Биографии знаменитых японцев

Ино Тадатака: человек, посвятивший остаток жизни путешествиям и созданию подробной карты Японии

История

Ино Тадатака, удалившись от дел, с 55-летнего возраста провёл в путешествиях семнадцать лет. Он объехал всю Японию от Хоккайдо до Кюсю, проводя измерения для создания подробной карты страны.

Коммерческий талант и создание огромного капитала

Ино Тадатака (1745-1818) – первый человек в японской истории, занявшийся измерением территории на научной основе, организованно и единообразно, и создавший карту всей страны.

«Большая карта Ино» (1:36 000), лист 100 «Гора Фудзи». Карта всей страны включает 214 листов (предоставлено Национальной парламентской библиотекой Японии)
«Большая карта Ино» (1:36 000), лист 100 «Гора Фудзи». Карта всей страны включает 214 листов (предоставлено Национальной парламентской библиотекой Японии)

Тадатака родился в рыбацкой семье Косэки в 70 километрах от Эдо (нынешнего Токио) на побережье Кудзюкури. Выходцы из его семьи на протяжении поколений были сельскими старостами и занимали другие общественные должности. Его отец был принят в семью из соседней деревни, где его семейство имело примерно такое же общественное положение, и после смерти жены когда Тадатаке было шесть лет, вернулся в свою семью Дзимбо. Тадатака оставался с семьёй матери, но в десятилетнем возрасте его забрали в семейство Дзимбо. С ранних лет он любил учиться – рассказывают, что у него были учителя, объяснявшие ему астрономию и арифметику. В семнадцать лет его приняла в зятья семья Ино – одна из самых богатых в процветавшей деревне Савара. Эта семья жила торговлей, она занималась производством сакэ, торговала древесным углем и предоставляла финансовые услуги. В этой семье раскрылся его незаурядный коммерческий талант, и к моменту ухода от дел в 49-летнем возрасте капитал семьи составлял 30 000 рё (в пересчёте на современные цены – 3-6 млрд йен, ил 30-60 млн долларов).

Тадатака вкладывал душу в дела семьи, но не утратил горячий интерес к наукам, и в перерывах между делами учился, в том числе астрономии. В качестве старосты деревни Савара он участвовал в управлении деревней, в периоды голода раздавал рис нуждающимся, и за его вклад в жизнь деревни владелец земли пожаловал его правом официально использовать фамилию и носить меч. Изготовленная им карта реки Тонэ, отдалённо напоминающая его поздние картографические работы, использовалась для борьбы с наводнениями и ирригационных работ.

Геодезическая съёмка Хоккайдо

В возрасте 49 лет Тадатака передал дела семьи сыну и ушёл на покой, удалившись в Эдо, в дом в районе Фурукава. Он стал учеником Такахаси Ёситоки, ведущего астронома сёгунского правительства, и полностью погрузился в учёбу. Его учитель был лучшим астрономом своего времени в Японии, он разбирался в том числе в европейской астрономии, и именно ему было поручено заняться исправлением календаря. Тадатака устроил в своём жилище обсерваторию, где занимался наблюдениями и учился определять географическое положение по движениям светил.

В ходе занятий астрономией его заинтересовали размеры Земли, и, чтобы выяснить длину дуги одного градуса меридиана, он измерил расстояние от своего дома до обсерватории методом триангуляции, то есть многократно измерял расстояния между серией точек на местности и углы между соединяющими их линиями, от начальной точки до конечной. Исходя из этого расстояния, он рассчитал длину дуги одного градуса и представил результаты вычислений учителю, но тот сказал, что на таком маленьком расстоянии слишком велика погрешность, и чтобы вычислять, нужно измерять расстояния хотя бы от Эдзо (нынешний Хоккайдо) до Эдо (Токио). Эти изыскания Тадатаки и послужили отправной точкой первого измерения Хоккайдо.

В период правления сёгуната для посещения Хоккайдо нужно было особое разрешение, поскольку в тех водах появлялись российские и другие иностранные суда, и правительство чувствовало исходившую оттуда опасность. Ёситоки направил правительству просьбу о предоставлении разрешения на поездку с целью картографирования и определения размеров Эдзо, и разрешение было получено. Тадатака получил даже содержание в 7 моммэ и 5 мон серебром в день (около 10 000 йен по нынешним ценам), то есть это предприятие считалось правительственной экспедицией. Оставшиеся необходимые расходы Тадатака взял на себя.

После измерений 1800 года он представил карту Эдзо сёгунскому правительству, и его усилия были оценены. Он получил разрешение на продолжение измерений, и в следующем году он измерял восточное побережье Хонсю в регионе Тохоку. По данным предыдущих измерений он получил длину дуги одного градуса меридиана в 28,2 ри (110,75 км). Этот результат почти совпал с приведенном в Astronomia of Sterrekunde Жерома Лаланда, передового астронома того времени, что несказанно обрадовало и учителя, и Тадатаку.

Семнадцать лет на полное измерение Японии

Итак, в 1802 году в ходе третьей экспедиции он измерял береговую линию Японского моря в регионе Тохоку, в 1803 году пошёл в четвёртую, чтобы измерить берега Тихого океана и Японского моря в центральной части, и завершил карту восточной части Японии. Он представил карты в замке Эдо и их осмотрел сёгун Токугава Иэнари, который был так впечатлён достижениями Тадатаки, что приказал ему заняться исследованиями западной части страны и сделал его прямым вассалом.

Пятая экспедиция была уже государственным предприятием, и все расходы оплачивало правительство. Тадатака рассчитывал закончить измерения западной части страны за три года. Однако береговая линия западной части Японии очень сложная, а к этому добавились административные проблемы, поскольку к группе его учеников, с которыми он работал, приставили младшего чиновника-инженера астрономического ведомства, и на завершение работы потребовалось десять лет. В 1805-1806 годах в ходе пятой экспедиции он проводил измерения регионов Кинки и Тюгоку, в шестой экспедиции в 1808-1809 гг. он измерил Сикоку, в седьмой, в 1809-1811 гг. – Кюсю, в восьмой, в 1811-1814 гг., завершил измерения Кюсю, в девятой экспедиции в 1815 году он сам из-за возраста не участвовал, был измерен регион Идзу-Ситито, в 1816 году проведена десятая экспедиция по измерению Эдо, и так за 17 лет он измерил всю страну.

«Картина измерений Митараи», изображающая ход измерительных работ в порту Митараи в Осаки-Симодзима (г. Курэ преф. Хиросима; предоставлено администрацией г. Курэ)
«Картина измерений Митараи», изображающая ход измерительных работ в порту Митараи в Осаки-Симодзима (г. Курэ преф. Хиросима; предоставлено администрацией г. Курэ)

Один из четырёх листов карты всей Японии и острова Карафуто (Сахалин), созданной на основе измерений Ино Тадатаки и изданной в 1870 г. (предоставлено Геокосмическим информационным управлением)
Один из четырёх листов карты всей Японии и острова Карафуто (Сахалин), созданной на основе измерений Ино Тадатаки и изданной в 1870 г. (предоставлено Геокосмическим информационным управлением)

Помимо триангулирования Тадатака использовал собственный метод определения расстояний через измерение азимута гор, островов и других объектов с разных точек. Особенностью метода Ино было определение широты путём наблюдения за светилами и точного измерения высоты звёзд над горизонтом. Однако выяснить долготу оказалось более сложной задачей. Тадатака измерял время лунных и солнечных затмений в экспедициях с маятниковыми часами, но плохие погодные условия во время этих событий и отсутствие переносного хронометра сильно затрудняли возможность сопоставлять данные между различными точками наблюдения, из-за чего снижалась точность указания долготы на его карте.

Были и другие проблемы – Тадатака страдал астмой и заболел малярией во время одной из поздних экспедиций, что заставляло его отрываться от измерений и обращаться за лечением во время приступов болезни. Правительственные ограничения на поездки внутри страны вынуждали его во время ранних экспедиций вести переговоры с должностными лицами в каждом регионе о получении разрешения для его работы; последующее назначение на государственную службу избавило его от таких переговоров, обеспечив его команде полное сотрудничество в любом регионе страны.

Успех Ино в таком колоссальном начинании свидетельствует о его техническом мастерстве и неустанной решимости. Ему очень помогла и поддержка Такахаси и его сына Кагэясу, который занял должность его отца в календарном ведомстве сёгуната, а также финансовая и административная помощь центральной и местных администраций; всё это сыграло важную роль в успехе его работы.

Незавершённая работа

Вернувшись из своей экспедиции на Кюсю, Ино в 1814 году поселился в картографическом ведомстве и приступил к утомительной задаче превращения огромного количества данных, которые он собрал во время своих исследований, в карты. В конечном итоге они обретут вид «карт Ино», тщательно прорисованных серий диаграмм, выполненных в крупном (1:36 000), среднем (1:210 000) и маленьком (1:430 000) масштабах.

Сам Ино, впрочем, не дождался завершения проекта. Он умер в 1818 году, и его ученикам и чиновникам более низкого ранга пришлось продолжить работу в календарном ведомстве. После ещё нескольких лет работы они наконец представили готовые карты сёгунату в 1821 году.

«Карта Ино среднего масштаба» (1:210 000), состоящая из 8 листов; лист с картой региона Канто, копия армейского ведомства карт Ино, переданных его семейством правительству Мэйдзи (предоставлено Геокосмическим информационным управлением)
«Карта Ино среднего масштаба» (1:210 000), состоящая из 8 листов; лист с картой региона Канто, копия армейского ведомства карт Ино, переданных его семейством правительству Мэйдзи (предоставлено Геокосмическим информационным управлением)

Правительство сёгуната Токугава никогда не публиковало карты, и после реставрации Мэйдзи в 1868 году оригиналы были утеряны в результате пожара в императорском дворце. Позже Министерство внутренних дел, армия и флот составили официальные карты Японии на основе копий произведений Ино, полученных от его семьи, но эти копии также были потеряны в пожаре, вызванном Великим землетрясением Канто в 1923 году. Образцы карт Ино, которые существуют сегодня, взяты из частных коллекций, включая копии карт, подаренные феодалам-даймё. Многие из них были правительство включило в списки важного культурного достояния и национальных сокровищ.

Сегодня Ино вызывает восхищение не только его успехом в грандиозном предприятии картографирования всей Японии, но также и тем фактом, что он построил свою вторую карьеру в столь преклонном возрасте; его пример иногда приводят в качестве модели для стареющего населения страны.

Образ его, впрочем, не является абсолютно позитивным – он действительно был одарённым геодезистом и проницательным лидером с непоколебимой приверженностью своему призванию, но он также был известен суровостью и жёсткостью в отношениях с людьми, вплоть до того, что отрёкся от сына и дочери и изгонял учеников за проступки.

Впрочем, эти его недостатки меркнут в свете его великих достижений. В 1883 году группа японских государственных деятелей, в которую входили Сано Цунэтами (который, как вассал княжества Сага, был глубоко впечатлён картами Ино во время службы в военно-морском учебном центре в Нагасаки), и Эномото Такэаки (чей отец был учеником Ино и работал в нескольких экспедициях) добилась посмертного присвоения известному картографу среднего придворного ранга.

Совсем недавно по случаю 200-й годовщины первой геодезической экспедиции Ино в 2001 году и его смерти в 2018 году проводились различные мероприятия, включавшие лекции экспертов, выставки его карт, мемориальные пешие походы по его маршрутам и даже фильм, основанный на его жизни – всё это показывает, что общественный интерес к картографу не угас даже спустя столетия. 

Фотография к заголовку: Портрет Ино Тадатаки (предоставлено Музеем Ино Тадатаки)

история Ино Тадатака картография