирала, сказал, что на записях с камер безопасности видно, что Киви странно себя вела.

Киви сказала, что клиент был недоволен из-за того, что она трогала детскую коробку, и что ему показалось, будто она снимала интерьеры дома с помощью своего телефона.

В следующую пятницу ее вызвали в офис компании и уволили. Причиной была жалоба клиента. Поскольку она не делала никаких снимков и просто закрыла кошелек, когда увидела, что в нем есть ценности, она ожидала, что в худшем случае её отругают. Она расплакалась от несправедливости наказания. Три дня спустя компания выдала ей билет на самолёт для возвращения на Филиппины.

В её приказе об увольнении говорилось, что она использовала свой мобильный телефон в рабочее время вопреки инструкциям компании и что это привело к тому, что её начали подозревать в фотографировании интерьера дома. Далее говорилось, что такое поведение противоречит трем статьям в её правилах занятости, в том числе «совершать преступные действия во время работы или за ее пределами».

Недостатки системы

Юрист Оэ Косукэ, эксперт по иностранной рабочей силе, сомневается в законности такой реакции со стороны компании. «Заслуживали ли её действия наказания в соответствии с правилами, и, даже если так, должно ли это наказание быть немедленным увольнением – оба эти вопроса остаются проблематичными» – говорит он. Конечно, трудно представить, что использование личного телефона является верным признаком преступных действий.

Когда я связался с компанией, представитель ответил, что «использование мобильного телефона в этом случае не было обосновано приемлемыми причинами в рамках служебных обязанностей», но добавил, что это не единственная причина увольнения. Тем не менее, компания отказалась объяснить своё решение или привести конкретные причины, ставшие основанием для увольнения, сославшись на необходимость защиты личной информации.

Другой представитель сказал, что компания представила отчет об инциденте независимому комитету по управлению, в который входят члены Муниципального правительства Токио, а также соответствующих министерств и ведомств центрального правительства. Однако в докладе не содержится никакой конкретной ссылки на то, что можно было бы квалифицировать как преступление. Там просто упоминается телефон и кошелек ребенка. Комитет не предпринял никаких действий для решения этой проблемы, а один член комитета принял сторону компании с комментарием: «Это индустрия, в которой клиентское мнение решает всё».

Работа Киви подпадает под действие схемы интеграции иностранного домашнего персонала в японскую рабочую силу в отдельных стратегических зонах. Эта инициатива продвигается премьер-министром Абэ Синдзо в качестве способа поддержки японских женщин, занятых своей карьерой. Законодательство вступило в силу в сентябре 2015 года, что позволило компаниям, предоставляющим услуги на внутреннем рынке, нанимать иностранных рабочих по срочным контрактам максимум до трех лет и предлагать услуги в специальных зонах. Управляющий комитет утверждает и контролирует компании, принимающие участие в проекте. Более 100 рабочих были наняты с Филиппин по этой схеме; теперь они работают в префектурах Токио, Канагава и Осака, где расположены особые зоны.

Из Гонконга, Сингапура и Ближнего Востока, где домашние работники могут проживать вместе с работодателями, поступает множество сообщений о проблемах с правами человека, таких как злоупотребления и переутомление. В Японии работники, которые трудятся в особых зонах, работают по деловым контрактам. Им не разрешают жить в домах, где они работают. Эта схема также гарантирует им заработную плату, которая, как минимум, равна зарплате японского рабочего, а значит, по словам руководителя специальной зоны Токио, их права защищены. Инициатива стартовала в прошлом году в Токио и сопровождалась оптимистичными заголовками в прессе. В газете «Ёмиури симбун», например, приезжающих работников сравнивали с иностранными звёздами спорта.

Однако история Киви свидетельствует о том, что японская система имеет свои недостатки.

Во-первых, иностранные домашние работники не могут менять рабочее место в пределах Японии, что делает их полностью зависимыми от нанимающих компаний. Как и в случае иностранных «технических стажеров», их права легко нарушить.

Системы поддержки также неэффективны. Компании, нанимающие иностранных рабочих, обязаны публиковать телефоны доверия и оказывать консультационные услуги, распространяя наклейки с контактными данными для сотрудников. Несмотря на то, что её компания утверждает, что выдала их во время обучения, Киви не помнит о том, чтобы когда-либо получала такие наклейки. Следовательно, она даже не подумала о том, чтобы обратиться в службу помощи, когда её уволили. Даже требование полностью информировать сотрудников не было выполнено должным образом.

Профессор Судзуки Эрико специализируется на исследованиях иммиграционной политики в Университете Кокусикан. Она заявляет, что, учитывая уязвимую позицию Киви, управляющий комитет в рамках мер по расследованию ситуации должен был вызвать её на слушания, когда члены совета узнали об этом случае.

Заработная плата иностранных домашних работников, вероятно, подвергнется тщательной проверке. С точки зрения работодателей обучение для занятия должности в Японии стоит недешево. Супервайзер специальной зоны Токио предположил, что стоимость обучения может вырасти до десятков тысяч йен ​​на одного работника. По этой причине некоторые компании ищут возможность получить субсидии национального правительства и местных властей.

С точки зрения работников, однако, их реальная заработная плата не так высока. Киви платили 160 000 йен в месяц, но после отчислений за аренду и других расходов сумма составляла 80 000 йен. Если предположить, что уровень заработной платы за работу по дому в Японии останется на прежнем уровне или станет снижаться, в то время как в других странах, в том числе на Филиппинах, начнёт расти, у работников будет меньше стимулов для приезда. Также сообщают о том, что Китай скоро устранит препятствия для найма домашних работников с Филиппин, поэтому соотношение спроса и предложения в Азии может значительно сместиться.

Профессор Судзуки предупреждает, что схема может свернуть с первоначального курса. Это уже произошло с более ранней схемой привлечения в Японию «технических стажеров», которые, как предполагалось, должны были получать ценные навыки, с которыми могли вернуться в свои страны; в итоге многие из них были вынуждены заниматься тяжёлой монотонной работой – навык, который вряд ли пригодился им на родине. В настоящее время обязанности, выполняемые в рамках инициативы по привлечению иностранных сотрудников, ограничены в соответствии с законом домашним хозяйством. Эти обязанности можно было бы легко распространить и на другие области с высоким внутренним спросом, например, на уход за детьми и пожилыми людьми. Поскольку вовлечённые в инициативу компании сами видят, что домашняя работа в нескольких избранных зонах не приносит ожидаемой прибыли, они могли бы попробовать предложить более широкий спектр услуг домашним хозяйствам и повысить цены за свои услуги.

Усилия, потраченные впустую

Несмотря на серьезные препятствия и проблемы, множество филиппинских работников продолжают трудиться в Японии в рамках этой системы. Если специальные зоны окажутся успешными, правительство, похоже, намерено расширить проект на всю страну. Префектура Хёго готовится к принятию иностранных рабочих. В 2012 финансовом году стоимость внутреннего рынка труда составляла 98 миллиардов йен, но может вырасти в шестикратном размере. Если количество иностранных домашних работников увеличится, как и ожидалось, Японии следует серьёзно рассмотреть вопрос о ратификации Конвенции 189 Международной организации труда о достойном труде для домашних работников в целях защиты их прав. Во многих странах наблюдается тенденция не применять соответствующее трудовое законодательство, когда занятость осуществляется в частном пространстве дома. Эта конвенция является новаторской в ​​определении международных трудовых норм для домашней работы и включает положения о защите трудящихся-мигрантов, таких как Киви.

Когда я спросил её о японской системе, Киви ответила следующее: «В других странах всё по-другому, но для работы в Японии мне пришлось пройти квалификационный отбор по японскому языку и домашнему труду. Я также должна была пройти ряд собеседований, по итогам которых количество претендентов сократилось с 500 до двух успешных кандидатов. Это заняло больше года. После всех этих мытарств меня как-то слишком легко уволили. Система не сбалансирована».

Чтобы уменьшить нагрузку в виде работы по дому для богатых семей, японские компании требуют особых усилий со стороны филиппинских работников, которых, в свою очередь, они могут уволить мановением руки. Мы не должны просто стоять и смотреть, как эта плохо разработанная система расширяется.

Фотография к заголовку: Манила, столица Филиппин, основной источник иностранной рабочей силы для работы по дому в Японии. Предоставлена Мацутомо Такэхиро

(Статья на японском языке опубликована 10 июля 2018 г.)

  • [28.09.2018]

Журналист. Родился в префектуре Фукуока в 1985 году. Получил степень магистра международных отношений в Калифорнийском университете в Сан-Диего, прежде чем присоединиться к китайской компании Caixin Media. Научный сотрудник Национального университета Сингапура с 2014 по 2016 год. Пишет о Японии, китайскоязычном мире и Юго-Восточной Азии.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости