Восточная Азия в 2016 году: внешнеполитические цели Китая и его внутренние проблемы

Кавасима Син [Об авторе]

[29.01.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL | العربية |

«Восприятие истории» в 2015 году

В 2015 году в Восточной Азии было, на мой взгляд, три важнейших темы дискуссий.

Первая – это «история». В 2015 году прошло множество годовщин – исполнилось 70 лет со дня окончания Второй мировой войны, 50 лет подписанию Базового договора об отношениях между Японией и Южной Кореей, 40 лет с момента завершения Вьетнамской войны. Мероприятия по случаю этих годовщин были, само собой, теснейшим образом связаны с современной внутренней и внешней политикой и не имели ничего общего с исторической наукой.

Расхождения становятся всё глубже, и особенно в Восточной Азии правительства стараются использовать историю с выгодой для себя. Проблемы восприятия истории становятся далеко не только внутренними проблемами каждой из стран, а с усилением мощи Китая становятся заметны изменения в трактовках по всей Восточной Азии, и история становится всё более чувствительной темой. В качестве примера внутриполитических проблем можно привести споры о восприятии истории на Тайване, а на международном уровне это проявилось в выступлении премьер-министра Абэ Синдзо 14 августа по случаю 70-летия окончания Второй мировой войны и в военном параде, проведенном Си Цзиньпином 3 сентября по тому же случаю.

Впрочем, за этот год, в особенности на международной арене, проблемы истории использовались довольно сдержанно, и следует особо упомянуть усилия к примирению между Японией и Южной Кореей – в частности, достижение некоторых целей по проблеме «женщин для утешения» 28 декабря, благодаря чему обе страны встали на путь к достижению компромисса. Впрочем, какие бы окончательные решения и не подлежащие пересмотру постановления ни принимали на уровне правительств, в целом проблемы восприятия истории, пожалуй, не могут быть «не подлежащими пересмотру». Речь не только о проблеме переноса статуи девушки, установленной перед японским посольством в Сеуле, но и о противостоянии по поводу списка Мирового наследия ЮНЕСКО, а также других проблемах – необходимо и в дальнейшем уделять внимание тому, удастся ли наконец поставить точку в этих спорах. В этом смысле и в 2016 году также следует продолжать идти по пути к примирению.

Проблема Южно-Китайского моря сохраняет свою остроту

Если посмотреть на Восточную Азию, какой она была в 2015 году, то нельзя обойти вниманием проявления того, что Китай почувствовал себя великой державой. Уже явно видно, что внешняя политика Си Цзиньпина приобрела характер более великодержавный, чем во времена Ху Цзиньтао. В самом Китае подчёркивают, что как великая держава Китай обеспечивает прибыли окружающим странам. Однако явно воспринимающий себя в качестве великой державы, имеющий новый «образ Азии» и начинающий предоставлять международные общественные блага Китай в то же время занимает непоколебимую позицию по вопросам территорий и суверенитета.

Ярким примером такой позиции является проблема Южно-Китайского моря. Китай не только не идёт на уступки по вопросу суверенитета над архипелагом Спратли (яп. Нанса сёто), но насыпает искусственные острова на рифах и подводных скалах, при этом строит аэродромы. Не только вовлечённые в проблему государства, но и все страны мира чувствуют, что Китай пытается изменить нынешнее положение дел.

США выступают против этого, развернув кампанию в защиту свободы навигации, но это не более чем противодействие через постановку проблем международного права и свободы навигации, о территориальной проблеме речь не идёт. Кроме того, США совместно с Китаем проводят военные учения и развивают диалог. Таким образом, это противодействие со стороны США не может стать фактором, из-за которого Китай полностью изменит свою политику в Южно-Китайском море.

Впрочем, эта проблема уже привлекла внимание международного сообщества и не только привела к политическим действиям США, но и породила множество дискуссий – к примеру, о способности стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) решать проблемы суверенитета, возможности участия Японии в решении проблемы Южно-Китайского моря, политики нового руководства Тайваня в отношении Южно-Китайского моря. Развитие ситуации вокруг этой проблемы будет оставаться важным пунктом международной повестки дня и в 2016 году.

Новая «Азия» глазами Китая

Международные отношения в восточноазиатском регионе подходят к важной поворотной точке. Дело не просто в усилении Китая, а в том, что он предлагает собственный вариант устройства Азии и начинает выказывать желание предоставлять международные общественные блага – например, в виде Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Ранее вопрос об устройстве региона поднимали Япония, Австралия или Южная Корея, и китайская инициатива значительно меняет эту ситуацию. Вопрос о возможности и способах построения той «Азии», которую стремится создать Китай, возник с объявления Китаем в 2014 году «Нового взгляда на безопасность в Азии», и в дальнейшем будет оставаться насущной проблемой.

В 2015 году Китай обобщил представления о международной политике в регионе, выдвигавшиеся с 2014 года, выразив их лозунгом «Один пояс, один путь». В смысле этого выражения немало неясных мест, но, вероятно, Китай пытается объединить в этом лозунге различные политические инициативы в регионе. В выражении «Один пояс, один путь» заложено стремление избежать перепроизводства и избытка инвестиций внутри страны, но, в конечном счёте, его можно понимать и как соперничество с формирующимся в тихоокеанском регионе Транстихоокеанским партнёрством, и это потребует пристального внимания в 2016 году.

Кроме того, постановка Китаем вопроса о региональном устройстве и усиление проблем суверенитета в Южно-Китайском море порождает новый вопрос – сможет ли АСЕАН, призванный изначально быть регулирующей силой во всём регионе, сохранять свою ведущую роль и далее? Иначе говоря, сейчас появляются не только новые структуры и концепции, такие как ТТП и «Один пояс и один путь», но, вместе с тем, не имеющий возможности эффективно влиять на решение проблем суверенитета АСЕАН усомнился в своей способности быть ведущей силой международной кооперации в регионе.

Какие изменения ждут систему регионального устройства и международного сотрудничества в регионе? В 2016 году это будет одним из наиболее актуальных вопросов в Восточной Азии. Само собой, он тесно связан с политической и социальной ситуацией в каждой стране и части региона.

Выборы в Восточной Азии как пробный камень демократизации

В 2014-2015 годах в разных странах Восточной Азии обострились проблемы, связанные с конституционализмом, а также с демократией. В Гонконге прошла «революция зонтиков», на Тайване – «Студенческое движение подсолнечника», сюда же можно отнести и споры, разгоревшиеся до и после принятия законов о национальной безопасности в Японии. В Гонконге проблемой стала сама демократичность политической системы, на Тайване – пережитки тоталитаризма и демократические процедуры, вопрос об эффективности демократии, определяемой выборами, проводящимися раз в несколько лет. В Японии также, вероятно, можно усмотреть подобные проблемы.

В 2016 году в разных странах Восточной Азии будут проводиться выборы. Важным вопросом является то, какой будет демократия и как будет развиваться внутренняя политика в этих странах, ведь она будет влиять и на внешнюю их политику. На Тайване пройдут всеобщие президентские выборы (на состоявшихся 16 января выборах победил Цай Инвэнь, возглавляющий Демократическую прогрессивную партию – прим. перев.) и выборы в законодательный орган страны, в Южной Корее – парламентские, в Японии пройдут выборы в Палату советников. На Тайване с большой вероятностью победит Демократическая прогрессивная партия, и стоит обратить внимание на то, каким образом она будет выстраивать отношения с Китаем и решать проблему «Консенсуса 1992 года». Это также является вопросом и о том, как будет осуществляться воля народа.

В Китае, само собой, не проводят демократических выборов, но в 2017-2018 годах ожидается кадровая перестановка в правительстве, и, хотя перестановки проводятся по определённым правилам, всё ещё неясно, будет ли меняться Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК и будут ли назначены преемники на посты председателя и премьер-министра КНР. В 2016 году будет проходить предварительная борьба. Сейчас правительство Си Цзиньпина продолжает проводить жёсткую политическую кампанию борьбы с коррупцией. Сохранит ли в 2016 году Си Цзиньпин все те кадровые правила, которые унаследованы от времён Цзян Цзэминя? Это тоже важный вопрос.

Внутренняя политика Китая: армия и реформа госпредприятий

По-прежнему интересна внутренняя политическая ситуация в Китае, и речь не только о кадровых перестановках, о которых говорилось выше – в 2016 году ожидается много других событий. В 2015 году мы видели проблемы восприятия истории, военный парад и события в Южно-Китайском море, а во внутренней политике стоит обратить внимание на реформу армии.

9 сентября 2015 г. председатель Си Цзиньпин объявил о сокращении армии на 300 тысяч человек, а с 24 по 26 ноября проходило совещание Военного совета ЦК КПК, где был определён ход военной реформы, которая включает разнообразные изменения в разных аспектах, в том числе в системе вооружённых сил, их организации и обеспечении. При успешном проведении реформы Си Цзиньпин сформирует централизованную военную организацию, которая станет важной силой, поддерживающей его правительство.

Другим важным пунктом повестки дня является проблема госпредприятий. Предприятия, связанные с безопасностью страны, а в более широком смысле – с её суверенитетом, предприятия коммунального хозяйства, энергетические, тяжёлая промышленность, предприятия передовых технологий и другие крупные государственные предприятия ключевых отраслей находятся в привилегированном положении, первыми получая финансирование и необходимые разрешения и лицензии, что чревато проблемами, связанными с их эффективностью и конкурентоспособностью. При этом китайское правительство и КПК хотели бы оставить такие важные предприятия под своим контролем, и руководители этих предприятий являются важными сторонниками существующей системы. Однако без реформы этих предприятий невозможно реформировать структуру китайской экономики.

В связи с этим КПК и китайское правительство опубликовали «Руководящее мнение об углублении реформ государственных предприятий». В этом документе показан последовательный курс к рыночной экономике, но в то же время подчёркивается усиление контроля над государственными предприятиями (или государственными активами). Это является шагом назад от приватизации. Итоги этих реформ – также важная тема для обсуждения.

Само собой, движения за демократизацию и национальное самоопределение привлекают большое внимание со стороны международного сообщества, но в 2016 году, я думаю, главными пунктами повестки дня будут реформы армии и государственного сектора. Вероятно, в период наладки их механизмов на пути к дальнейшей стабилизации, или «новому порядку», руководство КПК будет удерживать рычаги управления, а во внешней политике будет предпринимать шаги, которые должны показать её великой державой. Однако существуют и разнообразные дестабилизирующие факторы, и конечный результат трудно предсказать. Кроме того, внутренняя политика оказывает сильное влияние на внешнюю, и стоит пристально следить за тенденциями развития внутренних политических проблем Китая.

(Статья на японском языке написана 6 января 2016 г.)

  • [29.01.2016]

Главный редактор сайта Nippon.com. Профессор кафедры международных отношений Института гуманитарных исследований Токийского университета. Специализируется в азиатской, в частности китайской дипломатии. Родился в Токио в 1968 г. В 1992 г. закончил Токийский университет иностранных языков по специальности «китайский язык», имеет степень доктора философии по литературе. Ранее преподавал в Университете Хоккайдо. Автор книг «Формирование внешней политики Китая в Новое время» (2004), «В поисках путей формирования современного государства: 1894-1925» (2010) и других.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости