Обзоры Традиционная японская эстетика в современном мире
О культуре добычи жемчуга в префектуре Миэ

Джулиан Райолл [Об авторе]

[31.08.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL |

Создание идеальной жемчужины требует человеческого таланта, дара природы и более четырех лет времени. Мы посетили знаменитый этими блестящими сокровищами регион, чтобы узнать больше об их производстве и перспективах на будущее.

Медленно и с особой осторожностью технолог вводит острый как бритва скальпель в открытую раковину устрицы и делает крошечный надрез на теле живого существа, находящегося в раковине. Затем, ловко сменив скальпель на пинцет, технолог вставляет в надрез фрагмент мантии моллюска и сферическое ядро, вокруг которого будет нарастать перламутр, чтобы в итоге превратиться в идеальную жемчужину.

Тонкая операция: внедрение ядра, которое в конечном итоге превратится в жемчужину, в открытую раковину устрицы

После удаления деревянной распорки, которая в течение всей процедуры удерживала раковину в приоткрытом состоянии, технолог отправляет раковину в ящик, где уже находятся десятки других устриц акоя, ждущих возвращения в воды залива Аго.

Устрицы акоя растут парами в сетях, подвешенных под специальными жемчужными плотами

Устрицы – это наши дети

Вот уже три поколения семья Иноуэ Хикару выращивает жемчуг в живописной бухте залива Аго. Он сам начал заниматься этим бизнесом 42 года назад, но всё равно каждый раз испытывает волнение, открывая раковину и обнаруживая внутри блестящую жемчужину. «Моя цель – производство жемчуга такого качества, чтобы, если эти жемчужины увидит сто человек, каждый из них назвал бы их воплощением совершенства».

Семья Иноуэ Хикару выращивает жемчуг в префектуре Миэ на протяжении трех поколений

«Культивирование жемчуга – это процесс, в котором очень сложно добиться стабильно хороших результатов. Прежде чем вырасти настолько, чтобы производить жемчуг, устрицы, как и люди, испытывают множество стрессов, связанных с окружающей их средой, – говорит он. – Мы относимся к каждой из этих устриц, как к нашим собственным детям. Мы растим их, заботимся о них, и когда они в итоге дарят нам жемчужину, мы понимаем, что хорошо сделали свою работу».

Жизненный путь жемчуга акоя

Иноуэ является владельцем компании Inoue Pearl, расположенной в городе Сима, в префектуре Миэ. В фирме работает команда квалифицированных местных работниц, выполняющих тонкую работу по «засеиванию» устриц, причем за восьмичасовой рабочий день каждая женщина обрабатывает примерно 500 раковин. Это очень кропотливый труд, соглашается Иноуэ, поскольку внутренности каждой раковины индивидуальны. Поэтому работницам необходим весь их опыт, умения и наблюдательность, чтобы устрица просто выжила во время засеивания.

Технолог выполняет тонкую задачу по внедрению ядра в устрицу

Женщины упорно трудятся в деревянной хижине на вершине морской дамбы, защищающей деревню от буйства стихии, всего в нескольких метрах от мостков, ведущих вниз к неустойчивой на вид конструкции из шестов и досок, расположенной на поверхности залива Аго.

Устрица акоя ждет возвращения в воды залива

Молодые устрицы величиной чуть меньше ладони располагаются попарно в сетях, подвешенных под жемчужными плотами, где их омывают насыщенные питательными веществами с окружающих склонов воды залива.

Слева направо: молодая устрица; слои перламутра внутри раковины

Более зрелые устрицы подвергаются засеиванию и в течение двух лет хранятся в коробках, которые так же подвешиваются под плотами на время формирования жемчуга. Весь процесс занимает четыре года.

Тут же рядом женщины в широкополых шляпах и водонепроницаемых комбинезонах чистят устричные раковины, поверхность которых обросла морскими организмами. Солнце отражается в ряби на поверхности бухты. Лодка для добычи жемчуга покачивается на якоре рядом с плотом.

Работницы очищают внешнюю поверхность устричных раковин от наростов морских организмов

Задача впереди

Конечно, это идиллическое место, соглашается 70-летний глава местной ассоциации производителей жемчуга Мориcита Буннай, хотя есть и проблемы.

«В 2008 году мы сильно пострадали от потрясений, вызванных мировым финансовым кризисом, хотя с тех пор индустрия восстановилась, – говорит он. – Возникла конкуренция со стороны австралийских жемчужин – в основном потому, что они больше по размерам, но для нас это не стало проблемой, так как качество производимых нами жемчужин значительно выше. Теперь мы стремимся расширить продажи на вновь возникающие рынки, такие как Китай и Юго-Восточная Азия».

Блестящие сферы жемчуга, производимые устрицами фермеров из префектуры Миэ, абсолютно совершенны

Сочетание человеческого таланта и щедрости природы

На вопрос о том, что делает жемчуг столь ценным, Морисита улыбается и говорит, что уникальность этих сверкающих шариков состоит в том, что они являются совершенным творением природы.

«Возьмите бриллиант или другой драгоценный камень – все они значительно отличаются от своей природной формы, – объясняет он. – Вручную и с помощью машин люди распиливают драгоценные камни, придают им форму и полируют. Получается очень красиво, но уже не естественно. В то время как жемчужина – это нечто живое, это природный объект, тщательно выращенный, с осторожностью извлеченный. Порожденный живым организмом, а не созданный из куска камня, – добавляет он. – Иными словами, жемчужина – это плод совместных усилий природы и людей с их умениями. Вот в чем разница».

Жемчужные плоты Иноуэ Хикару на спокойных водах залива Аго

Фотография к заголовку: Морисита Буннай готовится повесить сеть устриц под жемчужным плотом (все фотографии ©Мотоно Кацуёси)

(Статья на английском языке опубликована 11 июля 2017 г.)

  • [31.08.2017]

Корреспондент лондонской Daily Telegraph в Японии и Корее. Закончил аспирантуру Университета Центрального Ланкашира. Впервые приехал в Японию в 1992 г., сейчас живёт в Йокогаме.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Японские бумажные зонты: красота и прочностьНа протяжении веков городок Кано в префектуре Гифу производил элегантные зонты из бамбука и ярко окрашенной бумаги васи, известные как дзя-но-мэ-гаса (зонтики «змеиный глаз»). Несмотря на изящную, компактную конструкцию и легкость, эти зонты удивительно прочны и водонепроницаемы. В течение многих поколений они были практичным и в то же время привлекательным повседневным аксессуаром японцев.
  • После цунами: возрождение керамики СомаКерамику обори-сомаяки в посёлке Намиэ префектуры Фукусимы производили более 300 лет. Из-за аварии на АЭС «Фукусима-1» эта традиция могла исчезнуть, но местные мастера делают всё, чтобы передать её будущим поколениям. В этой статье мы представляем семью керамистов, возрождающую семейное дело в г. Корияма в своей мастерской «Суэтоку».
  • Магическое искусство японских плотниковДерево может показаться совершенно обыденным материалом, но умелый плотник может обработать его самыми разными способами. То, каким именно образом будет использовано дерево, зависит не только от его твёрдости, запаха и цвета, но также от кэсёмэн, «декоративной поверхности», вид которой определяется тем, как именно распилено бревно.
  • Мир японской бумаги (1): 1000 лет историиВ 2014 году ЮНЕСКО внесла в список нематериального культурного наследия японскую бумагу ручной выделки. Технология производства бумаги пришла в Японию в V-VI веках, и в сокровищнице Сёсоин хранится книга семейной записи начала VIII века, сделанная из японской бумаги миногами. Японцы знакомы с бумагой уже на протяжении 1300 лет, за это время они усовершенствовали технологию её изготовления, и в разных местностях производят собственные сорта васи.
  • Порода акита: собаки-самураиВ связи с наступлением года Собаки мы хотим вам представить самую крупную из японских пород собак – акита. Чтобы узнать о ней получше и рассказать нашим зарубежным читателям, мы посетили питомник «Накагава тикукэнтэн», часто отправляющий собак этих пород на экспорт.

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости