Сущность и существование переводной японской литературы: 30 лет со дня первой англоязычной публикации произведений Мураками Харуки

Культура

С тех пор как на мировой литературной сцене появился Мураками Харуки, совершивший переворот в восприятии японской литературы в мире, произведения различных жанров самых разных японских писателей были переведены как на английский, так и на другие языки. Мы живем в то время, когда необходимо задаться вопросом о сущности переводной японской литературы и о её дальнейшем существовании как литературы глобализированной, вышедшей далеко за пределы национальных границ.

Мураками Харуки – писатель, изменивший имидж японской  литературы

10 сентября 1990 года в журнале «Нью-Йоркер» был опубликован перевод рассказа Харуки Мураками «TV-люди», который стал первой англоязычной публикацией автора. Появление японского рассказа на страницах авторитетнейшего литературного журнала Америки стало прорывом не только в профессиональной карьере самого Мураками, но и в истории всех англоязычных переводов японской литературы. С тех пор произведения Мураками были переведены более чем на полсотни языков, удостоены ряда литературных премий в разных странах (например, Иерусалимской премии и премии Франца Кафки) и стали мировыми бестселлерами (что, конечно, не совсем типичный случай для переводов с японского). Этот ошеломительный успех, как в литературном, так и в экономическом плане – явление в рамках японской литературы уникальное.

Благодаря появлению на литературной сцене Мураками Харуки, в глобальном восприятии японской литературы произошел переворот. Американский исследователь Эдвард Фаулер считает, что «золотой век японской переводной литературы» в англоязычном мире начался в 1955 году с переводом на английский язык двух книг: «Возвращение» Осараги Дзиро и «О вкусах не спорят» Танидзаки Дзюнъитиро. В условиях возрождения интереса к японской культуре в послевоенной Америке у англоязычного читателя, ориентировавшегося прежде всего на «трёх столпов»: Танидзаки, Мисиму и Кавабату, сформировался имидж японской литературы, как литературы экзотического эстетизма(*1). Явив читателю причудливые переплетения мира фантазии и реального мира в декорациях японской повседневности, произведения Мураками, в которых к тому же было заметно сильное влияние американской литературы, трансформировали представления о японской современной литературе, существовавшие на тот момент в американском обществе.

Англоязычный дебют Мураками был иницирован японским издателем, с которым он поначалу работал. Однако позднее писатель выбрал себе агента и начал работать в очень тесном сотрудничестве с американскими редакторами и книгоиздателями, затачивая и подгоняя свои произведения именно под англоязычного (а если точнее – североамериканского) читателя. Об этом он и сам не раз писал и говорил(*2). Кроме того, некоторые произведения писателя, например, его роман «Послемрак», содержат элементы, добавленные Мураками из расчёта на то, что книга будет переведена. К таким элементам исследователи относят подробные описания обстоятельств, предметов и явлений, которые считаются в Японии общеизвестными(*3). Можно сказать, что здесь мы видим новый писательский формат, который предвосхищая будущие переводы, отвечает запросам «эпохи переводной литературы».

Чувство сокрушительного присутствия: светлые и темные стороны феномена «МУРАКАМИ»

С тех пор как Мураками дебютировал в англоязычном мире, прошло три десятилетия. Его уже можно назвать одним из ярчайших представителей своего времени, сравнимым по значимости с такими мастерами «золотого века переводов японской литературы» как Танидзаки, Мисима и Кавабата.

Задумываясь о переводной японской литературе, нельзя не отметить ощущение сокрушительного присутствия Мураками Харуки, которое в качестве литературного явления имеет как светлые, так и темные стороны. Особый прозаический стиль писателя формировался, в частности, под влиянием прозы Рэймонда Чандлера, Курта Воннегута и Рэймонда Карвера, и в целом языковой и культурный барьер при переводе прозы Мураками на английский и другие европейские языки оценивается как невысокий. Его произведения пользуются широкой популярностью у читателей по всему миру, однако в адрес автора слышится также немало критических замечаний со стороны коллег-писателей и литературных критиков, среди которых, пожалуй, наиболее заметна фигура Мидзумуры Минаэ – писательницы, выросшей в Америке, но отдавшей предпочтение японскому языку, несмотря на то, что она одинаково хорошо владеет обоими языками. 

Литературовед, переводчик произведений Огавы Ёко и Нацуо Кирино на английский язык профессор Стивен Снайдер в своей статье «Эффект Мураками» прослеживает сформировавшуюся на Западе тенденцию оценивать любого японского писателя с точки зрения лишь того, сможет ли он стать «новым Мураками». Например, если даже на таких крупных авторов, как вышеупомянутые Огава и Нацуо, будет наклеен ярлык «писатель в стиле Мураками», то критики уже не станут уделять внимание индивидуальным особенностям их прозы. Но в то же время Снайдер признаёт, что благодаря феномену «МУРАКАМИ» многие японские писатели получили известность в мире. Как бы то ни было, говорить о переводах японской литературы за последние тридцать лет без упоминания Мураками решительно невозможно.

(*1) ^ Edward Fowler, “Rendering Words, Traversing Cultures: On the Art and Politics of Translating ModernJapanese Fiction” The Journal of Japanese Studies 18, No. 1 (Winter, 1992), pp. 1-44 Нужно учитывать, что в 1919 году Кнопф опубликовал перевод романа Футабатэя Симмэя «Его облик» (яп. Соно омокагэ, англ. An Adopted Husband). Этот перевод заслужил довольно большую известность, в частности из-за большого количества газетных рецензий.

(*2) ^ Сам Мураками описывает этот процесс в эссе «История американской публикации «Исчезновения слона» (из собрания малой прозы автора, опубликованное в 2005 году издательством «Синтёся»). Кроме того, эта тема обсуждается в интервью, которое взял у писателя Дэвид Карасима для своей книги «Что мы читаем, когда читаем Мураками» («Мисудзу сёбо», 2018).

(*3) ^ Irmela Hijiya-Kirschnereit, “Pretranslation in Modern Japanese Literature and What It Tells Us About 'World Literature,’” in Translation and Translation Studies in the Japanese Context, ed. Nana Satō-Rossberg and Judy Wakabayashi (London and New York: Continuum, 2012).

Многоликий перевод: от гэндайси до ранобэ

Можно ли выделить какие-то характерные особенности переводной японской литературы помимо Мураками?

Во-первых, сразу же надо отметить многообразие представленных в переводе авторов. Вплоть до 1980-х годов переводились в основном писатели-мужчины. Однако, начиная с 1990-х появляется целый ряд писательниц, произведения которых переводятся на иностранные языки: Цусима Юко, Кирино Нацуо, Огава Ёко, Мурата Саяко и другие. «АУТ» Кирино (1997 (яп.)/2004 (англ.), Стивен Снайдер) считается триллером, тем не менее книга была выдвинута на премию Эдогавы Рампо для произведений в детективном жанре и получила очень высокую оценку критиков. Другие книги писательницы также были переведены на иностранные языки и продолжают переводиться по сегодняшний день. На примере одного из последних ярких переводов – повести Мураты Саяко «Человек минимаркета» (2016/2018, Джинни Тэпли Такэмори), – можно увидеть, что за эти годы значительно сократился временной зазор между появлением книги в качестве заметной величины на японском книжном рынке и её изданием на английском языке.

Переводы предлагают многообразие не только авторов, но и жанров: кроме «высокой» литературы переводятся детективы, фантастика. В Китае мастер детектива Хигасино Кэйго стал самым популярным переводным автором в своём жанре. Издательство «Хайкасору», выпускающее научно-фантастические романы, повести-ранобэ и произведения таких современных авторов, как Ито Кэйкаку и Эндзё То, в английском переводе вносит посильный вклад в популяризацию современной японской литературы в англоязычном мире. Современная поэзия гэндайси, представленная Ито Хироми и другими авторами, тоже теперь доступна в переводе на английский.

Жанр ранобэ (сокращение от японского райто-нобэру, которое в свою очередь произошло от двух английских слов light novel) в своей английской версии постепенно завоёвывает мир, покоряя всё новых поклонников в самых разных странах. Книги этого жанра, став популярными на волне бума аниме и манги в последнюю декаду двадцатого века, зачастую выступали в качестве основы для графического или анимационного сюжета. Наблюдался также и обратный процесс, когда сюжет манги или аниме ложился в основу повести-ранобэ. Многие такие новеллы публикуются многотомными сериями, имеют разветвленную «сеть» героев, которые используют свою особую, окказиональную лексику, представляющую наряду с другими текстуальными особенностями довольно серьезное затруднение для переводчиков. И тем не менее можно сказать, что на сегодняшний день ранобэ нашло своего читателя в англоязычных странах, в Юго-Восточной Азии и в других регионах мира.

Также представляется важным сказать здесь несколько слов о государственной поддержке художественного перевода, которая играет не последнюю роль в распространении переводной японской литературы. В 2002 году Агентство по делам культуры запустило издательский проект JLPP (Japanese Literature Publishing Project), целью которого было заявлено продвижение и поддержка издания переводной японской литературы на разных языках: не только на английском, но и на французском, немецком, русском, индонезийском и других. В рамках этого проекта были переведены (иногда заново) произведения современных классиков («Мальчуган» Нацумэ Сосэки, «Ворота Расёмон» Акутанавы Рюноскэ и др.), шедевры послевоенной литературы («Госпожа Мусасино» Ооки Сёхэя, «Семья Мива» Кодзимы Нобуо и др.) и произведения, в которых отражена жизнь современного японского общества. Кроме финансовой поддержки издания переводов проект JLPP также давал издателям гарантии приобретения изданных книг. Таким образом для важных, но экономически бесперспективных книг открывалась дорога в широкий мир. Благодаря этому проекту значительно увеличилось количество текстов японской литературы, доступных для изучения в иностранных университетах, и в том числе поэтому он получил очень высокую оценку в академических кругах. Однако, к сожалению, в глазах политиков проект не казался таким уж ценным. Просуществовав без малого десять лет, программа по поддержке издания переводной японской литературы была закрыта в рамках «бюджетных сокращений» в начале 2010-х годов.

Японская литература: трансформация из национальной в мировую

Благодаря переводам перед зарубежными читателями постепенно открываются все новые грани японской литературы последних полутора веков.

Преодолев сложившееся в прошлом веке стереотипное восприятие, накрепко связывающее национальную литературу с национальной культурой, переводная японская литература имеет все шансы стать литературой мировой. Не исключено, что читатели из других стран выявят её новую, неочевидную для самих японцев ценность.

Возможно, в этом контексте нам необходимо переосмыслить суть такого понятия, как «перевод». Например, повесть-ранобэ «All You Need is Kill», написанная Сакурадзакой Хироси, после англоязычной публикации легла в основу сюжета голливудского блокбастера «Грань будущего». И хотя значительно изменены некоторые характерные особенности героев, их местожительство и само место действия, тем не менее главная сюжетная линия – бесконечное проживание героем одного и того же дня, который заканчивается гибелью и очередным скачком назад во времени – сохранена в «переводе». Интересно, что фильм так же, как и книга, переосмысляет и транслирует зрителям мотив геймерского опыта полного погружения в видеоигру. То есть, в целом, ключевые моменты переданы, как они есть. Но можно ли назвать такой «перевод» верным и не пришло ли время пересмотреть наши представления о близости перевода к оригиналу?

Мир вокруг меняется всё с большим ускорением. За последние 30 лет с появлением электронных книг, распространением соцсетей и развитием переводческих технологий читательские практики в области художественного перевода тоже изменились до неузнаваемости. В связи с этим встаёт вопрос о насущности литературных переводов. И хотя одной из самых популярных тем для обсуждения в этом контексте является проблема выбора произведений для перевода (чьих? каких именно?), а также вопрос о переводческих нормах (как нужно переводить?), мне представляется, что гораздо важнее сейчас понять, какую ценность будут (и будут ли) иметь для нас переводные произведения японской литературы.

Слева направо: «All You Need is Kill» Сакурадзака Хироси,  «Послемрак» Харуки Мураками, «Купальня» Тавада Ёко (перевод на немецкий...),  «Эмиссар» Тавада Ёко (перевод на английский..... книга получила Национальную книжную премию в области переводной литературы, «Человек минимаркета» Мурата Саяко (перевод на английский Джинни Тэпли Такэмори).
Слева направо: «All You Need is Kill» Сакурадзака Хироси,  «Послемрак» Харуки Мураками, «Купальня» Тавада Ёко (перевод на немецкий...),  «Эмиссар» Тавада Ёко (перевод на английский..... книга получила Национальную книжную премию в области переводной литературы, «Человек минимаркета» Мурата Саяко (перевод на английский Джинни Тэпли Такэмори).

Фотография к заголовку: книги Мураками Харуки на разных языках (© Jiji) 

литература Мураками Харуки переводы