В деталях США при Трампе и Япония
Экономическая политика администрации Трампа и Япония: долгосрочные процентные ставки и двустороннее соглашение о свободной торговле

Ито Мотосигэ [Об авторе]

[25.04.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | FRANÇAIS |

Ожидания, связываемые с экономической политикой одержавшего победу на президентских выборах в ноябре прошлого года Дональда Трампа, привели к явлению, получившему название «котировок Трампа» – росту курса акций и долгосрочных процентных ставок, а также усилению позиций американской валюты. И хотя проведение в жизнь политики администрации вызывает ощущение неопределённости, автор считает, что с точки зрения политики японской стороны следует обратить внимание на то, как следует реагировать на разницу процентных ставок в Японии и США, которая является движущей силой удорожания доллара и удешевления йены, а в отношении торговли – на то, начнутся ли переговоры по двустороннему соглашению о либерализации торговли (FTA).

Удешевление йены и удорожание доллара после выборов

Восьмого ноября 2016 года (9 ноября по японскому времени) ближе к концу дня выборов президента фондовый и валютный рынки пришли в активное движение. Хотя непосредственно в день избрания Трампа на фондовой бирже возникла сумятица, в дальнейшем произошёл значительный рост котировок. Обменный курс также сдвинулся в сторону удорожания доллара и удешевления йены. Эти изменения стали отражением ожиданий, связываемых участниками рынка с макроэкономической политикой администрации Трампа.

Документом, облегчающим понимание макроэкономической политики новой американской администрации, служит, к примеру, «Оценка экономической политики администрации Трампа» двух авторов: Питера Наварро (ныне возглавляет Национальный совет по торговле) и Уилбура Росса (ныне министр торговли США). Основной упор делается на активном экспорте сланцевого газа за счёт изменений энергетической политики, смягчении регулирования на финансовом рынке, крупномасштабном сокращении налогообложения юридических лиц, а также увеличении затрат по таким статьям государственных расходов, как национальная оборона и инфраструктура.

Такой политический курс, несомненно, придаст импульс американской экономике. В какой мере будет реализована политика, провозглашённая в ходе предвыборных баталий? В отношении масштабов её реализации существует неопределённость, поскольку это зависит от того, в какой степени сокращение налогов и увеличение бюджетных расходов будет одобрено Конгрессом США. Не вызывает сомнений то, что в случае реализации этого политического курса американская экономика, которая уже близка к состоянию полной трудовой занятости, получит стимул соответствующего масштаба.

На волне этих ожиданий в Соединённых Штатах сразу после победы на выборах Трампа произошёл рост долгосрочных процентных ставок. На валютном рынке это привело к повышению обменного курса американского доллара. Для Японии это означает удешевление йены.

Крупнейшее препятствие для выступающего за сдерживание роста доллара президента – его собственная политика

Такие меры макроэкономической политики скажутся и на монетарной политике Соединённых Штатов. Совет управляющих Федеральной резервной системы, выполняющей функции центрального банка, 15 марта принял решение о повышении ключевой учётной ставки. Однако решение о сроках её повышения принималось ещё до вступления Трампа на пост президента. Повышение служит ключом к завершению политики сверхнизких учётных ставок и количественного смягчения, проводившейся со времени кризиса, спровоцированного крахом инвестиционного банка Lehman Brothers.

Если из-за проводимой администрацией Трампа экономической политики цены и заработная плата будут расти слишком быстро, придётся ускорить и процесс увеличения учётных ставок. Вот почему с начала работы новой администрации особое внимание вызывает годовое число повышений учётных ставок и другие аспекты политики руководства ФРС.

Как бы то ни было, экономика США следует тренду повышения учётных ставок. Повышение ставок оказывает сдерживающий эффект, препятствуя перегреву экономической конъюнктуры, при этом на валютном рынке оно ещё более усиливает удорожание доллара и удешевление йены. Это оказывает сложное и противоречивое влияние на экономику Японии.

Президент Трамп выступает с критикой валютной политики Японии, Китая и Германии, стремясь сдержать рост обменного курса доллара. Это удорожание способно оказывать сильное давление на реализацию японских мер монетарной политики. Но об этом мы скажем чуть позже. Вместе с тем, самым серьёзным фактором, толкающим обменный курс доллара к росту, является сама макроэкономическая политика администрации Трампа. Самое большое препятствие для президента Трампа, желающего остановить рост курса доллара, – это не Япония, не Китай и не Германия, а его собственная макроэкономическая политика.

Как Банку Японии реагировать на увеличение разницы учётных ставок в Японии и США, толкающей доллар к росту, а йену – к удешевлению?

Банк Японии продолжает смелое смягчение монетарной политики, предпринимаемое с целью выйти из дефляции. Критика о том, что такая политика порождает дешевизну йены, звучит отнюдь не впервые. При этом позиция Банка Японии состоит в том, что смягчение монетарной политики, необходимое для выхода из дефляции, не ставит целью манипулировать обменным курсом. Тем не менее, в политике Банка Японии просматриваются изменения.

С тех пор как в 2013 году пост управляющего занял Курода Харухико, смелое количественное смягчение проводилось Банком Японии дважды. Демонстрируя твёрдую приверженность продолжению крупномасштабной закупки долгосрочных гособлигаций, банк стремится избавить рынок от ожиданий дефляции.

Эта монетарная политика приносила соответствующие результаты, но примерно с 2015 года в обстановке заметных изменений в состоянии мировой экономики стало наблюдаться постепенное ослабление её эффекта. Отражая замедление темпов роста экономики Китая и неопределённость в глобальной экономике, произошло падение цен на сырую нефть, а в странах Европы стала возникать дефляция. В Японии своё воздействие, вероятно, оказало и увеличение ставки налога на потребление.

В этих обстоятельствах в прошлом году Банк Японии перешёл от мер количественного смягчения к управлению учётными ставками. В начале года была введена отрицательная процентная ставка, а затем, в сентябре – политика контроля кривой доходности. В частности, что касается последней, то Банк Японии взял курс на удерживание ставок по 10-летним госзаймам на уровне, близком к нулевому. В рамках этой политики предполагается удерживать отрицательной ставку рефинансирования, но стимулировать долгосрочные ставки к повышению, чтобы избежать чрезмерного давления на управление финансовыми институтами.

С другой стороны, в Соединённых Штатах под влиянием победы Трампа на выборах произошёл серьёзный рост долгосрочных ставок. Сейчас долгосрочные ставки в США находятся на уровне порядка 2,5%, что увеличивает разницу со ставками в Японии, где долгосрочные ставки удерживаются практически на нулевом уровне. Это очевидно оказывает давление, приводя к удешевлению йены и удорожанию доллара. Если до выборов обменный курс составлял порядка 100-105 йен за доллар, с третьей декады ноября прошлого года произошло удешевление йены до уровня свыше 110 йен за доллар, что весьма благоприятно для Японии, стремящейся выйти из дефляции. Вместе с тем фактом является и наличие тревоги по поводу дальнейшего удешевления японской валюты на фоне критики со стороны президента Трампа о том, что Япония «намеренно удешевляет йену».

Можно утверждать, что для японской экономики оптимальным является обменный курс порядка 110-115 йен за доллар, но дальнейшее серьёзное удешевление японской валюты, безусловно, будет нежелательным как с точки зрения отношений с США, так и состояния экономики Японии.

В связи с этим заслуживает внимания вопрос, продолжит ли Банк Японии свою политику удерживания доходности долгосрочных гособлигаций на уровне, близком к нулевому. В случае, если в США будет наблюдаться дальнейший рост процентных ставок, а в Японии стабильно установится инфляция на уровне свыше одного процента, необходимости удерживать целевой уровень долгосрочной доходности близким к нулевому не будет. В настоящее время комментариев об этом со стороны Банка Японии не слышно, поэтому вопрос дальнейшего движения долгосрочных ставок в Японии будет вызывать особое внимание.

Неопределённость торговой политики и риск протекционизма

Наибольшие опасения в действиях администрации Трампа вызывает её протекционистская позиция. Сразу после вступления в должность 23 января президент Трамп подписал указ о выходе страны из соглашения о либерализации торговли в рамках Транс-тихоокеанского партнёрства. К тому же, критическое отношение к отдельным предприятиям, в частности, компании Toyota, заставляет испытывать беспокойство о дальнейшем ведении торговой политики.

В рамках реформирования налоговой системы администрация Трампа выражает намерение обложить импорт «пограничным налогом» на уровне порядка 20%. В Европе американская экспортная продукция облагается приблизительно 20-процентным налогом на добавленную стоимость, в то время как европейская продукция, экспортируемая в США, освобождается от 20-процентного НДС, поскольку данная продукция не потребляется в Европе. Это определяется самим характером налога на добавленную стоимость. Но администрация Трампа считает это несправедливой торговой практикой. Поэтому администрация говорит об обложении импорта 20-процентным налогом.

Трудно сказать, будет ли реализована эта политика. Для её воплощения необходимо одобрение конгресса. Но если импорт действительно будет обложен 20-процентным налогом, это резко повлияет, к примеру, на японских производителей автомобилей, которые импортируют большую часть своей продукции в США из Японии и Мексики. Как полагают, именно воздействием этого риска протекционизма объясняется снижение котировок акций японских автомобилестроительных предприятий со времени начала работы администрации Трампа.

Ведение торговой политики администрации Трампа сопряжено с высокой неопределённостью. В случае, если президент Трамп действительно реализует торговую политику, которую он отстаивал в ходе предвыборной борьбы, это окажет глубокое воздействие на японскую промышленность. В то же время некоторые считают, что президент вряд ли реализует радикальный политический курс, о котором он заявлял во время предвыборных баталий. Взгляды пессимистов и оптимистов расходятся очень широко, порождая состояние сильной неопределённости.

Начнут ли США и Япония двусторонние переговоры по FTA и EPA?

Помня о периоде торговых трений, который японским предприятиям довелось пережить в 1980-х и 1990-х годах, вероятно, необходимо подготовиться для того, чтобы суметь быстро отреагировать на резкие и неожиданные действия. Кроме того, очень важно вести тесный диалог на межправительственном уровне.

Для США самые большие проблемы во внешней торговле представляют Китай и Мексика, и вряд ли следует ожидать, что Япония станет первоочередным объектом давления. Благоприятным фактором послужит и начало экономического диалога, центральными фигурами которого будут вице-премьер Асо Таро и вице-президент Майк Пенс, на основании соглашения, к которому премьер-министр Японии Абэ Синдзо и президент США Дональд Трамп пришли на февральских переговорах. Ожидается, что этот диалог позволит продолжить комплексное обсуждение задач, не ограничиваясь рамками отдельных отраслей.

Особого внимания будет заслуживать то, начнут ли страны переговоры по вопросу заключения двустороннего соглашения о свободной торговле (FTA) взамен TPP, а также двустороннего соглашения об экономическом партнёрстве (EPA). Для Японии заключение соглашений FTA и EPA со страной-крупнейшим партнёром по внешней торговле и инвестициям, которой являются Соединённые Штаты, имеет очень важное значение. Но на данном этапе трудно предсказать, решится ли японская сторона на сложные с точки зрения внутренней политики переговоры по таким проблемным темам, как сельское хозяйство и другие.

Фотография к заголовку: Президент Трамп впервые выступает перед Конгрессом США на совместном заседании палат, 28 февраля, Вашингтон (фотография The New York Times / Aflo)

(Статья на японском языке опубликована 5 апреля 2017 г.)

  • [25.04.2017]

Профессор факультета международных общественных наук Университета Гакусюин, почётный профессор Токийского университета. Родился в 1951 году, закончил экономический факультет Токийского университета, в Рочестерском университете (США) получил степень Ph. D. С 1993 года – профессор экономического факультета Токийского университета, с 1996 года – профессор Института экономики Токийского университета. В 2006-2014 годах был директором Национального института развития исследований (NIRA). На нынешней должности с 2016 г. Автор книг «Экономический анализ индустриальной политики» (Сангё сэйсаку-но кэйдзай бунсэки), «Что принёс миру экономический кризис?» (Кэйдзай кики ва сэкай ни нани о мотарасита ка) и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Напор Трампа разбивается о стену проблем безопасности в Восточной АзииДля президента Соединённых Штатов Америки Дональда Трампа саммит с премьер-министром Японии Абэ Синдзо стал возможностью попытаться вернуться к дипломатии и политике безопасности в Восточной Азии, которых придерживались администрации целого ряда его предшественников. Он отказался от увязывания вопросов обеспечения безопасности с проблемами торговой политики и заверил Японию в том, что действие двустороннего договора о безопасности распространяется на острова Сэнкаку. Кроме того, он сообщил Китаю о намерении уважать принцип «одного Китая». Автор статьи, журналист-международник, предлагает собственный анализ сути состоявшегося саммита на основе самых свежих материалов с переднего края отношений Японии и США в сфере безопасности.
  • Увеличение роли Японии: интервью с адмиралом Деннисом БлэромТекущее развитие событий, среди которых наращивание военного потенциала Китаем, проблема выхода Великобритании из ЕС и избрание президентом США Дональда Трампа, ставит перед Японией ряд непростых вопросов. В то время, как Япония находится в поисках ответов на эти вопросы, адмирал Деннис Блэр считает, что отношения страны с Соединенными Штатами остаются бастионом в азиатском регионе и надеется, что Япония постепенно станет лидером в таких областях, как оборона, дипломатия и мировая экономика.
  • Траектория отношений США с Китаем при администрации Трампа и японская стратегия на китайском направленииАвтор размышляет о политике Японии в отношении Китая в свете политики администрации следующего президента США Дональда Трампа, который обещает пересмотреть отношения Вашингтона с Пекином, сложившиеся при администрации Барака Обамы.
  • Международный порядок при администрации Трампа. Взгляд с перспективы 1917 года: к восстановлению либерального порядкаВ чём состоит по существу смысл влияния на международный порядок таких событий, как приход к власти администрации Трампа и выход Великобритании из состава Европейского Союза? Давайте поразмыслим об этом с точки зрения смены международного порядка, произошедшей ровно сто лет назад.
  • Какими будут торговые отношения при администрации Трампа?Как изменится порядок мировой торговли с приходом на пост президента США Дональда Трампа, выступающего за протекционистскую экономическую политику? В обстановке, когда перспективы начала работы Транс-Тихоокеанского партнёрства выглядят обезнадёживающими, какой следующий шаг может предпринять Япония? Ответ на этот вопрос даёт автор, хорошо осведомлённый в вопросах, связанных с соглашениями об экономическом партнёрстве в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости