Азиатское турне Дональда Трампа и стратегия Японии

Кохара Масахиро [Об авторе]

[05.12.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 |

Завершилось азиатское турне президента США Дональда Трампа. Какой стратегии следует придерживаться Японии в обстановке, когда не просматриваются перспективы регионального порядка, а также решения проблемы ядерного и ракетного развития Северной Кореи? Автор статьи, бывший дипломат, указывает на важность ведения диалога и консультаций с Китаем в дополнение к поддержанию тесных связей с Соединёнными Штатами.

Проблема с неясными перспективами: ядерное и ракетное развитие Северной Кореи

Президент Трамп похвально отозвался о собственном турне по ряду стран Азии, заявив, что он «добился невероятных успехов», однако если рассматривать эту поездку в целом, если, с одной стороны, посещение Японии и Южной Кореи имело надёжные дипломатические основания – союзнические отношения с учётом Северной Кореи, то про последующие визиты в Китай и страны Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в общем и целом можно сказать, что всё окончилось лишенной стратегии и внятности дипломатией в духе «Америка прежде всего». Исходя из этого итога, давайте задумаемся о проблеме ядерного и ракетного развития, которая является самой большой угрозой безопасности Японии, об отношениях с Китаем – растущей проблеме международной политики, имеющей скорее структурный характер, а также о построении порядка в регионе, лидирующая роль в котором принадлежит Китаю.

За две недели до приезда Трампа в Японию премьер-министр Абэ Синдзо одержал победу на всеобщих выборах, повысив свои шансы стать премьер-министром с самым длительным в истории периодом пребывания на этом посту (до сентября 2021 года). Одним из факторов, способствовавших этому результату, было усиление угрозы со стороны Северной Кореи. Развитие ситуации оказывает также сильное влияние на дискуссии по поводу Конституции Японии. Визит Трампа в Японию именно в такое время стал поводом продемонстрировать как внутренним, так и внешним наблюдателям непоколебимость альянса США и Японии, в том числе и расширенного сдерживания (ядерного зонтика) Соединённых Штатов.

Проблема заключается в том, что Северная Корея не проявляет ни малейших признаков желания следовать по пути денуклеаризации. К тому же, разделяющий позицию по поводу денуклеаризации председатель КНР Си Цзиньпин по окончании китайско-американского саммита, хотя и отметил намерение «продолжать строго всесторонне соблюдать резолюции Совета Безопасности ООН», вместе с тем не поддержал введение санкций, способных привести Северную Корею к краху – в частности, запрета на экспорт нефти в эту страну.

С другой стороны, позиция премьер-министра Абэ Синдзо, который после японско-американской встречи на высшем уровне заявил о том, что он «всецело поддерживает позицию президента Трампа, не исключающую любые варианты решения», сопряжена с риском ответного удара со стороны Северной Кореи. Сеул, в котором, помимо множества туристов, долгосрочно пребывает свыше 10 тысяч японцев, находится в пределах досягаемости дальнобойной и ракетной артиллерии Северной Кореи, размещённой вдоль 38-й параллели. Для Японии недопустимы альтернативы, предполагающие возможность подвергнуться превентивному удару, когда нельзя отрицать вероятность не только того, что Сеул превратится в море огня, но и удара по самой Японии ракетами с ядерным зарядом.

Участники саммита Японии и США были едины в намерении «усилить давление до максимального», однако это отнюдь не означает, что впереди просматривается путь к денуклеаризации. Северная Корея продолжает разработку ядерного оружия и ракет, и до «дня Х», когда будет завершено создание МБР с ядерными боеголовками, способных достигать основной территории США, остаётся не слишком много времени. Между тем, не исключено, что именно этот день станет «днём Д», когда президент Трамп разыграет военную карту.

В условиях, когда стороны продолжают пытаться взять друг друга на испуг, президент Трамп возлагает надежды на давление на Северную Корею со стороны Китая. Однако, насколько можно судить по реакции китайских дипломатов, в отличие от интерпретации Трампа, Китай придает большое значение диалогу и не меняет своей позиции, которая состоит в том, что «двойное прекращение» (подразумевающее прекращение Северной Кореей ядерных и ракетных разработок в ответ на прекращение совместных американо-южнокорейских военных учений) является фактически наиболее реализуемой, справедливой и мудрой мерой. Каким образом разделять ведение диалога и оказание нажима, как совместить использование этих механизмов? Перспективы развития неопределённой ситуации вокруг Корейского полуострова теперь зависят от каждого последующего шага трёх игроков – Си Цзиньпина, Ким Чен Ына, и, наконец, Трампа.

Исключительная важность доверительных отношений между лидерами Японии и США

Поскольку отсутствие у президента Трампа опыта в политике и дипломатии становится причиной неопределённости в отношении азиатских проблем, и в первую очередь северокорейской проблемы, премьер-министру Абэ необходимо с позиции важнейшего союзника США в Азии проанализировать для него текущую ситуацию и разъяснить политику в сфере обеспечения безопасности и дипломатии.

Помимо переговоров с Дональдом Трампом сразу после его избрания на пост президента в ноябре прошлого года, премьер-министр Абэ со времени февральской инаугурации Трампа на посту президента поддерживал с ним тесный контакт – 5 раз провёл с ним переговоры на высшем уровне, 16 раз побеседовал по телефону и даже провёл с американским президентом время за игрой в гольф. На банкете по случаю приезда президента в Японию премьер-министр заявил: «Никогда за всю более чем полувековую историю альянса Японии и США не было ни одного другого года, когда лидерам двух стран удалось бы завязать столь глубокие и тесные отношения».

В наши дни всё большего продвижения информатизации и глобализации роль дипломатии лидеров исключительно важна. В особенности выстраивание отношений, позволяющих упрочившему долгосрочный фундамент своей власти премьер-министру Японии в любое время общаться с президентом Соединённых Штатов, который является главнокомандующим самой мощной армии в мире, ценно не только с точки зрения повышения надёжности и сдерживающего потенциала японско-американского альянса, но и с точки зрения стабильности всего Азиатско-Тихоокеанского региона. В XXI столетии альянс Японии и США, не ограничиваясь безопасностью самой Японии, служит также фундаментом для мира и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а то, что лидеры двух стран подтверждают этот альянс и действуют заодно, имеет важное значение для того, чтобы побуждать Северную Корею к переменам и добиваться поддержки со стороны Китая.

Выстроить японско-китайские отношения, не уступающие американско-китайским

Отношениям с Китаем важное внимание уделяет и президент Трамп. Провозгласив в апреле на банкете в своей частной резиденции во Флориде «рождение дружбы», в октябре он поздравил Си Цзиньпина по телефону сразу после окончания съезда Коммунистической партии Китая. В ходе нынешнего визита в Китай также была продемонстрирована близость отношений: Си Цзиньпин с супругой показывали гостям императорский дворец и т. д., на что Трамп отреагировал словами о «необычайном сходстве характеров», а также о том, что «отношения Соединённых Штатов и Китая являются наиболее важными».

Конечно, было бы чересчур оптимистично рассчитывать, что близкие отношения лидеров смогут уладить все вопросы отношений США и Китая. В особенности в Азии, где подъём Китая приводит к изменению баланса сил, острой проблемой является то, что у администрации президента Трампа не просматривается как стратегия в Азии, так и стратегия в отношении Китая.

С другой стороны, говоря об отношениях лидеров Японии, Соединённых Штатов и Китая, отсутствующими являются отношения японского и китайского лидеров. В треугольнике Япония-США-Китай уверенной толстой линией прочерчена сторона, соединяющая США и Японию, что очень важно для последней, однако вместе с тем необходимость прочертить сторону Япония-Китай так, чтобы она, по меньшей мере, не уступала стороне США-Китай, ощущается как с точки зрения азиатских стран, колеблющихся в зазоре между Японией и Китаем, так и с точки зрения повышения роли Японии в Азиатском регионе. В этом смысле можно дать хорошую оценку состоявшимся японско-китайским переговорам на высшем уровне.

40-летняя веха как повод надеяться на обмен визитами лидеров Японии и Китая

В будущем году исполняется 40 лет со времени заключения Договора о дружбе между Японией и Китаем, на него же приходится и 40-летие реформ и открытия Китая внешнему миру. В целях поддержки китайской политики реформ и открытости Япония предоставила этой стране возмездное финансовое содействие (так называемые йеновые займы), безвозмездное финансовое содействие, а также официальную помощь развитию (ODA), которая заключается в сотрудничестве в области технологий, на общую сумму свыше 3 трлн 600 млрд йен. В сентябре нынешнего года программа йеновых займов была завершена предоставлением последнего займа на комплексные работы по охране окружающей среды в провинции Цинхай – посадку лесных насаждений, задерживающие плотины и т. п. (заём выдан в продолжение уже действовавшего проекта; новые йеновые займы не предоставляются с 2007 года).

В этот год, знаменующий важную историческую веху, хочется надеяться, что развитие процесса реформ и открытости Китая внешнему миру будет способствовать миру и процветанию в Азии и во всём мире, что произойдет возврат к отправной точке японско-китайского Договора о дружбе, который подтвердил необходимость «развивать долгосрочные отношения мира и дружбы». Также хочется, чтобы реализация обмена визитами лидеров, согласие о котором было отражено в «Совместном заявлении Японии и Китая о всестороннем развитии “Стратегических взаимоотношений”» 2008 года способствовала формированию условий для работы над задачами, стоящими перед обеими странами.

Китай является самым крупным внешнеторговым партнёром Японии, при этом 32 тысячи, или 45% всех японских предприятий, выходящих за рубеж, продвигаются именно в Китай. Минимизация рисков в политике и в вопросах обеспечения безопасности и максимизация экономических выгод – это дипломатия, приносящая выгоду японскому государству. Прежде всего, жизненно важным является раз за разом продолжать диалог и дискуссии с учётом «четырёх договорённостей», направленных на улучшение отношений, к которым стороны пришли в ноябре 2014 года.

Роль Японии в движении к «свободному и открытому» региональному порядку

В заключение хотелось бы затронуть вопрос о векторе развития регионального порядка, который просматривается в свете азиатского турне президента Трампа.

Стиль политики и дипломатии президента Трампа, провозгласившего лозунг «Америка прежде всего», принципиальным образом отличается от основ политического курса Барака Обамы и других президентов, уделявших большое внимание универсальным ценностям, а также свободе и открытости международной экономической системы. Иначе говоря, дипломатия Трампа преследует скорее коммерческую выгоду, нежели такие ценности как демократия и права человека, отдавая приоритет не долгосрочной стратегии, а краткосрочным «сделкам».

Может быть, руководству Коммунистической партии Китая, которое обеспокоено проникновением западных ценностей, проще иметь дело с таким президентом. В ходе нынешнего визита президента Трампа в Китай предприятия этой страны продемонстрировали торговые переговоры с предприятиями США на общую сумму 250 млрд долларов. Можно спорить о том, насколько это послужит исправлению структурного дисбаланса в двусторонней торговле и насколько много в этой сумме пустых обещаний, однако несомненно то, что для Китая, который расширяет своё влияние, разыгрывая в качестве дипломатической карты растущую экономическую мощь, это послужит укреплению уверенности в себе при построении с США равноправных отношений двух великих держав. Вместо президента Трампа, у которого поддержание либерального международного порядка вызывает не слишком сильный интерес, председатель КНР Си Цзиньпин, заложивший на партийном съезде основу «прочного режима», продвигая политику «Один пояс – один путь», работает над выстраиванием регионального порядка, лидирующая сила в котором принадлежит Китаю.

В ответ президент Трамп с трибуны форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества рассказал об «Индо-Тихоокеанской стратегии», ведущая роль в которой отводится Японии и США, коснулся главенства закона, а также свободы навигации, однако основным направлением его выступления было заключение «справедливых и взаимных» двусторонних торговых соглашений и проповедь приоритета национальных интересов.

Америка продемонстрировала политику участия в азиатских делах, однако исходя из выхода страны из числа участников соглашения Транс-Тихоокеанского партнёрства (ТПП), критики Всемирной торговой организации и других шагов становится очевиден дрейф стратегической дипломатии этой страны как защитника международного порядка. От Японии требуется выполнить роль «приводящего в нормальное состояние» американскую дипломатию, высоко подняв знамя защиты либерального порядка посредством таких действий как конкретизация «Индо-Тихоокеанской стратегии», а также реализации ТПП в составе 11 участников, и укрепив сотрудничество и сплочённость всех государств-единомышленников.

На состоявшемся съезде Китай сформулировал всестороннюю руководящую роль КПК. Дальнейшее развитие так называемой «Социалистической рыночной экономики», предусматривающей усиление роли государственных предприятий и другие приоритеты социализма над рыночными принципами, усиливает объективные опасения в отношении прозрачности и качества правил не только в отношении экономики самого Китая, но также и развиваемого под его лидерством проекта «Один пояс – один путь». Со своей стороны Японии следует, принимая во внимание динамизм китайской экономики и усиливающееся влияние Китая, исполнить свою роль в целях обеспечить в складывающихся условиях региональный порядок, основанный на свободе, открытости и главенстве закона, действуя изнутри проекта «Один пояс – один путь», а также Всеобъемлющего регионального экономического партнёрства.

Фотография к заголовку: президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин на торжественном ужине в Доме народных собраний, 9 ноября 2017 г., Пекин, Китай (фотография Reuters/Aflo)

(Статья на японском языке опубликована 20 ноября 2017 г.)

  • [05.12.2017]

Профессор Отделения политико-юридических исследований аспирантуры Токийского университета. Специализация – современная японская дипломатия. Родился в 1955 году в префектуре Токусима. По окончании факультета гуманитарных наук Токийского университета поступил на работу в Министерство иностранных дел Японии. Работал референтом Департамента по делам Азии и Океании, генеральным консулом в Сиднее, генеральным консулом в Шанхае и т. д. В нынешней должности с 2015 г. В числе публикаций – «Сообщество Восточной Азии» («Нихон кэйдзай симбунся», 2005), «Национальная выгода и дипломатия» («Нихон кэйдзай симбунся», 2007), «Куда идёт Япония?» (Китай, Citic Press, 2009), «Теория граничных государств» («Дзидзи цусинся», 2012).

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Последние статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости