Урок серийных убийств в Дзама: задействовать Интернет для предотвращения самоубийств

Суэки Хадзимэ [Об авторе]

[15.12.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

В связи со вскрывшимся случаем серийных убийств, когда убийца заманивал через сеть «Твиттер» женщин, высказывавших суицидальные намерения, раздаются призывы ввести ограничения в социальных сетях. Однако автор статьи, подробно исследовав вопрос предотвращения самоубийств, указывает на необходимость задуматься о методах эффективного использования Интернета в качестве средства профилактики суицида.

Шок от серийных убийств в городе Дзама

Злободневной темой последнего времени стал вопрос о взаимосвязи использования Интернета и суицида. Это происходит под воздействием на общество случая с обнаружением останков людей 31 октября 2017 года в городе Дзама префектуры Канагава. Хотя на момент написания этого материала еще не вполне ясны все обстоятельства произошедшего, уже известно, что за короткий период – с августа по октябрь – произошло убийство и оставление в небрежении тел девяти жертв. Помимо многочисленности жертв, общественное мнение сильно потряс и способ коммуникации подозреваемого и пострадавших от его действий. Через социальную сеть «Твиттер» подозреваемый искал женщин, выражавших суицидальные намерения или желание умереть, и подманивал своих жертв, предлагая помощь в уходе из жизни.

С поступлением первых сообщений о трагедии автор этих строк, поражаясь большому количеству жертв, тем не менее отнюдь не был удивлён способом их завлечения посредством социальных сетей. Частота случаев, когда выразивший в Интернете суицидальные намерения человек попадает в какой-то инцидент, невелика, и тем не менее, такое происходит постоянно. Разумеется, влияния социальных сетей не наблюдалось прежде, до того, как сами социальные сети не получили такого распространения, как сейчас. И всё-таки в прошлом уже бывали случаи, когда человека выманивали с целью убийства посредством электронных форумов на вебсайтах, именуемых «сайтами самоубийств». Начнём с того, что диссертация автора этих срок (впоследствии опубликованная в форме отдельного издания «Предотвращает ли Интернет самоубийства?») появилась в результате общения с пользователями Интернета, с которыми автор познакомился через электронные форумы на тему самоубийства, а также через социальные сети. Уже тогда с автором, представившимся аспирантом, исследующим суицид, любезно пообщались многочисленные пользователи «сайтов самоубийств».

Создать условия, когда сеть связывает с теми, кто желает добра

Под впечатлением от серийных убийств в городе Дзама правительство заявляет о намерении принять ответные меры в целях недопущения дальнейших подобных случаев. А какие ответные меры возможны в данной ситуации? Мы попытались обобщить такие возможности, исходя из результатов собственных исследований и опыта.

Когда подобные инциденты связаны с Интернетом, первое, на что хором указывают в качестве ответной меры – ограничение использования. Ограничивать в Интернете (или в социальных сетях) всевозможные высказывания и сведения, касающиеся самоубийства, бесполезно, но даже и будь это возможно, такую меру вряд ли можно считать конструктивным подходом. Люди, которые пишут в «Твиттере» «хочется умереть» или «хочу покончить с собой», оказались загнанными в ситуацию, из которой им не видится иного выхода. Даже если мы получим возможность удалять подобные высказывания, это не значит, что у людей исчезнут такие мрачные мысли. И раз уж речь заходит об ограничениях, желательно вводить их с тем, чтобы ограничить возможность контакта с жертвой со стороны того, кто причиняет ей вред; однако это представляется затруднительным, поскольку сложно устанавливать факт причинения вреда прежде, чем что-то фактически произошло.

Что же касается действительно возможных мер, вероятно, основным направлением следует считать проектирование в «Твиттере» и других социальных сетях такой среды, где человек, который жалуется, что ему хочется «умереть» или «убить себя», с большей вероятностью соприкоснётся с доброжелательными людьми прежде, чем с ним свяжутся люди с дурными намерениями. Каким конкретно образом всё это спроектировать? В этом нет единого чётко заданного направления, поскольку у всех медиа имеются свои, отличные от других характерные черты и особенности.

В качестве информации к размышлению позвольте упомянуть деятельность некоммерческой организации OVA, с которой связан автор, именуемой «Ночная стража 2.0» (ссылка на японском языке). Эта деятельность состоит в том, чтобы при выявлении в Google Adwords (сервис демонстрации рекламы, связанной с содержанием поисковых запросов в Google) поиска по ключевым словам, относящимся к способам самоубийства, демонстрировать контекстную рекламу, предлагающую бесплатную консультацию посредством электронной почты. Если приходит сообщение от желающего посоветоваться, появляется возможность через продолжение переписки понаблюдать за человеком, и, в зависимости от степени риска самоубийства и проблем, с которыми он сталкивается, связать его с учреждением, способным оказать необходимую помощь (например, с больницей соответствующего профиля). Благодаря такому подходу у пользователя Интернета, который искал информацию, связанную со способами самоубийства, одновременно снижается возможность соприкосновения с вредоносными сведениями о вариантах ухода из жизни и возрастает вероятность связаться с теми, кто оказывает помощь.

Ещё раз замечу, что подобный метод не является универсальным средством, подходящим для любых медиа. Но возможно принимать наиболее подходящие меры, используя те или иные особенности. В частности, социальные сети очень перспективны с точки зрения определения пользователей с высоким риском самоубийства. Фактически, как подтверждает и проведённое автором исследование, риск самоубийства среди людей, ворчащих в «Твиттере», что им «хочется умереть» или «наложить бы на себя руки», со всей очевидностью выше по сравнению с теми, кто не пишет ничего подобного. К примеру, демонстрируя пользователю «Твиттера», о котором сделан вывод о высоком риске самоубийства, рекламу с предложением помощи, появляется возможность как-то вмешаться в развитие событий прежде, чем ему протянет руку кто-то злонамеренный, и нельзя утверждать, что шансы впредь избежать случаев, подобных произошедшему, равны нулю.

Профилактика самоубийств требует общественного финансирования

Проблема состоит в том, откуда взять деньги на помощь людям с высоким риском самоубийства. Профилактика самоубийств – сфера деятельности, исключающая прогресс без финансирования из общественных фондов. Объясняется это тем, что на предотвращении самоубийств не построишь бизнес. Когда случаи вроде нынешнего происходят через Интернет, люди неизменно склонны винить сеть, однако существующие проблемы – это отнюдь не проблемы компании-владельца «Твиттера». Вероятно, компании-владельцу по силам вносить усовершенствования дизайна с тем, чтобы масс-медийная среда соцсети под названием «Твиттер» улучшалась. Но это отнюдь не означает, что компания-владелец способна позаботиться обо всех, кто находится в зоне риска суицида.

Когда происходят такие сенсационные случаи, это служит поводом для усиления в обществе понимания важности принятия ответных мер. Но возможность или невозможность добиться прогресса ответными мерами зависит от того, насколько общество в целом осознаёт, каким образом осуществляется управление подобными (редко возникающими) рисками. Более того, имеется проблема и с точки зрения нашего отношения к приоритетности расходования налоговых средств. К сожалению, многие из нас, внутренне соглашаясь с расходованием налогов на предотвращение гибели людей в таких обстоятельствах как аварии и несчастные случаи, тем не менее испытывают сильное предубеждение против расходования налогов на предотвращение самоубийств. До тех пор, пока не изменится отношение народа, случаи, подобные произошедшему, вероятно, будут повторяться снова и снова.

Нельзя забывать о проблеме

В заключение приведу пример, который даёт основания полагать, что благодаря изменению отношения в обществе в целом нам удалось продвинуться вперёд в деле предотвращения самоубийств. Это подход к манере подачи сообщений о самоубийствах средствами массовой информации. Когда масс-медиа усиленно муссируют самоубийство артиста, политика или какого-нибудь другого известного лица, в течение некоторого времени наблюдается всплеск числа самоубийств. Этот феномен известен как «эффект Вертера», его наличие подтверждено по всему миру. В Японии в 1980-е годы также наблюдался рост числа самоубийств среди молодёжи после того, как свела счёты с жизнью певица и актриса Окада Юкико. О том, как подавалась информация по телевизору в те времена, можно узнать с помощью «Ютьюба». Легко увидеть, как под будоражащую музыку демонстрировалось прикрытое синим целлофаном тело, а вокруг места, где обнаружили тело, толпились репортёры музыкальных и театральных передач. Такого рода кадры изобилуют нарушениями положений «Справочника по предотвращению самоубийств для сотрудников СМИ» Всемирной организации здравоохранения.

Сейчас, по прошествии 30 лет, такая подача информации японскими масс-медиа практически прекратилась. Конечно, это не означает, что нарушения упомянутого руководства со стороны СМИ свелись к нулю, но вполне можно утверждать, что произошло качественное улучшение подхода к подаче информации. Вероятно, этому способствовало и общее понимание средствами массовой информации необходимости более строго придерживаться принятых правил поведения, но вместе с тем следует предположить, что результат достигнут и благодаря тому, что зрители заявили своё «нет» прежнему способу подачи информации. Поставляющие информацию масс-медиа постоянно подвергаются соблазну преподнести сенсацию и заработать таким образом очки (увеличить свою долю аудитории, повысить газетные тиражи и т. п.). Присматривать за этим соблазном способен только зритель, иначе говоря, народ.

Для того, чтобы произошли перемены, требуется определённое время, и тем не менее, если изменяется отношение народа – изменяются и СМИ, и направление политики. Рост осознания проблемы и отторжение тех поставщиков услуг социальных сетей, которые бросают пользователя перед лицом опасности, неизбежно приведут к изменениям к лучшему как бизнеса социальных сетей, так и его услуг. И напротив, без усиления такого отношения вряд ли стоит рассчитывать на то, что ситуация улучшится. Это относится и к мерам борьбы с самоубийствами. В Японии, которая сталкивается с проблемами изменений структурного состава населения, накапливается масса проблем, требующих выработки соответствующей ответной политики. Насколько высокий приоритет отдаётся среди этой массы проблеме самоубийств? Это зависит от того, станем ли мы относиться к случаям, подобным нынешнему серийному убийству в Дзама как к сенсационному информационному поводу, который можно «переварить» и забыть, или как-то иначе.

Фотография к заголовку: полицейский перед домом в городе Дзама префектуры Канагава, в квартире которого были обнаружены тела 9 человек (снимок сделан 31 октября 2017 г., предоставлен Jiji Press)

(Статья на японском языке опубликована 30 ноября 2017 г.)

  • [15.12.2017]

Доцент Факультета современных гуманитарных наук Университета Вако. Родился в 1983 году. Окончил курс клинической психологии на кафедре педагогических исследований аспирантуры Токийского университета. Доктор педагогических наук. Клинический психолог. Работал преподавателем на факультете современных гуманитарных наук Университета Вако, в нынешней должности с 2016 г. Занимается исследованием вопросов самоубийств и профилактики самоубийств с точки зрения использования масс-медиа (в особенности Интернета), а также исходя из экономических ценностей. В числе публикаций: «Предотвращает ли Интернет самоубийства?» (Изд-во Токийского университета, 2013), «Основополагающие знания о предотвращении самоубийств» (изд-во «Дэдзайн эггу», 2013) и другие.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости