Самоубийство писателя: о чём говорит сэппуку Мисимы?

Дамиан Фланаган [Об авторе]

[23.01.2019] Читать на другом языке : ENGLISH | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

25 ноября 1970 года знаменитый писатель Мисима Юкио шокировал Японию ритуальным самоубийством. Дамиан Фланаган говорит, что его смерть была не просто националистическим призывом к оружию или последним шагом безумца, а что она имеет серьёзный литературный смысл и проливает свет на конечную художественную цель Мисимы.

Шокирующая смерть писателя

25 ноября 2017 года исполнилось 47 лет со времени «инцидента Мисимы», одного из наиболее шокирующих событий в истории послевоенной Японии. То, что происходило в течение необычных 80 минут ясным утром того дня, подробно описано, но до сих пор остаётся темой полемики и таит в себе загадку.

Ход событий в общем-то прояснён – Мисима Юкио, величайший литературный талант послевоенной Японии, повёл четверых молодых кадетов своей личной армии «Общество щита» на встречу с генералом на объекте Сил самообороны в Итигая, Токио. Генерал, не ожидавший ничего, кроме приятного общения, был ошеломлён, когда его схватили, заткнули рот и угрожали убить, если он немедленно не вызовет весь персонал базы, чтобы слушать то, что скажет Мисима. После ряда потасовок с офицерами, пытавшимися ворваться в комнату, Мисима вышел на широкий балкон и выступил перед 1000 военных, собравшихся на плацу под ним.

Мисима убеждал их в необходимости конституционной реформы, подчёркивая, что «мирная Конституция» даже не признаёт сам факт их существования. Он собирался выступать полчаса, однако столкнулся с возмущением – ему кричали: «Сумасшедший!», «Идиот!», «В Японии мир!». Он сдался уже через семь минут, удалился в комнату генерала и начал методично готовиться к ритуальному самоубийству. Он глубоко вонзил короткий меч в живот, с мучениями провёл разрез, после чего сопровождавший его Морита Масакацу (возможно, его любовник) попытался сделать кайсяку, то есть обезглавить его, чтобы остановить мучения.

К несчастью, Морита плохо владел мечом и раз за разом не мог попасть по шее, нанося болезненные удары по плечам. Тогда за дело взялся другой кадет, опытный мастер кэндо, и успешно произвёл кайсяку. Сам Морита тоже совершил ритуальное самоубийство и тоже был обезглавлен. Когда вскоре после этого полицейские вошли в комнату, головы Мисимы и Мориты лежали рядом на ковре.

Шокирующая трагедия

Молниеносно распространившиеся в СМИ новости о событии изобиловали недоразумениями и искажениями. Услышав повторяющиеся упоминания имени Мисимы по радио и ТВ, кто-то даже решил, что Мисима получил Нобелевскую премию по литературе. А в вечернем выпуске «Асахи симбун», одной из крупнейших японских газет, появилась фотография отрубленной головы Мисимы.

За этим последовал шквал безумных версий и противоречивых мнений – «Мисима погиб в ходе благороднейшего политического протеста» – «Нет, он просто сошёл с ума». Неизбежно упоминались желание писателя умереть смертью храбрых, как подобает самураю, в период расцвета сил, и садомазохистские побуждения, сопровождавшие его всю жизнь.

В последние годы жизни Мисима глубоко погрузился в изучение военного прошлого Японии и самурайского духа (© Jiji)

Находящиеся на поверхности причины драматического самоубийства Мисимы – требование законного признания японской армии и пересмотр навязанной США «Мирной Конституции» – сейчас являются политическими целями консервативного политика Абэ Синдзо и ЛДП, недавно одержавшей решительную победу на выборах. Мрачной иронией судьбы выглядит повторение событий с обратным знаком – три года назад человек поджёг себя, протестуя против конституционной реформы, к которой призывал Мисима.

Хотя идея конституционной реформы заинтересовала Мисиму только в последние годы жизни, он относился к ней очень серьёзно, создав в «Обществе щита» группу исследований Конституции Японии. Тем не менее, многие видят в акцентировании внимания на этой теме лишь уловку, оправдывающую его впечатляющую смерть по-самурайски. Мисима говорил о возрождении самурайских идеалов в своих работах – в частности, «Для юных самураев» (Вакаки самураи-но тамэ ни, 1969), и погиб с повязкой-хатимаки на голове, имевшей надпись: «Семь жизней за императора» (Ситисё хококу).

С какой бы точки зрения ни рассматривался этот инцидент, ясно одно – это была ужасающе мрачная трагедия. Мисима был известен своим выдающимся чувством юмора и заразительным смехом, но последние минуты жизни были абсолютно не смешны. Вспоминаются известные слова писателя Ёсиды Кэйити о Мисиме – он мог громко смеяться, но глаза всегда оставались серьёзными.

  • [23.01.2019]

Писатель и литературный критик. Поле окончания Кембриджского университета, где специализировался на английской литературе, он приехал в Японию и получил степени M. A. и Ph. D. по японской литературе в Университете Кобэ. Являясь автором многочисленных книг по японской литературе, он также часто пишет о японской политике и культуре для японских и западных изданий. Его веб-сайт: http://www.damianflanagan.com.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Последние статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости