Китай ускоряет инновации: чем ответит Япония?

Ито Асэи [Об авторе]

[10.05.2018] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 |

Процесс технологических инноваций в Китае развивается всё быстрее, и на передний план выходит группа предприятий «новой экономики», стоящих за этими технологиями. Как следует ответить на возрастающее присутствие Китая в качестве общемирового источника инноваций? На этот вопрос отвечает автор, непосредственно знакомый с обстановкой на переднем крае происходящих событий.

Ускорение китайских технологических инноваций

В последние годы Китай начал предлагать новые товары и новые услуги. Если в прошлом изделия китайского производства пользовались репутацией «дешёвых и не слишком качественных», то теперь он стал не только выпускать промышленные изделия высокого качества, но и новые услуги, порождаемые распространением мобильных платежей. Автор подразделяет такого рода инновации китайского происхождения на четыре вида (подробнее желающие могут ознакомиться с позицией автора в серии статьей «Доступно об экономической науке» в газете «Нихон кэйдзай симбун», номера за 20-29 марта 2018 г.).

Во-первых, это инновации, происходящие в сфере производства, базисом для которых служит зрелость цепочек поставок. Особенно заметно становится лидерство китайских предприятий, сосредотачивающих силы на исследованиях и разработках, наиболее представительным из которых является компания Huawei Technologies Co., Ltd. В области смартфонов на платформе «Андроид», помимо Huawei, повышают свои позиции в рейтинге долей мирового рынка такие местные производители как Xiaomi, Oppo и Vivo. На базе сформировавшегося в Китае конгломерата по производству электроники разработка продукции нового поколения происходит как никогда быстро.

Во-вторых, это механизм инноваций, главная роль в которых принадлежит предприятиям-создателям платформ, возникшим в сфере цифровой экономики. Крупные компании сферы Интернета, наиболее видные представители среди которых – Baidu, Alibaba и Tencent, с началом эпохи мобильных средств коммуникации разворачивают облуживание, отправной точкой которого служат приложения для мобильных устройств, выступающие в качестве центрального ядра. Веб-сайт электронной коммерции Taobao компании Alibaba расширяет функциональные возможности, предлагая приложение для осуществления расчётов Alipay, а компания Tencent, воспользовавшись опытом своего приложения-мессенджера для персональных компьютеров QQ, разработала приложение для мобильных устройств Wechat. Такого рода приложения, в дополнение к возможности проведения мелких платежей, позволяют приобретать авиа- и железнодорожные билеты, бронировать гостиницы, пользоваться услугами каршеринга, заказывать доставку еды, билеты в кинотеатры, расплачиваться за коммунальные услуги и даже распоряжаться своими капиталовложениями. Таким образом они создают экосистемы цифровой экономики, ядром которых являются так называемые «супер-приложения».

Председатель правления и CEO компании Lawson Тамацука Гэнъити (справа) объявляет о внедрении во всех магазинах в Японии китайской услуги электронных расчётов Alipay, январь 2017 г., столичный район Синагава, Токио (фотография предоставлена Jiji Press)

Третий вид – инновации социального внедрения. Распространение уже упомянутых «супер-приложений» и расчётов через мобильные устройства создают условия, позволяющие исключать человека из процесса расчётов. В результате рождаются многочисленные совершенно новые услуги, такие как магазины-минимаркеты шаговой доступности комбини без продавцов, автоматические системы шеринга велосипедов, автоматические рестораны, автоматические автомобильные парковки и т. п. Инновациями социального внедрения автор называет процесс, при котором в сфере, где прежде просто не существовало готовых решений, новые технологии входят в жизнь общества методом проб и ошибок.

Четвёртый вид – инновации научно-технического характера. И в Китае в последние годы всё больше внимания уделяют развитию исследований в области фундаментальных технологий. Китайские научно-исследовательские учреждения добиваются результатов в таких областях как квантовая связь и редактирование генома. Также развиваются механизмы научно-промышленного взаимодействия, задача которых – практическая реализация результатов научных исследований, в связи с чем в первую очередь следует отметить Университет Цинхуа. Задачу коммерческой реализации берут на себя компании, связанные с ВУЗами посредством владения пакетами акций.

Говоря об условиях и среде для рождения всех этих многообразных инноваций в Китае, отмечают наличие гигантского внутреннего рынка, распространение мобильного Интернета, мягкость регулирующих норм и государственную политику поддержки инноваций, а также наличие фундаментального исследовательского базиса. К примеру, правительство Китая стремится занять место в авангарде в сфере применения искусственного интеллекта и использования так называемых «больших данных», и нам пора понять, что настала эпоха, когда реализацией подобного рода политики начали заниматься такие страны, как Китай, который с точки зрения величины ВВП на душу населения остаётся в числе стран с умеренными доходами.

Быстрое развёртывание «новой экономики»

Особенно важно при этом то, что в Китае формируется механизм взращивания венчурных предприятий, иначе говоря, экосистема, каждый элемент которой связан со всем миром.

По состоянию на ноябрь 2017 года, в Китае возникло 120 стартапов-«единорогов». Так называют предприятия, которые, даже не выходя на рынок капитала, наращивают свою стоимость до 1 млрд долларов и выше. Из 120 таких фирм 105, или 87% от общего числа, приходятся на 4 мегаполиса – Пекин, Шанхай, Ханчжоу и Шэньжэнь, причём 54 фирмы сосредоточены в Пекине. Предприятия, представляющие «новую экономику» Китая, которые сосредотачиваются в инновационных городах, географически расположенных на побережье, переживают впечатляющий рост.

Китайские предприятия-«единороги»

Число предприятий – «единорогов» Процент в общем числе Совокупная стоимость предприятий-«единорогов» (х 100 млн. юаней) Процент в общей стоимости
В целом по Китаю 120 29,470
Пекин 54 45% 13,750 47%
Шанхай 28 23% 4,580 16%
Ханчжоу 13 11% 5,420 19%
Шэньчжэнь 10 8% 2,840 10%
В целом по 4-м гор 105 87% 26,590 92%

Примечание: по состоянию на 30 ноября 2017 года, по подсчётам китайского частного исследовательского института Hurun, список предприятий, стоимость которых оценивается в 1 млрд долларов (7 млрд юаней) и выше. Исследование охватывает континентальный Китай, Гонконг, Макао и Тайвань.

Источник: «Индекс единорогов Большого Китая НИИ Hurun» за 2017 год (http://www.hurun.net/CN/Article/Details?num=5602F6026D18).

Шэньчжэнь как «Кремниевая долина» Китая

В качестве места, наиболее ярко демонстрирующего китайскую венчурную экосистему, давайте рассмотрим «Индустриальную базу софтвера Залив Шэньчжэнь» в городе Шэньчжэнь провинции Гуандун. Эта индустриальная зона, разработанная региональным государственным предприятием при полном финансировании со стороны властей города Шэньчжэнь, является местом концентрации венчурных предприятий наряду с соседним «биопарком». В этом районе строится новое здание штаб-квартиры компании Tencent, к тому же здесь создают свой форпост Baidou и Alibaba. Иначе говоря, здесь сосредоточили силы три ведущих предприятия, которые получили общее название BAT.

Здесь также расположилось здание для венчурного капитала, вокруг которого сосредоточилось множество венчурных фирм, а также предприятий бизнеса, связанного с обслуживанием венчурных компаний. Таким образом, в этом районе, в дополнение к венчурным предприятиям, сосредотачиваются все те, кто работает в сфере цифровой экономики – гиганты BAT, предлагающие супер-приложения, венчурный капитал, открывающий перспективные венчурные предприятия и инвестирующий средства, а также компании, предоставляющие сопутствующие услуги.

В этом районе также имеются в изобилии кафе, где можно проводить презентации; там часто проводят ознакомительные собрания, которые организуют венчурные фирмы, а также мероприятия для сведения венчуров с инвесторами. Пожалуй, это место можно назвать одним из реальных воплощений экосистемы «новой экономики» Китая.

«Индустриальная зона софтвера Залив Шэньчжэнь». Две связанные проходом башни в глубине посередине – новое здание штаб-квартиры Tencent (фотография Ито)

Следует отметить, что вся экосистема венчурной экономики Китая отнюдь не является закрытой и внутринациональной. Чтобы это понять, достаточно побывать на мероприятиях в зонах коворкинга (офисное пространство, которое можно кратковременно использовать организованным группам и в индивидуальном порядке) и в производственных зонах (где расположено оборудование, которым могут пользоваться все, кто вносит средства на его содержание). В качестве примера рассмотрим встречу, на которой побывал автор. Мероприятие, состоявшееся 25 мая 2017 года в Xfactory в производственной зоне Чайхуо называлось «Знакомство с Kickstarter – воплоти свой проект».

От крупнейшей в мире компании в области краудфандинга из США – Kickstarter – на подиум вышел директор по дизайну и технологиям Джулио Терра, который не только подробно рассказал о том, какая подготовка необходима для успешного проведения краудфандинговой кампании, но и поделился ноу-хау о том, какую работу следует проделать с масс-медиа перед, во время и после проведения кампании. Таким образом производственные площадки и коворкинговые пространства выполняют функцию места соприкосновения ключевых фигур общемирового стартап-сообщества с местными предпринимателями.

Информационное мероприятие компании Kickstarter, проведённое на производственной площадке в Шэньчжэне в мае 2017 года (фотография Ито)

Задействовать Японию в глобальных инновациях

В прошлом Япония внесла значительный вклад в экономическое развитие Азиатского региона в качестве передовой промышленной державы. Затем она первой в регионе столкнулась с социальными задачами, и прежде всего со старением населения, после чего стали много говорить о том, какую роль Япония может сыграть как модель и образец для других в решении этих непростых вопросов.

Какую работу необходимо проделать Японии в эпоху, когда источником инноваций начинает становиться Китай, обладающий колоссальным населением и при этом стремящийся стать передовой научно-технологической державой? Ответ на этот вопрос найти непросто, но с точки зрения отношений с Китаем японские предприятия по меньшей мере начали вырабатывать следующие механизмы.

Во-первых, это более решительные совместные исследования. К примеру, даже такая фирма-обладатель базовых технологий, как Sony ведёт разработку сенсора CMOS-изображений вместе с китайским предприятием Oppo. По данным исследования Японской организации по развитию внешней торговли (JETRO) 2016 года, уже тогда предприятия с японским капиталом обладали в Китае 84 исследовательскими центрами – больше, чем в США или Европе. Фактически, японские предприятия уже занимаются исследованиями и разработками в Китае. Раз Китай становится местом ведения НИОКР, представляется логичным эффективно использовать это обстоятельство. Быть может, вместе с тем и китайские предприятия могли бы, к примеру, сосредотачивать в Японии проведение исследований и разработок в тех областях, где Япония особенно сильна, к примеру, в области оптики, занимаясь таким образом исследованиями и разработками поверх границ?

Во-вторых, это инвестиции в растущую китайскую «новую экономику» и венчурные предприятия. В этой области обращает на себя внимание деятельность компании Softbank, которая через фонд Softbank Vision осуществляет инвестиции в сильные венчурные предприятия по всему миру. Хотя имеются и другие предприятия японского капитала, инвестирующие в китайские венчурные фирмы, число таких игроков пока ограничено.

Два вышеприведённых направления являются местом приложения сил для крупных и влиятельных корпораций Японии. Что же касается малых и средних предприятий, обладающих более ограниченными ресурсами, вполне ясного ответа на вопрос о том, каким образом связать японские венчурные фирмы с Китаем, пока не нашлось. Очень важным представляется по меньшей мере бывать в главных инновационных городах Китая, где рождаются новые товары и услуги, чтобы попытаться укрепить связи с местным венчурным сообществом.

Правительство Японии под лозунгом «Общество 5.0» стремится посредством введения системы своего рода «песочниц» – ограниченного временного смягчения регулирования – обеспечить практическое распространение новых технологий, таких как использование дронов и транспортных средств с автоматизированным управлением. В сфере цифровой экономики правительства и международные органы приступают к обсуждению выработки международных правил. Следует предположить, что важной задачей является ускорить внедрение обществом новых технологий, работая при этом должным образом над проблемой приватности данных. Это обусловлено тем, что в сфере цифровой экономики и Интернета вещей (IoT), где пока нет ясных и окончательных ответов, в конечном счёте от скорости и частоты проб и ошибок в дальнейшем будет зависеть, насколько широкое распространение получат плоды этого процесса.

Учитывая тот факт, что в определённом смысле весь Китай в целом служит своего рода гигантской «песочницей», становясь инкубатором венчурных предприятий, необходимо также пристально пронаблюдать за тем, что приносит успех, а что закончилось неудачей, поскольку всё это обязательно следует впредь принимать к сведению в усилиях по оживлению «новой экономики», венчурного бизнеса и инновационных процессов в Японии.

По сути, вопрос состоит в том, насколько глубоко сама Япония способна быть связана с общемировой венчурной экосистемой и сообществом её участников. «Новая экономика» разворачивается поверх межгосударственных границ. В эпоху, когда инновации рождаются в Китае, очень важно, чтобы Япония тоже стала частью глобальной экосистемы инноваций.

Фотография к заголовку: Гигант онлайн-торговли Alibaba проводит распродажу по случаю «Дня одиноких» 11 ноября 2017 года в Шанхае. В ходе этой акции объём продаж компании составил 168 млрд 200 млн юаней (по курсу 17 йен за юань приблизительно 2 трлн 900 млрд йен) Фотография предоставлена Jiji Press

  • [10.05.2018]

Родился в 1984 году. Адъюнкт-профессор Института социальных исследований Токийского университета. Доктор экономических наук. Специализация – теория экономики Китая. Окончил экономический факультет и докторантуру отделения экономических исследований аспирантуры Университета Кэйо. Работал научным сотрудником отделения гуманитарно-культурных исследований и на других постах. В нынешней должности с апреля 2017 года. Персональная публикация: «Промышленная интеграция в современном Китае – "фабрика мира" и экономическое развитие "снизу вверх"» (Издательское общество Университета Нагоя, 2015), в соавторстве: «"Век Азии": изучая современную азиатскую экономическую теорию» («Юхикаку», 2018) и др.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости