Традиционная японская эстетика в современном мире

Самый знаменитый ниндзя: Хацуми Масааки и его понимание воинских искусств

Культура

«Будзинкан» – тренировочный зал японских воинских искусств, куда съезжается множество учеников со всего мира, чтобы учиться у 86-летнего Хацуми Масааки искусству ниндзя школы Тогакуси. То, что мы там увидели, было совсем непохоже на то, что показывают в фильмах и аниме о ниндзя.

Что влечёт иностранцев в тихий японский город?

До тренировочного зала «Будзинкан» от центра Токио нужно ехать около часа на поезде. Он находится воле станции Атаго в г. Нода преф. Тиба. С наступлением вечера в этот тихий сонный город один за другим съезжаются рослые иностранцы. Когда у работника станции в очередной раз спрашивают, как пройти к «Будзинкану», он привычно объясняет, добавляя в конце: «Идите за другими иностранными господами, не ошибётесь!».

«Будзинкан» открыл Хацуми Масааки, 34-й глава школы искусства ниндзя Тогакуси, существующей уже около 900 лет. Используя школу Тогакуси как основу, он ввёл в неё различные приёмы других старинных воинских искусств и основал школу Хацуми. В день, когда мы там побывали, в зале площадью около 50 татами находилась примерно сотня учеников.

Додзё «Будзинкан»

Один из учеников, аргентинец Кристиан Петросера (47 лет), потратил на перелёт с пересадками около 30 часов, чтобы приехать сюда. Обучаясь у Хацуми, он более 500 раз проводил семинары по воинским искусствам в разных странах мира. Кристиан говорит, что в «Будзинкане» он обучается уже 32 года и приехал в Японию в пятидесятый раз. Хацуми для него – не только прекрасный преподаватель воинских искусств, но и учитель в жизни, который открывает в нём его хорошие качества, и именно поэтому он приезжает к учителю издалека.

Не столько думать, сколько чувствовать и контролировать

«Хай, ОК!» – раздаётся сильный и глубокий голос сэнсэя. Занятие началось. Оживлённо общавшиеся ученики разом притихли и впитывают каждое слово главы школы. Хацуми-сэнсэй убеждает учеников: «Нужно не избегать атаки противника, нужно чувствовать. Дело не в силе или скорости. Всё дело в контроле».

По сигналу сэнсэя на него ринулся один из учеников – едва ли не вдвое больше него. Учитель моментально взял его за руку, плавно повёл – и ученик падает. Тихим стоном он даёт понять, что признаёт поражение. Вероятно, из-за отточенности движений и упавший, и другие ученики в замешательстве, не понимая, как учитель свалил противника, они смущённо улыбаются.

Хацуми-сэнсэй с лёгкостью бросает крупного ученика

Ученики смущённо улыбаются, не понимая, как учитель повалил ученика

Ученики с интересом наблюдают за действиями учителя

Кажется, что Хацуми-сэнсэй лишь легко касается ученика, но его лицо сильно меняется

«Хай, PLAY!» – по этой команде ученики пытаются повторить увиденное, разбившись на пары. Сэнсэй говорит, что в зале он не учит, он считает, что лучше показать движения, которые ученики будут копировать, хотя комплексы упражнений (ката) он передаёт. Однако умение правильно выполнять ката – далеко не всё. Кроме того, он поясняет, что ниндзюцу – не спорт. Это искусство выживать, и в нём нет ни одного правила.

Всё же уловить движения Хацуми-сэнсэя очень непросто. Он одним пальцем блокирует движение партнёра, и за два-три взмаха легко укладывает его на пол. Может быть, правильнее даже сказать, что он не столько укладывает его, а вынуждает партнёра упасть. Человек, к которому применён приём, говорит, что он не заметил, как сэнсэй двигался, а для дилетанта непонятно, как это происходит, даже когда это повторяют несколько раз. Ему уже 86 лет, и его подвижности можно только удивляться.

Удивительно ещё и то, насколько плавно он двигается и не применяет большую силу. Возможно, в этом и заключается один из секретов его мастерства. Сэнсэй поясняет, что такой характер движения – результат тренировок, направленных на сохранение контроля над сбалансированностью каждого действия, подобно тому, как человек живёт, естественным образом сохраняя баланс. Такой контроль невозможно полностью объяснить логически, и его не понять, раз увидев. Он гордится своими учениками, которые продолжают обучение десятки лет, и то, что они продолжают ездить на тренировки, объясняется, пожалуй, тем, что суть обучения ухватить не так-то просто. Хацуми-сэнсэй очень интересно рассказывает об этом в философском ключе.

На жёлтой тренировочной куртке, которую ему подарили в США в ФБР, сзади написано SOKE. Хацуми-сэнсэй с улыбкой говорит, что волосы в фиолетовый цвет ему посоветовала покрасить жена

«Монгольский тигр» Такамацу Тосицугу учил не надеяться на силу

Каким же образом Хацуми-сэнсэй, выдающийся мастер воинских искусств, вступил на этот путь и занимался совершенствованием своих умений?

«В военные годы, когда я был маленьким, изучение воинских искусств поощрялось. Я занимался каратэ, боксом, штыковым боем, получил пятый дан по дзюдо. После 20 лет я преподавал дзюдо на американской базе в Татикаве в Токио. Тогда я видел, как необученные иностранцы побеждали японцев, обладавших разрядами – против физически сильных иностранцев воинские искусства, которые те изучали, помочь им не смогли».

Именно в это время Хацуми встретился с Такамацу Тосицугу, который получил прозвище «Монгольский тигр».

«Такамацу-сэнсэй не только унаследовал искусство ниндзюцу, он настоящий ниндзя, практиковавшийся в Китае на протяжении десяти лет. Когда мы впервые встретились, мне было трудно пошевелиться в присутствии такого великого сэнсэя. Я решил, что именно он мне и нужен, поступил к нему в ученики, и в ходе многолетних тренировок понемногу моё воинское искусство менялось, становясь по-настоящему эффективным. То, чем я обладаю сегодня, я получил благодаря сэнсэю».

Хацуми начал учёбу у него в 27 лет, и до смерти Такамацу ина протяжении пятнадцати лет почти каждую неделю из г. Нода ездил в г. Касихара преф. Нара на ночном поезде на тренировки. На божнице-камидана в «Будзинкане» установлена большая фотография Такамацу. «Он нас всегда защищает» – тихо говорит Хацуми.

Божница-камидана с фотографией Такамацу Тосицугу

Хацуми, обучавшийся у Такамацу искусству девяти школ ниндзюцу, включая Тогакуси, основал «Будзинкан», когда ему было за 35, и начал преподавать сам. В 50 лет он начал ездить преподавать за рубеж, и на протяжении 25 лет объездил более 50 стран в Европе, Америке, на Ближнем Востоке, в Африке.

Преподавательская деятельность Хацуми, направленная на достижение результатов, получила высокую оценку – он получил звание почётного гражданина Лос Анджелеса и Атланты, почётные грамоты и выражения благодарности от ФБР и английских спецслужб.

Ученики Хацуми в разных странах мира

Название «ниндзюцу» происходит из Японии и стало известно по всему миру, но если посмотреть вглубь веков, то выяснится, что культура, подобная этой, в своё время существовала в разных уголках мира. Ниндзюцу в действительности характерно для людей как таковых, и когда Хацуми начинал преподавать в Америке, он шутил, что он не японец, у него нет страны и он вообще инопланетянин, и по мере такого преподавания «без границ» он постепенно сдружился со многими иностранцами.

Сейчас по всему миру у него от 300 до 500 000 последователей. Сам он говорит, что не знает точное количество учеников, в разных странах преподают дайсиханы – инструкторы, тренировавшиеся у него много лет, и к нему нередко приезжают уже их ученики, у которых, в свою очередь, появляются свои ученики, и круг изучающих это искусство растёт.

В тот день, когда мы пришли в зал, около 90% учеников были иностранцами. Среди мускулистых мужчин встречались и ученики и ученицы обычного телосложения. По словам Хацуми, к нему ходят как обычные люди, так и те, кто применяет умения на практике – полицейские и военные, есть и представители элиты – адвокаты и т. п., и женщина-врач, которая учится, чтобы утихомиривать буйных пациентов.

Ученики внимательно наблюдают за движениями Хацуми-сэнсэя

Как же относятся с «Будзинкану» сами ученики? Вьетнамский адвокат (43 года) открыл свой тренировочный зал, он приходит сюда на тренировки, когда бывает в Японии по работе.

Он рассказал, что приезжает в «Будзинкан» уже около 17 лет, он с давних пор увлекался и пробовал заниматься разными воинскими искусствами. Самое большое отличие этого зала он видит в практической направленности тренировок. В других воинских искусствах часто проводят соревнования, хотят победить и полагаются на свою силу, потому он получал много травм. В этом же случае нет особых правил или поединков, и недостаточная сила не является препятствием. По его словам, его жизнь изменилась в лучшую сторону с тех пор, как он начал посещать «Будзинкан».

Настоящее ниндзюцу воплощает истинный дух воинских искусств

Когда наступает время перерыва, в зале чувствуется оживление. Ученики выстраиваются в очередь к Хацуми, он с каждым разговаривает и подписывает живописные свитки и листы цветной бумаги, которые ученики потом уносят с собой как большую ценность.

Высший дан в «Будзинкане» – пятнадцатый, и сегодня проходило испытание на пятый дан. Испытуемый садится по-японски, поджав ноги под себя, спиной к экзаменатору, который держит в руках бамбуковую палку, обёрнутую мягким материалом. Испытывается его умение почувствовать, когда её будут опускать, и увернуться. Если ученику удаётся это сделать, он прошёл экзамен. После получения пятого дана ученик получает официальное разрешение открыть своё додзё – тренировочный зал, и лица прошедших испытание озаряет улыбка.

Испытание на пятый дан. Требуется увернуться от палки, которую опускает сзади экзаменатор

Сам Хацуми так говорит о своём прошлом: «Совершенствование в воинских искусствах –непростое дело, нужно тренироваться изо всех сил, и душа должна сохранять чистоту. Я постоянно стремился донести истинную суть ниндзюцу и воинских искусств. С момента открытия додзё прошло уже около 50 лет, за которые удалось подготовить продолжателей моего дела по всему миру. Я рад, что у меня получается передать суть воинских искусств.

Я желаю моим ученикам дальнейшего роста, чтобы они становились прекрасными и уважаемыми людьми».

Сбор материала и текст: Ониси Юка
Фотографии: Ёкояма Кэн

Фотография к заголовку: Перед началом тренировок Хацуми Масааки с учениками молитвенно складывают руки перед божницей-камиданой

(Статья на японском языке опубликована 18 мая 2018 г.)

будо