Соглашение об экономическом партнёрстве между Японией и ЕС: весомое заявление о важности свободной торговли

Кимура Фукунари [Об авторе]

[24.10.2018] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 |

Администрация президента США Дональда Трампа, вырабатывая протекционистский курс внешнеторговой политики, идёт по пути обострения торговых трений с Китаем. Подписанное в июле Японией и Европейским Союзом Соглашение об экономическом партнёрстве (EPA) рассматривается в качестве попытки воспрепятствовать кризису системы международной торговли.

Тихий выход в большое плавание

Переговоры по вопросу заключения Соглашения об экономическом партнёрстве (EPA) между Японией и Европейским Союзом, которые начались в апреле 2013 года, завершились подписанием этого документа 17 июля 2018 года. Сейчас и Япония, и ЕС со всей поспешностью занимаются процедурами ратификации, стремясь, чтобы это соглашение вступило в силу до 1 марта 2019 года. Тем самым стороны стараются избежать неразберихи в связи с планируемым на 29 марта 2019 года выходом Великобритании из состава ЕС, а также намеченными на май того же года выборами в Европарламент.

В сравнении с Транс-тихоокеанским экономическим партнёрством (TPP) и пришедшим ему на смену Всеобъемлющим прогрессивным соглашением Транс-тихоокеанского партнёрства (TPP11), соглашение об экономическом партнёрстве между Японией и ЕС не получало столь же широкого освещения в масс-медиа. Отчасти это объясняется тем, что, поскольку проходившие параллельно переговоры между США и странами Европейского союза об Атлантическом торгово-инвестиционном партнёрстве вызвали яростный протест среди гражданских групп в Европе, участники переговоров EPA между Японией и ЕС намеренно старались избегать излишних утечек информации. Тем не менее, с точки зрения перспектив системы международной торговли, вступление в силу этого соглашения, вне всякого сомнения, будет иметь исключительную важность.

Значимость EPA Японии и ЕС можно свести к трём пунктам: масштабность, содержание и контекст.

Соглашение, охватывающее свыше 600 млн человек и почти 30% мирового ВВП

Во-первых, данное соглашение является самым крупным соглашением о свободной торговле (FTA) как для Японии, так и для Европейского Союза. Оно охватывает население численностью 640 млн человек и 28% общемирового ВВП. Между тем тихоокеанское соглашение CPTPP в составе 11 стран (после выхода США), в случае вступления в силу, ограничится не более чем 13% мирового ВВП.

Вследствие длительного периода низких темпов экономического роста, доля Японии в мировой экономике соответственно имеет тенденцию к сокращению. Но благодаря заключению соглашения о либерализации торговли с Европейским Союзом Япония, которой пока удаётся оставаться одной из главных экономик мира, фактически провозглашает наступление эпохи мега-альянсов свободной торговли.

Договорённость о либерализации высокого уровня

Второе – содержание соглашения. В сравнении с тихоокеанским соглашением CPTPP, EPA Японии и ЕС никоим образом не уступает высотой своего уровня с точки зрения как доступа к рынкам, так и формирования международных правил, предусматривая меры широкого спектра направлений. При этом в него вошли многие ключевые элементы, характерные для Европейского Союза.

Прежде всего, в отношении доступа к рынкам, за исключением во многом сохранившегося протекционизма ряда отраслей японского сельского хозяйства, соглашение отличает высокий уровень, подобающий пакту о либерализации торговли между передовыми странами. Процент ликвидируемых импортных таможенных пошлин (которые в конечном счёте будут сведены к нулю), исходя из товарной номенклатуры, составит со стороны Европейского Союза 99%, а с японской стороны он ограничивается 94%. С японской стороны это подразумевает 82% сельскохозяйственной, лесной и рыбной продукции и 100% промышленных товаров. В отношении пяти видов сельскохозяйственной продукции, а именно риса, зерновых, мяса, сахара и молочной продукции, аналогично тому, как были сохранены многочисленные торговые барьеры на переговорах TPP, различные защитные меры остаются и в соглашении об экономическом партнёрстве Японии и ЕС. То, что Япония до сих пор не решила задачи, оставшиеся с прошлого века, достойно сожаления.

В том, что касается либерализации услуг и инвестиций, стороны прибегли к принципу перечня исключений, то, есть, в принципе они пошли на полную либерализацию, за исключением специально поименованных мер защиты и отраслей. В отношении въезда, а также временного пребывания физических лиц, устанавливаются правила для лиц, приезжающих с целью основания бизнеса либо с коммерческими целями, инвесторов, командируемого персонала предприятий, поставщиков контрактных услуг, независимых лиц свободных профессий, посетителей с краткосрочными коммерческими визитами, а также их близких и детей. В отношении государственных закупок и Япония, и Европейский союз уже являются участниками Соглашения о госзакупках (GPA) Всемирной торговой организации, однако они договорились ещё более расширить принципы недискриминационного доступа, а также взаимно расширить доступ к рынкам закупок в железнодорожной отрасли, представляющей собой предмет повышенного интереса.

Международные правила: оживление сетевого производства в сфере автомобилестроения

В отношении формирования международных правил, в сравнении с соглашением CPTPP просматриваются весьма любопытные особенности.

Если до сих пор Европейский Союз указывал на проблему нетаможенных барьеров с японской стороны, то теперь, к примеру, в отношении автомобилей и автомобильных комплектующих составлено приложение о взаимном признании авторизации номеров моделей, взаимодействии соответствующих органов и гармонизации международных стандартов для предотвращения и ликвидации негативного воздействия нетарифных барьеров. В отношении части комплектующих даже допускается, что при соблюдении определённых условий продукция производства третьих сторон, имеющих соглашения о свободной торговле с Японией либо с Европейским Союзом, будет считаться продукцией внутреннего производства. Соединённые Штаты Америки силой продавливают весьма спорные меры торговой политики: в рамках двустороннего соглашения о свободной торговле (FTA) с Южной Кореей создают механизм импорта в эту страну автомобилей, соответствующих лишь американским стандартам безопасности; добиваются крайне протекционистских правил локализации производства при пересмотре договора о Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA) и т. д. То, что в полную противоположность этому Япония и Европейский Союз с уважением относятся к свободе торговли и инвестиций, основанной на конкуренции, демонстрируя работу, направленную на активизацию сетевого принципа международного производства в автомобилестроении, заслуживает высокой оценки.

В отношении прав интеллектуальной собственности, в частности, в том, что касается сельскохозяйственных продуктов и спиртных напитков, будет усилен режим именования места происхождения. Согласно достигнутой договорённости, 71 наименование продукции со стороны Европейского Союза (например, горгондзола) и 48 наименований продукции со стороны Японии (например, говядина из Кобэ) будут взаимно защищены как географические торговые марки. Для Японии переговоры с Европейским Союзом стали поводом для полномасштабного введения системы регулирования географических брендов.

В разделе о сотрудничестве в области регулирования затрагивается также вопрос гуманного обращения с животными, на который до сих пор в Японии не обращали особого внимания. Между тем, в Европейском Союзе вопрос благополучия животных вызывает большой интерес, который не ограничивается отдельными общественными организациями. Теперь и в японском сельском хозяйстве, а также других отраслях, по всей вероятности, потребуется предпринимать определённые действия, принимая во внимание и возможности экспорта в ЕС.

Принятие стандартов Европейского Союза в области защиты персональных сведений

Порядок решения инвестиционных споров стал предметом длительных прений. До сих пор Япония настаивала на системе урегулирования споров между инвестором и государством ISDS, которая практиковалась при заключении многочисленных соглашений о свободе торговли или инвестиций, включая соглашение CPTPP. Однако в Европейском Союзе к ISDS относятся с сильным неприятием, в связи с чем ЕС настаивает на постоянной системе инвестиционного суда двух инстанций. В этом просматривается вызов, который Европейский Союз бросает установившемуся международному порядку, ставящему во главу угла ISDS.

В отношении электронных коммерческих сделок были достигнуты договорённости более скромные даже по сравнению с соглашением CPTPP. Соглашение CPTPP предусматривает: 1) свободное движение данных; 2) запрет требований локализации данных (недопущение запрета на передачу данных, в частности, персональных сведений, за пределы страны), 3) запрет требований передачи исходного кода и доступа. Соглашением об экономическом партнёрстве Японии и Европейского Союза вводится лишь третий из этих пунктов. Однако параллельно переговорам об экономическом партнёрстве японский комитет по защите персональных данных и соответствующий комитет Европейского Союза провели переговоры по вопросу передачи персональных данных, на которых стороны пришли к согласию по взаимной передаче персональных данных. Введённые в мае Европейским Союзом общие правила защиты данных (GDPR) сильно ограничивают передачу персональных данных за пределы ЕС. В случае, если будет разрешена свободная передача данных между Японией и ЕС, это станет большим успехом. Наряду с этим, поскольку Япония принимает европейские стандарты охраны приватности, не исключено, что это окажет влияние на дальнейшее формирование международных стандартов.

Попытка отбросить кризис системы международной торговли

Значимость соглашения об экономическом партнёрстве между Японией и ЕС становится очевидной, если рассматривать его в качестве попытки предотвратить кризис системы международной торговли, основанной на общемировых правилах.

Под руководством администрации президента Трампа быстрыми темпами вырабатывается политика международной торговли протекционистского характера. Соглашение FTA между США и Южной Кореей, равно как и переговоры по пересмотру NAFTA служат ярким примером протекционистских выпадов американского правительства. Администрация Соединённых Штатов склоняется к внешнеторговой политике, которая ослабляет доверие к системе международных торговых отношений, опирающихся на общие правила, о чём свидетельствуют применение статьи 232 закона «О расширении торговли» под предлогом опасений о национальной безопасности, а также введение карательных таможенных пошлин в отношении Китая на основе статьи 301 Акта о торговле, символизирующее унилатерализм Соединённых Штатов Америки.

В странах с высокими темпами экономического развития, и в первую очередь в Китае, существует множество торговых проблем, которые не ограничиваются вопросами защиты прав интеллектуальной собственности и проблемой государственных предприятий. Но развязать таможенные войны не значит решить проблемы. Скорее, для их решения требуется вести экономическую политику, основанную на международных правилах; важно именно склонять их к действиям в рамках системы международной торговли, опирающейся на общепринятые нормы. Действия Соединённых Штатов Америки ориентированы в совершенно противоположном направлении.

В этом контексте вступление в силу EPA между Японией и ЕС имеет огромное значение. Оно служит адресованным всему миру сильным заявлением о важности системы международной торговли на основе правил. В разных странах Европейского Союза мнения сильно разнятся, но то, что в отношении попыток Брюсселя продвинуть EPA между ЕС и Японией все страны-участницы продемонстрировали определённый консенсус, можно воспринимать как отражение того, что в Европейском Союзе всё отчётливее ощущают кризис.

Вступление в силу EPA между Японией и ЕС в той или иной степени приведёт к переходу от товаров, импортируемых в Японию из США на товары из Европы, а также к переориентации потока японских инвестиций из США в Европу. Это может выглядеть незначительным с точки зрения экономики в целом, и тем не менее такой переход породит явно невыгодную ситуацию для американских бизнесменов, что, в свою очередь, вероятно может стать поводом для изменения внутриполитической обстановки в Соединённых Штатах. Отставание США от формирования международных правил может оказаться значительно более существенным, чем это кажется американцам. А если примерно в те же сроки вступит в силу и соглашение CPTPP, то это может оказать сильное воздействие на внутреннюю политику в США.

Пребывавшие ранее в тупике переговоры по соглашению о Всеобъемлющем Восточноазиатском экономическом партнёрстве (RCEP) (которое также называют соглашением о свободной торговле в формате ASEAN+6) в нынешнем году тоже начали продвигаться к решающему моменту. У нас нет возможности оказывать непосредственное влияние на внутреннюю политику в Соединённых Штатах. Тем не менее, мы должны, насколько это возможно, стараться побудить Соединённые Штаты Америки вновь стать флагманом либерализации международной торговли и формирования международных правил. При этом роль Японии как участницы важнейших мега-соглашений о свободной торговле – EPA с Европейским Союзом, CPTPP и RCEP, очень велика.

Фотография к заголовку: Улыбающиеся после пресс-конференции после подписания Соглашения об экономическом партнёрстве (слева направо) председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, премьер-министр Абэ Синдзо и председатель Европейского совета Дональд Туск, 17 июля 2018 г., резиденция премьер-министра Японии (фотография предоставлена Jiji Press)

  • [24.10.2018]

Профессор экономического факультета Университета Кэйо. Главный экономист Центра экономических исследований Восточной Азии и Океании (ERIA). Специализация: теория международной торговли, экономика развития. Родился в 1958 году в Токио. Окончил юридический факультет Токийского университета. Получил степень доктора экономических наук в Висконсинском университете США. Работал адъюнкт-профессором экономического факультета в Университете штата Нью-Йорк в Олбани, адъюнкт-профессором экономического факультета Университета Кэйо. В нынешней должности с 2000 года.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости