Обзоры Традиционная японская эстетика в современном мире
Миры Ямагути Акиры: новое искусство, вдохновлённое красотой старины

Брижит Кояма-Ришар [Об авторе]

[06.01.2014] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Художник Ямагути Акира использует традиционные японские техники рисования и вместе с тем работает на переднем крае современного искусства. Его работы в стиле поп-арт привлекают внимание ценителей в разных уголках мира. Французский искусствовед попыталась выяснить секреты мастерства самобытного японского художника.

Ямагути Акира

Ямагути АкираХудожник. Родился в 1969 г. в Токио, вырос в г. Кирю преф. Гумма. Закончил магистратуру на кафедре искусствоведения Токийского университета искусств по специальности «масляная живопись». Ямагути прославился своим оригинальным стилем — он тщательно прописывает детали при изображении людей и построек, в своих произведениях использует приёмы, напоминающие традиционную японскую живопись ямато-э и укиё-э, свободно совмещает в одной работе различные времена и пространства. В декабре 2012 года Ямагути преподнёс расписные створки-фусума знаменитому Храму Равенства, Бёдоин, который является Национальным достоянием Японии, для использования в кабинете храма (кабинет внесён в список Важных культурных достояний). Среди его недавних изданий — «История странного японского искусства» ("Хэнна Нихон бидзюцу-си", 2012), «Ямагути Акира — картины крупным планом» ("Ямагути Акира дайгамэн сакухин-сю", 2012 ) и другие.

“Токио, Роппонги Хиллз” / 2002 / Бумага, ручка, акварель / 40×63 см / Фотография: Киоку Кэйдзо / Музей Мори

Фантастический мир удивительного переплетения старины и современности

Кояма Бриджит: Я отчетливо помню свои ощущения, когда впервые увидела вашу работу  — она меня сильно впечатлила. Это был вид на токийский район Роппонги с высоты птичьего полёта. На картине японский замок соседствовал с небоскрёбами, совершенно естественно выглядели традиционные дома, рядом с которыми вырастали современные высотные здания. Приглядевшись к деталям, можно было рассмотреть людей, живущих в этом городе, — там и офисные клерки, и люди, выгуливающие собак. Горожане эпохи Эдо моют окна высотных зданий, на перекрёстке о чём-то спорят самураи…

На первый взгляд картина напоминает живопись ямато-э (*1), но представляет собой фантастическое произведение, где в пейзаж современного Роппонги введены необычные элементы, за счёт чего появился такой удивительный мир, не умещающийся в одном конкретном отрезке пространства и времени. С одной стороны, чувствуется влияние японского традиционного искусства, а с другой стороны, это несколько напоминает поп-арт.

Ямагути Акира: Многие думают, что я изначально занимался традиционной японской живописью, хотя на самом деле в университете я обучался западному изобразительному искусству. И в произведениях я использую не те пигменты, которые применяются в традиционной живописи, а западные материалы — масляные краски, акварель, ручку. Иногда я использую и японские техники живописи, но считаю себя всего лишь одним из современных японских художников, который стал таковым благодаря знакомству Японии с западным искусством.

Кояма: Почему вы начали писать такие картины?

Ямагути: Пожалуй, вернее всего будет сказать, что я пришёл к этому стилю после долгих творческих мук. В мире японского искусства царило преклонение перед искусством западных стран, которое считалось более развитым; японцы постоянно стремились догнать Запад. Масляная живопись эпохи Мэйдзи, послевоенный абстракционизм, концептуальное искусство, инсталляции… В общих чертах такая тенденция сохраняется до сих пор. Ещё во время учёбы в университете я сомневался в правильности такого подхода и в результате оказался в тупике.

Я осознал, что в каждый из периодов истории современного японского искусства были художники, которые старались выражать собственное оригинальное эстетическое чувство, а не просто подражать западным произведениям. Однако их тщеславные попытки не приносили результатов, в первые ряды мирового искусства им пробиться не удалось, и их усилия пошли прахом. Я думал, что если буду делать то же, что и они, меня ждёт та же судьба… Это пугало меня, в какой-то момент я даже не мог рисовать.

Кояма: И как же вам удалось найти выход из этой ситуации?

Ямагути: В то время я познакомился с живописью ямато-э, и меня поразила смелость композиционных решений в ней. Тут меня озарило — вот оно! Тогда я стал искать решение в использовании наработок японской живописи, какой она была до проникновения в Японию западных живописных стилей. Можно сказать, что я решил как бы ещё раз «модернизировать» старое японское искусство. Вы из Франции, и, возможно, будет сложно вам объяснить всю запутанность этого внутреннего конфликта…

Японизм в Японии?

“Мост великого учителя” / 1992 / Бумага, ручка / 65 x 50 см

Кояма: Вы уже были хорошо знакомы с японской традиционной культурой?

Ямагути: Напротив, я её совсем не знал. Если говорить о моём знакомстве с японской архитектурой, то это были сборные типовые дома, а не вилла Кацура (*2). Традиционную Японию я представлял по фильмам Куросавы. Во время университетской художественной практики по истории искусства я ездил в Киото и Нару, ходил по буддийским храмам и синтоистским святилищам и благодаря этому мог увидеть живопись укиё-э, росписи на ширмах, таблички эма (*3) и изображения адских мучений, картины битв — я жадно впитывал впечатления от старого японского искусства. Наверное, подобным образом чувствуют себя иностранцы, впервые открывая для себя японскую культуру.

Кояма: В XIX веке французских импрессионистов очень впечатлило знакомство с укиё-э и вообще японским изобразительным искусством. Японизм (*4) известен, в частности, тем, что оказал огромное влияние на таких художников, как Винсент ван Гог и Моне.

Появление импрессионизма совпало с распространением фотографии и осознанием ограниченности реалистического искусства. Испробовав различные подходы, они открыли для себя японскую живопись, основанную не на законах перспективы и использующую иные измерения, которые позволили по-новому взглянуть на реальность. Мне кажется, искания импрессионистов должны быть вам в чём-то близки, как вы думаете?

Ямагути: Это слишком уж смелое сравнение. Хотя действительно, они использовали архаичный японизм в своём искусстве и смогли этим открыть новую эпоху в живописи. Меня поражает острота восприятия западных художников, которые, создав огромную империю реалистического искусства, обратили внимание на произведения из небольшой и малоизвестной страны. Достойна восхищения та смелость, с которой они сами стали расшатывать основы искусства того времени и смогли развернуть его в новом направлении.

Взгляд с высоты птичьего полёта и рассеянная перспектива

Кояма: Среди моих любимых произведений — взгляд на универсальный магазин «Мицукоси» с высоты птичьего полёта. В ней использованы приёмы, которые можно видеть на знаменитых произведениях ямато-э «Виды столицы и её окрестностей» (*5), на которых изображены знаменитые места, люди, живущие там, бытовые сценки. Этот приём появился в конце периода Муромати и продолжал применяться до периода Мэйдзи. Вид на Роппонги, первое ваше произведение, которое я видела, тоже написан сходным образом. Эти произведения ведь тоже родились в результате вашей встречи со старинным искусством?

“Универсальный магазин Мицукоси на Нихон-баси” / 2004 / Бумага, ручка, акварель / 59.4 x 84.1 см

Ямагути: Совершенно верно. Когда изучаешь западную живопись, то привыкаешь видеть вещи в прямой перспективе. Известна точка, с которой зритель видит картину, исходя из неё делается эскиз. Однако «Виды столицы и её окрестностей» не имеют такой точки, на которой основывается перспектива. Они напоминают гугл-карту — каждому изображаемому объекту соответствует одна такая точка, и они рассеяны по всей картине. То же относится и к масштабу, как будто несколько карт разного масштаба соединили в одну, но это незаметно, поскольку границы между ними скрыты облаками.

Кояма: В этом произведении также использован приём «снятой крыши», появившийся в середине эпохи Хэйан (794-1192), то есть не изображается крыша или потолок комнаты, и зритель как будто заглядывает в неё сверху. Применив этот приём, вы показали людей, спешащих в магазин, и покупателей, толпящихся у прилавков внутри. На этой картине люди в одеждах XVI-XIX веков едят в ресторанах и делают покупки вместе с нашими современниками, и это выглядит очень естественно.

Ямагути: Живопись в двух измерениях показывает трёхмерные объекты, именно в этом и состоит её искусственность. Но я думаю, что важнее не столько показать вещи в точности, подобно фотографии, сколько заставить зрителя прочувствовать реальность.

У каждого зрителя – своя реальность

Кояма: В ваших батальных сценах трагедия войны совсем не ощущается, такое чувство, будто бы все вместе вышли на пикник.

“Постмодернистская битва глупцов” / 1999 / Холст, масло / 97 x 324 см / Фотография: Миядзима Кэй / Коллекция Такахаси

Ямагути: Я сам не видел войну, поэтому наглядно не могу её себе представить. И поэтому что-то во мне протестует против реального её изображения. Воевать вообще нельзя — и именно это я и стараюсь изобразить, показывая сцены войны. Я хочу дать людям понять, что настоящая война намного ужаснее.

Кояма: В восприятии ваших работ очень важно воображение зрителя. Даже важнее, чем то, что вы изображаете, так?

Ямагути: Взгляните на набросок тушью вида Токио с высоты птичьего полёта, который я выставил после цунами 11 марта 2011 года. Некоторые люди восприняли его как живую иллюстрацию происходящего. Я же не создавал картину на основании впечатлений от природных бедствий, но попытался воплотить в ней впечатления зрителей от бедствия. Я в некоторой степени рад, что здесь мне удалось передать общее ощущение города. Город — это то, что создаётся столетиями в памяти людей.

Кояма: Люди… Откуда они приходят, куда уходят?.. Всегда думаю об этом, когда вижу ваши работы. Мне кажется, и те из французов, которые никогда не видели японского искусства, воспринимают эти произведения именно так. Непременно сделайте персональную выставку, например, в музее Гиме (*6), — я уверена, это станет большим событием в истории западного искусства.

“Токийский пейзаж (фрагмент)” / 2012 / Холст, японская тушь / Складная ширма / 162×342 см

При содействии Галереи искусств Мидзума
Портретные фотографии: Каваи Сатоси

Верхнее фото: “Последняя вечеря” / 2008 / Холст, масло, акварель, японская тушь / 80 x 233 см / Фотография: ОТА Такуми

▼Фото

Мир Ямагути Акиры

 

(*1) ^ В эпоху Хэйан (794-1192) ямато-э, «картинами Ямато», называли произведения, изображающие японские пейзажи и бытовые сцены, в противоположность кара-э, «китайским картинам», изображающим китайские сюжеты. В эпоху Камакура (1192-1333) так стали называть хэйанскую живопись в противоположность картинам, написанным под влиянием китайских произведений, которые были завезены из Китая во времена династий Сун (960-1279) и Юань (1271-1368). Впоследствии в традиции японской живописи ямато-э выросла школа Римпа (Конъами Коэцу, Таварая Сотацу и др.) и направление укиё-э (Утагава Куниёси, Хокусай Кацусика и др.).

(*2) ^ Императорская вилла Кацура, построенная в 1620-е годы, считается одним из лучших образцов зодчества эпохи Эдо.

(*3) ^ Эма — вотивные таблички, изначально служившие символической заменой лошадям, которых приносили в дар святилищам. Вместо лошадей стали использовать их изображения, нарисованные на табличках. Сейчас эма могут иметь разнообразные формы, а изображения на них уже не ограничиваются лошадьми.

(*4) ^ Японизм — направление в европейском искусстве, сложившееся во Франции во второй половине XIX века под влиянием импорта в Европу японских гравюр и показа японских товаров на Всемирной выставке в Париже.

(*5) ^ «Виды столицы и её окрестностей» (Ракутю ракугай дзу) — жанр росписи складных ширм, существовавший с XVI века до конца эпохи Эдо. Среди произведений этого жанра одно внесено в список Национального достояния Японии, шесть — в список Важного культурного наследия.

(*6) ^ Национальный музей восточных искусств в Париже, основанный в 1889 году Эмилем Гиме.

  • [06.01.2014]

Доктор литературы Сорбонского университета и Национального института восточных языков и культуры INALCO, профессор гуманитарных наук Университета Мусаси, где она преподает сравнительную литературу и историю искусств. Автор многочисленных трудов по истории комиксов манга и японской анимации, японским гравюрам и японизму, среди которых «Романтическая Япония, Эдмон де Гонкур и Хаяси Тадамаса» (2001), «Тысяча лет манга» (2007), «Японская анимация, рулоны рисованных покемонов» (2010).

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Самый знаменитый ниндзя: Хацуми Масааки и его понимание воинских искусств«Будзинкан» – тренировочный зал японских воинских искусств, куда съезжается множество учеников со всего мира, чтобы учиться у 86-летнего Хацуми Масааки искусству ниндзя школы Тогакуси. То, что мы там увидели, было совсем непохоже на то, что показывают в фильмах и аниме о ниндзя.
  • Японские бумажные зонты: красота и прочностьНа протяжении веков городок Кано в префектуре Гифу производил элегантные зонты из бамбука и ярко окрашенной бумаги васи, известные как дзя-но-мэ-гаса (зонтики «змеиный глаз»). Несмотря на изящную, компактную конструкцию и легкость, эти зонты удивительно прочны и водонепроницаемы. В течение многих поколений они были практичным и в то же время привлекательным повседневным аксессуаром японцев.
  • После цунами: возрождение керамики СомаКерамику обори-сомаяки в посёлке Намиэ префектуры Фукусимы производили более 300 лет. Из-за аварии на АЭС «Фукусима-1» эта традиция могла исчезнуть, но местные мастера делают всё, чтобы передать её будущим поколениям. В этой статье мы представляем семью керамистов, возрождающую семейное дело в г. Корияма в своей мастерской «Суэтоку».
  • Магическое искусство японских плотниковДерево может показаться совершенно обыденным материалом, но умелый плотник может обработать его самыми разными способами. То, каким именно образом будет использовано дерево, зависит не только от его твёрдости, запаха и цвета, но также от кэсёмэн, «декоративной поверхности», вид которой определяется тем, как именно распилено бревно.
  • Мир японской бумаги (1): 1000 лет историиВ 2014 году ЮНЕСКО внесла в список нематериального культурного наследия японскую бумагу ручной выделки. Технология производства бумаги пришла в Японию в V-VI веках, и в сокровищнице Сёсоин хранится книга семейной записи начала VIII века, сделанная из японской бумаги миногами. Японцы знакомы с бумагой уже на протяжении 1300 лет, за это время они усовершенствовали технологию её изготовления, и в разных местностях производят собственные сорта васи.

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости