В деталях Задачи на пути к оздоровлению финансов Японии
Почему величина потребительского налога в Японии ниже среднего показателя стран ОЭСР?

Кидэра Хадзимэ [Об авторе]

[29.05.2018] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS |

Нынешняя (восьмипроцентная) величина ставки потребительского налога в Японии довольно низка в сравнении с другими промышленно развитыми странами. В числе причин можно отметить то, что после войны на протяжении длительного времени Министерство финансов следовало идее о центральной роли подоходного налога, а кроме того, политические силы, ставившие целью введение всеобщего потребительского налога и повышения его ставки, раз за разом терпели поражение на выборах.

В будущем ставку потребительского налога в Японии необходимо поэтапно увеличить до уровня порядка 19%, который является средней величиной для стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В апреле нынешнего года генеральный секретарь ОЭСР Хосе Анхель Гурриа сказал об этом министру финансов Японии Асо Таро. Почему же в испытывающей сложности с государственными финансами Японии ставка потребительского налога ниже средней величины стран ОСЭР?

Эпоха бюрократов и отведение главной роли подоходному налогу

«Незрелая налоговая система». Так назвал привычный до тех пор японцам налоговый порядок, основой которого служили косвенные налоги, Карл Шауп(*1), покидая всё ещё залечивавшую военные шрамы страну.

До Второй мировой войны Япония взимала со своих подданных главным образом косвенные налоги, такие как налог на спиртные напитки. В годы войны с целью обеспечить финансирование военных расходов была усилена функция подоходного налога и состоялся переход к налоговой системе с основной опорой на подоходный налог. Поскольку базой для расчёта служил вменённый доход, в условиях послевоенной инфляции жителям страны пришлось очень нелегко. С другой стороны, командование оккупационных войск (GHQ) не позволяло сокращать налоги в целях сдерживания инфляции. В этих условиях Министерство финансов прибегло к косвенному налогу. Им стал налог с оборота (налог с величины сделок). Этот косвенный налог, взимаемый на каждом этапе от производства и оптовой продажи вплоть до розничной торговли, вызвал яростное сопротивление малого и среднего бизнеса, поэтому от него пришлось отказаться всего лишь через полтора года.

В этой обстановке в стране и побывала миссия во главе с Карлом Шаупом с целью дать рекомендации по поводу послевоенного налогообложения. Именно по рекомендациям миссии Шаупа был предложен коренной пересмотр в пользу современной системы, в которой центральную роль играл подоходный налог. Эти предложения были практически полностью реализованы в результате реформирования налоговой системы в 1950 году. Ответственный за налог с оборота, а впоследствии руководитель Главного налогового управления тех времён Сиодзаки Дзюн(*2) рассказывает, что постепенно преимущественное положение подоходного налога в качестве средства, способствующего ликвидации разницы доходов, стало получать признание, а благодаря рекомендациям Шаупа была освоена демократическая аргументация. Таким образом рекомендации Шаупа заронили в Главном налоговом управлении Министерства финансов идею центральной роли подоходного налога и определили направление развития налоговой системы в послевоенной Японии.

После окончания оккупации инициатива в вопросах налоговой системы перешла в руки руководства налогового ведомства. Правительственная Комиссия по налогам, которую фактически контролировало Главное налоговое управление, стала высшим органом, принимающим решения по вопросам, связанным с реформированием налоговой системы правительства. Даже когда в 1954 году после введения Францией налога на добавленную стоимость (НДС) этот налог получил распространение по всему миру, налоговая бюрократия отстаивала принципиальную важность подоходного налога, придерживаясь философии, согласно которой регулирование ставок прогрессивного налога ликвидирует классовое неравенство и позволяет облегчить народное бремя за счёт сокращений налоговых выплат. Даже в 1965 году, когда из-за экономической депрессии впервые за послевоенные годы государство решилось на выпуск гособлигаций, Министерство финансов проводило снижение подоходного налога.

Введение налога на потребление и эпоха партийности налогов

«Дилетанту в налогах, такому как премьер-министр, лучше помолчать». Как утверждают, эти слова произнес Яманака Саданори, прозванный «кардиналом партийного согласования налогов»(*3)

С формированием в 1955 году политической системы с доминирующим положением Либерально-демократической партии Японии в рядах этой партии стали появляться политики, выражающие интересы тех или иных групп. К тому же, с окончанием периода сверхвысоких темпов экономического развития подошёл к своему завершению период, когда политика, исходя из предпосылки о естественном росте налоговых поступлений, выражалась главным образом перераспределением доходов. На смену ей пришел период, когда всё большую важность приобретали особые порядки налогообложения, налоговые льготы и сокращения налогов, иначе говоря, вопросы распределения налогового бремени. Примерно в 1970 году Комиссия по исследованиям налоговой системы внутри Либерально-демократической партии начала оказывать воздействие на налоговую систему до самых мелочей, осуществляя согласование интересов министерств и ведомств, а также деловых кругов в отношении выгод и ущерба, включая вопросы особого режима налогообложения и освобождения от уплаты налогов. В особенности усилила свое политическое влияние немногочисленная группа в составе комиссии, прозванная «внутренним кругом», перечить которому не осмеливались даже в офисе премьер-министра. Таким образом, Либерально-демократическая партия захватила право инициативы в вопросах налоговой политики, до тех пор бывшее прерогативой Министерства финансов.

По мере того, как всё громче звучали голоса, критикующие несправедливость подоходного налога и говорящие о необходимости обеспечить стабильность налоговых поступлений в связи с выпуском гособлигаций, который приобрел хронический характер, налоговые органы стали всё внимательнее присматриваться к косвенным налогам. Однако в то время косвенные налоги представляли собой налоги на потребление некоторых отдельных категорий товаров, таких как автомобили или спиртные напитки. Между тем работа по изменению налогообложения стала крайне сложной, поскольку произошла консолидация отраслевых интересов и привлечение большого числа политиков-лоббистов, из-за чего налоговики были заняты по горло, изменяя даже на малую долю процента налоговую нагрузку на незначительное количество товаров. Руководители налогового ведомства, будучи заняты работой с каждой отдельной отраслью, всё больше симпатизировали идее ввести всеобщий налог на потребление с твёрдой универсальной ставкой налогообложения для любых товаров и услуг.

Налоговая бюрократия стала действовать через премьер-министра. Выждав удобный момент, она убедила премьер-министра Охира Масаёси, который добился решения кабинета министров (принято в январе 1979 года) поставить целью введение налога с 1980 финансового года. Накасонэ Ясухиро, будучи сильно впечатлён налоговой реформой президента Рональда Рейгана 1985-го года, тоже продемонстрировал желание провести всеобъемлющую налоговую реформу, в том числе введение всеобщего налога на потребление. Но эти устремления натолкнулись на решительное сопротивление избирателей, из-за которого Охира потерпел поражение на всеобщих выборах 1979 года, а Накасонэ – на дополнительных выборах в Палату советников и единых местных выборах 1987-го. Введение налога пришлось отложить до лучших времён.

Сменивший Накасонэ на посту премьер-министра Такэсита Нобору также был настроен в пользу введения всеобщего потребительского налога. Возглавлявший партийную налоговую комиссию Яманака хотя и нанёс Накасонэ обиду, назвав его дилетантом в налоговых вопросах, по существу выказывал понимание в вопросе всеобщего налога на потребление. Яманака, который считал, что именно протест со стороны малого и среднего бизнеса, а также сферы распределения и торговли стал причиной поражения Накасонэ, сумел аккуратно провести слушания с представителями деловых объединений в партийной налоговой комиссии, предложив различные послабления для малых и средних предприятий, в частности, временные послабления в отношении картельных ценовых соглашений, запрещённых антимонопольным законодательством и т. п. Постепенно позиция деловых кругов смягчилась, и голос противников ослаб. Наконец, в 1988 году, в последний день года был принят закон о налоге на потребление. Но и на этот раз последовало возмездие со стороны избирателей: в следующем году на выборах в Палату советников Либерально-демократическая партия потерпела крупное поражение.

Премьер-министр Такэсита Нобору беседует с председателем Комиссии по исследованиям налоговой системы ЛДП Яманакой Саданори (слева), 18 мая 1988 г., Токио, резиденция премьер-министра. В июне комиссия приняла «Основные положения реформирования налоговой системы», в которых предусматривалось введение потребительского налога ставкой 3%. Соответствующий закон был утверждён и вступил в силу в декабре (фотография Jiji Press)

Между тем Комиссия по исследованиям налоговой системы продолжала сохранять свою влиятельность. В первой половине 2000-х годов выступавший с призывом к проведению структурных реформ премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми вновь отдал дебаты о налогах на откуп партийной комиссии и не стремился проявлять лидерство в данном вопросе.

Политическая история налога на потребление до июня 2016 г.

(*1) ^ Американский ученый-экономист, профессор Колумбийского университета (1902-2000).

(*2) ^ Прошел путь от бюрократа в Министерстве финансов до депутата Палаты представителей Парламента Японии, занимал посты начальника Управления экономического планирования, возглавлял Министерство по общенациональным делам (1917-2011).

(*3) ^ Политик от ЛДПЯ (1921-2004). Работал в аппарате Министерства обороны, министром торговли и промышленности и т. д.

  • [29.05.2018]

Доцент факультета политической экономики Университета Мэйдзи, политолог. Родился в 1978 году в Токио. Проходил докторский курс на отделении общих культурных исследований аспирантуры Токийского университета, Ph. D. Занимал пост доцента юридического факультета университета Хоккай Гакуэн, на нынешней должности с 2014 года. Автор книги «Политология децентрализации власти – режим, идеи, бюрократия» («Юхикаку», 2012) и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости