Покушение на кандзи: успехи и неудачи реформ иероглифической системы

Ричард Медхарст [Об авторе]

[13.12.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | ESPAÑOL |

Реформаторы и освободители

В 1866 году, перед самым концом периода Эдо (1603-1868), государственный деятель Маэдзима Хисока подал последнему сёгуну Токугаве Ёсинобу предложение отказаться от использования кандзи в Японии. Маэдзима, изучавший и преподававший английский, сожалел о том количестве времени, которое ученики тратят на запоминание китайских иероглифов – ведь его можно было бы использовать для овладения другими знаниями. Кроме него, в новое время было и много других деятелей, ратовавших за реформу иероглифической системы или за полный отказ от неё.

Предложения о полном отказе от иероглифики редко всерьёз воспринимали на самом высоком уровне, однако вопросы возможной реформы кандзи обсуждались постоянно. Особенно активизировались сторонники реформ в первое послевоенное время. В 1946 году правительство издало список из 1850 иероглифов – тоё-кандзи, «иероглифов общего употребления». Официальная инструкция к списку поясняла, что в случае использования слов, содержащих кандзи, не входящих в список, пишущий должен выбрать другое слово, либо писать слово азбукой-каной.

Цель введения списка состояла в том, чтобы полностью вывести из употребления иероглифы, не входящие в список. Новые правила относились к законам, государственным документам, газетам и журналам. Однако не входившие в список кандзи не хотели отмирать, а критики реформы утверждали, что она нарушает свободу слова. В 1981 году был принят новый список дзёё-кандзи, «иероглифов повседневного использования», включавший 1945 кандзи (в 2010 году он был расширен до 2136 иероглифов). В пояснении к списку уже более мягко говорилось, что сам список – не более чем рекомендация, и ей следовать не обязательно.

Сейчас использование кандзи ограничивают очень по-разному, в зависимости от характера текста. В учебных материалах для начальной школы, например, следят за тем, чтобы в тексте не применялись те иероглифы, которые дети ещё не учили. Газеты в основном придерживаются списка в слегка изменённом виде, хотя часто можно видеть и исключения из этого правила, когда речь идёт о названиях фильмов и телепередач, или же о терминах японских традиционных искусств. Привычные слова чаще появляются в иероглифическом написании – слово 鼎談 (тэйдан, «трёхстороннее общение») часто пишется с иероглифом 鼎 (тэй, канаэ, «триножник», сосуд на трёх ножках, использовавшийся в древнем Китае), хотя этот иероглиф и не входит в список иероглифов для газет. А многие из тех, кто пишет для взрослой аудитории, руководствуются собственными соображениями при выборе иероглифов.

Упрощение иероглифической системы

Во многих европейских языках в период формирования современного языка орфография стандартизировалась. Процесс упрощения использования кандзи проходил примерно так же, хотя и со своими особенностями – например, путём устранения разных вариантов с одним значением.

Среди тысяч существующих иероглифов многие имеют в основном то же значение, что и их более простые аналоги. В таких случаях довольно просто вывести из употребления тот иероглиф, который используется реже. Например, слово «собака» (ину) можно записать любым из двух кандзи – 犬 или 狗, поэтому необходимости в использовании второго нет.

Такое дублирование практически полностью исключено в списке дзёё-кандзи. Однако даже в нём можно встретить пару полностью синонимичных иероглифов 付 и 附 (фу, цуку) со значением «прилагать». Слов, для которых второй иероглиф был бы совершенно необходим, нет – почему же он оказался в списке? Дело в том, что 附 использован в Конституции Японии, а она является государственным документом и должна была быть написана иероглифами тоё-кандзи. Вместо того чтобы пересматривать текст Конституции, было решено оставить этот «лишний» иероглиф в списке важнейших кандзи.

Другой способ уменьшить количество кандзи – замена иероглифов с одним и тем же произношением в часто употребляемых словах. Иногда такие иероглифы имеют и сходное значение – например, слово «пламя» 火焔 упростили, использовав более простой иероглиф, до 火炎 – в обоих случаях оно читается как каэн – это практически то же исключение «лишних» иероглифов, о котором говорилось выше. Иногда, впрочем, для замены брали кандзи с совершенно другими значениями. Слово «выбирать» 選考 (сэнко:) состоит из иероглифов «выбирать» и «думать». До упрощения оно выглядело как 銓衡 (сэнко:) – «измерять» и «весы».

Жизнь иероглифов вне списка дзёё-кандзи

Усилия по облегчению изучения иероглифики увенчались успехом. Появилась общепризнанная база примерно в 2000 кандзи, позволившая стандартизировать процесс обучения в школе. Названия животных и растений, которые встречаются нечасто, сейчас преимущественно записывают катаканой, а не кандзи. Стремление избавиться от записи произношения рядом со словом (фуригана), выраженное в инструкции к списку тоё-кандзи, помогло списку прижиться на практике и убедило авторов использовать рекомендованные иероглифы, чтобы облегчить читателям понимание текстов.

Однако многие кандзи, не вошедшие в список, продолжают жить и без официальной поддержки. Некоторые используются в именах собственных. Таблица дзиммэйё-кандзи, «иероглифов для использования в именах людей», позволяет выбирать из дополнительных 862 иероглифов. При этом для фамилий семей с долгой историей или топонимов ограничений не существует. Сильное чувство индивидуальной и групповой идентичности мешает отказаться от таких иероглифов. Иногда такие иероглифы попадают в поле зрения широкой общественности благодаря известности их носителя, как это случилось с иероглифом 彅в фамилии Кусанаги Цуёси (草彅剛), бывшего члена популярной группы SMAP.

Сохранению не совсем обычных иероглифов способствуют и культурные традиции. Некоторые из них вошли в плоть и кровь японской культуры – например, знаки двенадцатеричного цикла, обозначающие животных – мышь, быка, тигра, зайца и других. В последние годы увлечение этими животными распространилось и в западной культуре, хотя обычно о них вспоминают только в предновогодний период. В Японии эти знаки, отличающиеся от привычных кандзи, обозначающих этих животных, широко используются в новогодних открытках нэнгадзё. Иероглиф «собака», обозначающий наступающий год, в двенадцатеричном цикле выглядит как 戌 (ину, дзюцу). Использование особого иероглифа при обозначении зодиакального животного не обязательно, но очень популярно, а рекламодатели пользуются тем, что эти знаки не слишком широко употребляются, но общеизвестны и выделяются на общем фоне.

Маэдзима Хисока, деятель эпохи Мэйдзи, о котором мы говорили в самом начале, смирился с отказом принять его план отмены иероглифики и сделал прекрасную карьеру, став основателем Почты Японии. Он жил в эпоху, когда переводчикам с западных языков пришлось изобретать новые слова для непривычных понятий – «наука (в западном смысле)» (科学, кагаку), «революция» (革命, какумэй). Сам Маэдзима принял это как данность, и создал слова, состоящие из иероглифов – «почта» (郵便, ю:бин) и «марки» (切手, киттэ).

Фотография к заголовку: Циклический знак «собака», используемый в двенадцатеричном китайском цикле для обозначений годов, знак 2018 года

(Статья на английском языке опубликована 1 декабря 2017 г.)

  • [13.12.2017]

Получил степень магистра в области новой и новейшей поэзии в Университете Бристоль в 2002 г. Преподавал английский язык в префектуре Тиба в течение трех лет. Прожил также в Китае и Южной Корее. Работал в мэрии города Имидзу в префектуре Тояма до 2013 г. С 2014 г. работает в Nippon.com.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Nippon.blog Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости