Японское общество и реформа рабочего режима

Пересмотр законов о трудовом режиме и его общественные последствия

Общество

Парламент Японии утвердил законодательную базу, связанную с реформированием рабочего режима. В связи с этим автор отмечает, во-первых, необходимость закрепления контроля и дальнейшего снижения максимального числа сверхурочных часов в рамках предусмотренной законом системы, а во-вторых, опасность преждевременного стимулирования побочных занятий. Кроме того, она считает необходимым одновременно с реформированием стиля работы коренным образом пересмотреть методы развития, обучения и практической подготовки человеческих ресурсов.

На протяжении десятилетий неизменной чертой общества Японии была большая продолжительность рабочего времени. Хотя и прежде многократно высказывались идеи о том, что система длительного труда нуждается в исправлении, множество японцев, как и в прошлом, отдают работе долгие часы. Премьер-министр Абэ Синдзо на нынешней сессии особое внимание уделил реформе рабочего режима, но действительно ли рабочий режим японцев ждут наконец перемены? В этой статье мне хотелось бы порассуждать о нынешней реформе рабочего режима, дать оценку и рассказать об остающихся задачах по пяти пунктам: 1) ограничение сверхурочного труда, 2) использование ежегодных оплачиваемых отпусков, 3) реализация гибкого и многообразного подхода к работе, 4) стимулирование побочных заработков, 5) подготовка кадров.

Необходимость дальнейшего сокращения сверхурочных работ

Во-первых, что касается установки максимального ограничения сверхурочных часов, поправки в трудовые стандарты предусматривают ограничение общей годовой продолжительности сверхурочных 720 часами, а месячных сверхурочных – при возникновении экстраординарных ситуаций в особом порядке – в пределах 100 часов. Верхний предел в 720 часов в год при простом делении соответствует 60 часам в месяц, то есть трём часам сверхурочных в день.

Согласно подсчётам, сделанным автором с использованием некоторых данных «Обзора использования времени», которое называют исследованием стандартов жизни общества (выполнен Статистическим управлением), средняя занятость японца в будние дни (с понедельника по пятницу) имеет тенденцию к увеличению, и по состоянию на 2016 год доля людей с постоянным полным трудоустройством, чья занятость превышала 11 часов в день, составляла 30% среди мужчин и около 10% среди женщин. Это фактическое, чистое рабочее время, не учитывающее время в пути на работу и обратно, а также рабочие перерывы. Учитывая официально установленную восьмичасовую продолжительность рабочего дня, результат следует истолковать так: ежедневное количество сверхурочных составляет не менее трёх часов у всех этих людей.

Установленная новым законодательством предельная величина сверхурочных слишком велика, поэтому некоторые говорят о том, что новая система допускает чрезмерный труд, а установка правил, оторванных от реальной ситуации, ведёт к выхолащиванию законодательных норм и превращению их в пустую формальность. Однако в первую очередь это решение закладывает основы тщательного соблюдения установленного максимума, начиная с фактически возможного уровня. Впредь представляется желательным пошаговое усиление системы путём скорейшего планомерного пересмотра в сторону понижения максимального месячного и суммарного годового количества сверхурочных часов.

Вместе с дальнейшим пересмотром необходимо продумать и упрощение действующих правил. Введённая система ограничения максимума сверхурочных стала результатом учёта самых разнообразных позиций и мнений, что обусловило сложность правил. Формирование системы более простых правил приведёт к тому что усилится контроль за предприятиями-нарушителями законодательства со стороны самого населения страны.

Сделать обязательным принудительное использование оплачиваемых отпусков

Во-вторых, в нынешний закон о трудовых стандартах вошли поправки, ставящие целью стимулировать использование трудящимися оплачивемых отпусков. Если говорить конкретнее, работникам, которым ежегодно полагается более 10 дней оплачиваемого отпуска, закон требует ежегодно предоставлять 5 отпускных дней в сезон, определённый работодателем. Хотя эта поправка встречает меньше понимания, нежели система ограничения сверхурочных, её можно назвать важным шагом, изменяющим рабочий режим японцев.

В настоящее время в среднем число дней оплачиваемого отпуска, используемых японцами, составляет порядка восьми, фактически не доходя и до половины количества отпускных дней, которые полагаются работникам. Число тех, кто не использует и одного дня из оплачиваемого отпуска, продолжает оставаться на уровне 10-20%. Столь низкая доля использования отпусков во многом связана с тем, что право указания сезона и дат использования оплачиваемого отпуска принадлежало самим работникам.

Иными словами, поскольку до сих пор в Японии действовала система, при которой оплачиваемый отпуск не использовался до тех пор, пока сам работник не подаст на него соответствующую заявку, на многих рабочих местах складывалась такая трудовая атмосфера, при которой работнику было затруднительно подавать заявление на отпуск из опасения негативного отношения со стороны своих коллег и руководителей. Передача права определения сезона использования отпуска работодателю, предусмотренная нынешними поправками, обязывает нанимателей предоставлять ежегодно пять дней оплачиваемого отпуска в полупринудительной форме. Если рассматривать предоставление пяти дней в году как первый шаг, то можно рассчитывать, что оно послужит для дальнейшего повышения процента использования отпусков.

В периоды экономического застоя количество сверхурочных может увеличиваться

В-третьих, в отношении реализации многообразного и гибкого рабочего режима, законодательство предусматривает введение системы трудовых обязанностей для особо высоких квалификаций и оплаты труда по результатам (система высокопрофессионального труда). В рамках этой системы в случае, если наёмный работник выполняет обязанности, требующие высокого уровня профессиональных способностей в ясно очерченных рамках с определённой величиной годового дохода (приблизительно от 10 млн йен), при условии соблюдения определённых мер сохранения здоровья, с согласия самого работника и при наличии решения соответствующей комиссии, допускается организация работы вне правил о количестве рабочих часов, выходных дней, прогрессивной шкалы оплаты труда в ночные часы и т. п.

На эту систему пользователи возлагают большие надежды, рассчитывая, что подход к оплате труда, при котором величина заработка зависит больше от результатов, нежели от времени работы, станет для наёмного работника стимулом демонстрировать лучшие результаты, что приведёт к повышению производительности труда. С другой стороны, по поводу введения этой системы многие заявляли, что она приведёт к увеличению чрезмерного труда.

Как же на самом деле изменяется рабочее время в случае вывода из-под системы регулирования сверхурочных? Профессор Ямамото из Университета Кэйо и автор этих строк, пользуясь собранными в течение длительного времени данными об одних и тех же людях, проанализировали влияние перехода к более мягкому контролю рабочего времени на продолжительность труда работников, до сих пор попадавших под регулирование сверхурочных часов, в частности, высокопоставленных руководителей, управляющего персонала и др.

С использованием метода балльной оценки вероятности, по возможности произведя группировку на тех, кто принадлежит к тем, кто попадает под систему контроля сверхурочных и тех, кому подходит смягченный режим котроля времени, в результате анализа стало ясно, что разница средней продолжительности рабочего времени не составляет статистически значимой величины. При этом, в случае, когда период анализа ограничили экономической депрессией, начало которой положил крах инвестиционного банка Lehman Brothers, длительность труда людей в группе со смягчённым контролем рабочих часов оказалась дольше, нежели в группе строгого контроля сверхурочных, причём в особенности сильно эта тенденция выделялась среди рабочих, не заканчивавших высшие учебные заведения.

Авторы исследования объясняют это тем, что при наступлении экономической депрессии предприятия, которые желают сэкономить на оплате сверхурочных, по всей вероятности, перекладывают работу на ту часть персонала, у которой оплата сверхурочных не предусмотрена. В эпоху, когда ядром экономики служил производственный сектор, при наступлении депрессии объём производства уменьшался, и продожительность рабочего времени демонстрировала тенденцию к сокращению. Однако в нынешние времена, когда ведущие позиции занимает непроизводственный сектор, продолжительность рабочего времени трудоустроенных работников при наступлении депрессии скорее демонстрирует склонность к увеличению, о чём со всей очевидностью свидетельствуют результаты другого исследования, проведённого автором вместе с профессором Токийского университета Гэндой и профессором Университета Кэйо Отои.

Ключ к труду, ориентированному на результат – в продуманном стимулировании

В наши дни даже при наступлении рецессии находится масса требующей выполнения работы, которую на период депрессии достаточно просто перепоручить ограниченному числу работников. В случае вывода из-под действия системы ограничения сверхурочных этих работников, чьё положение не позволяет им торговаться и отказываться от возлагаемых на них обязанностей, это неминуемо послужит фактором увеличения численности тех, кто трудится долгие часы во времена экономических депрессий. Впредь, когда встанет вопрос о пересмотре рамок распространения стиля работы с облегчённым контролем рабочего времени, необходимо неизменно проявлять крайнюю осторожность, на кого распространяется эта система.

Конечно, установить за один раз систему новых правил, задающих стиль работы, слишком сложно. В качестве одной из альтернатив стиль работы с высокой степенью свободы, не слишком привязанный к месту или времени, может в каких-то аспектах способствовать повышению благосостояния трудящихся. Не отвергая расширение альтернатив как таковое, отмечу, что при введении стиля работы с высокой степенью свободы следует в достаточной мере осознавать наличие вероятности того, что в зависимости от продуманности стимулирования, это может, вопреки ожиданиям, оборачиваться снижением производительности.

Исследования в области психологии и экономического поведения указывают на то, что внешняя мотивация в форме вознаграждения за успех, оценивающая не процесс, а конечный результат, отлично действующая там, где имеется возможность отслеживать качество и объём работы и добиваться сходного результата, просто следуя прежним методам исполнения, может вместе с тем приносить совершенно обратные результаты в случае работы высокого уровня с большой степенью неопределённости итога. Там, где характер работы требует от сотрудников творческого и инновационного подхода, не обойтись без внутренней мотивации и создания условий, допускающих неудачи и промахи.

Опасность стимулирования побочных занятий прежде решения проблемы длительности рабочего времени

В-четвёртых, при нынешнем реформировании стиля работы, прежде чем исправлена ситуация с длительным рабочим временем, активизируется движение по признанию побочной занятости. По всему миру наблюдается тенденция к увеличению численности людей, выполняющих работы «в облаке», и для Японии тоже приходит время сменить курс в направлении признания побочных занятий. Однако, как отметил глава Банка Японии на пресс-конференции в июне 2018 года, в стране «по-прежнему сохраняется образ мыслей периода дефляции 1998-2013 годов», и в настоящее время в Японии, где всё более обостряется нехватка рабочих рук в обстановке, когда сокращение численности населения накладывается на восстановление экономической конъюнктуры, несмотря на это обострение, по-прежнему сильно сопротивление росту величины оплаты труда.

В обстановке недостаточного роста заработных плат стимулирование побочных занятий приведёт к тому, что трудящиеся, желающие хоть немного увеличить свои доходы, будут браться за несколько работ, что в свою очередь не только станет препятствовать исправлению ситуации с длительностью рабочего времени, но вполне способно ещё и оказать понижающее давление на зарплаты.

Ошибки в последовательности принимаемых мер иногда приводят к итогам, совершенно отличным от ожидаемых. В условиях, когда не завершено окончательно формирование правил, призванных скорректировать длительность рабочего времени, стимулирование побочной занятости опасно, и при стимулировании дополнительных занятий и формировании законодательного режима требуется особая осмотрительность в соблюдении правильной последовательности принимаемых мер.

Для повышения производительности труда требуется полностью пересмотреть систему подготовки кадров

В заключение хотелось бы добавить несколько слов о связи реформирования стиля работы с подготовкой кадров. До сих пор многие японские предприятия предоставляли молодёжи возможность проходить путь проб и ошибок, считая, что на этапе обучения кадров длительное рабочее время, пусть и не обязательно приводящее само по себе к росту производительности труда, тем не менее является своего рода инвестицией в средне- и долгосрочной перспективе, и именно через этот подход осуществляли обучение и практическую подготовку кадров, формируя свой человеческий капитал.

В связи с этим опасения вызывает то, что до сих пор при реформировании стиля работы с мест сообщали, что раннее возвращение домой поощряется, главным образом, среди молодёжи. Молодёжь, не прошедшую в достаточной мере обучения и практической подготовки, поощряют к раннему возвращению с работы при посредственном качестве труда, а между тем по прошествии десятка лет этим людям предстоит играть главную роль на своих местах работы.

Согласно расчётам, сделанным автором с использованием уже упоминавшегося «Обзора использования времени», среди японцев - мужчин и женщин с полной трудовой занятостью - доля тех, кто за рабочую неделю по меньшей мере единожды тратил 15 минут и более на самообразование, по состоянию на 2016 год не доходила до 5%. Это даёт представление о том, насколько скудное время люди уделяют совершенствованию собственных трудовых навыков.

В нынешнюю эпоху, когда подготовка кадров посредством длительного тренинга на рабочем месте стала затруднительной, учитывая влияние, которое реформирование японского стиля работы окажет в будущем на производительность в стране, можно утверждать, что мы приходим к необходимости коренным образом пересмотреть методы обучения и практической подготовки кадров.

Добросовестно сокращать продолжительность рабочего времени с тем, чтобы «по возможности в скорейшие сроки уменьшить её до нынешнего уровня в США и Великобритании». Эта фраза отнюдь не является выражением курса реформ стиля работы, которым следует нынешнее правительство Японии. На самом деле, это формулировка, которая приводится в «Политике структурных поправок» (т. н. «Доклад Маэкавы»), предложенной советом при правительстве страны в 1987 году. Со времени, когда был сформулирован этот курс, минуло 30 лет, но, как и отмечалось в самом начале, стиль работы японцев практически так и не изменился.

Япония неуклонно следует по пути снижения численности населения, и для того чтобы обеспечить наличие рабочих рук и реализовать экономический рост, мы вряд ли можем себе позволить и дальше топтаться на месте в том, что касается рынка труда. Переход от общества, которое держится на всеобщем сверхпродолжительном рабочем времени к обществу, допускающему многообразный стиль работы, которые позволяет воспитывать детей, ухаживать за пожилыми, следить за собственным здоровьем и учитывать другие потребности людей, является неотложной задачей.

(Дополнительные материалы по теме)

Юдзи Гэнда, Сатико Курода и Соити Ота, «Сказывается ли сокращение масштабов на сохраняемом персонале? Анализ увеличения рабочих часов в начале 2000-х годов в Японии», Журнал японской и международной экономики, 36, 2015, стр. 1-24.

Сатико Курода и Исаму Ямамото, «Воздействие регулирования сверхурочных на заработную плату и продолжительность работы», Журнал японской и международной экономики, 26(2), 2012, стр. 249-262.

Фотография к заголовку: Участница первомайской демонстрации Всеяпонской конфедерации профсоюзов протестует против планов правительственной реформы рабочего режима, 1 мая 2018 г., Токио, парк Ёёги (фотография предоставлена Jiji Press)

(Статья на японском языке опубликована 6 июля 2018 г.)

труд занятость реформа рабочего режима