Упадок якудза: почему снижается количество членов преступных группировок?

Хиросуэ Нобору [Об авторе]

[17.01.2018] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Несмотря на то, что количество лиц, входящих в организованные преступные группировки (ОПГ) уменьшается, ситуация с возвращением в общество тех, кто вышел из ОПГ, продолжает оставаться сложной. Автор статьи подчеркивает: «загнанные в тупик люди, вышедшие из ОПГ, пускаются в преступную деятельность, и степень участия в ней увеличивается». Автор призывает к созданию хорошо работающей «системы социального принятия».

Количество членов ОПГ неуклонно сокращается

Как стало очевидным из отчета Главного управления полиции, вышедшего в марте 2017 года, официальное количество членов ОПГ по всей Японии на конец 2016 года составляло около 18 100 человек, что на 10% меньше, чем в конце предыдущего года. Впервые за период с 1958 года, начиная с которого существуют статистические данные, численность членов ОПГ опустилась ниже 20 тысяч человек. После принятия Положения об устранении ОПГ во всех органах местного самоуправления по всей Японии начиная с 2010 года количество покинувших ОПГ ежегодно в среднем уменьшается на 600 человек.

Положение об устранении ОПГ не является законодательным актом, но имеет эффект, сопоставимый с ним по силе, так как оно применяется по всей Японии. Данное положение ограничивает так называемое синоги ОПГ (деятельность, связанную с получением финансов), и для ОПГ наступает эпоха, при которой «себя не прокормишь».

Начиная с 2014 года автор в течение года провел опрос одиннадцати респондентов, которые имели опыт главы кланов и вышли из ОПГ, действовавших на территории западной Японии, получив финансовую поддержку от фондов. Опрос проводился в местах, не связанных с местами лишения свободы, и его целью было выяснить, почему они вышли из ОПГ и как.

В результате стало понятно, что из ОПГ выходили по следующим причинам: «рождение ребенка», «чтобы избежать лишения свободы, препятствующего встречам с ребенком», «смена главы клана» и др. Также выяснилось, что на вышедшего из ОПГ перестали накладываться санкции со стороны группировки, что облегчило выход из нее.

Одна из причин, по которым после введения в действие Положений об устранений ОПГ увеличилось количество вышедших из преступных группировок, проста: «себя не прокормишь», «семью не прокормишь». Стена между обычным обществом и ОПГ возникла еще в 1991 году, когда был принят Закон о предотвращении неправомерных действий членов организованных преступных формирований. А Положение об ОПГ лишь укрепило эту стену. В современной Японии, если ты входишь в ОПГ, то тебе даже не гарантировано право на «минимально здоровую и культурную жизнь», которое дает Конституция. Становится понятным желание уйти из ОПГ у тех ее членов, у которых есть жены и дети. Подобные неудобства распространяются не только на членов группировки, то также и на членов их семей, что совершенно естественно ведет к неуклонному увеличению числа выходящих из ОПГ и уменьшению численности группировок.

Тяготы возвращения в общество для тех, кто вышел из ОПГ

Мы вступили в эпоху массового выхода из ОПГ, но вышедшие из преступных группировок не ведут (не могут вести) нормальную жизнь. Прошло семь лет с тех пор, как по всей стране начало действовать Положение об устранении ОПГ, и за это время из ОПГ вышло 4170 человек. Среди них, по данным надлежащих инстанций, трудоустроилось 90 человек, около 2% от общего числа. Встает вопрос: а что стало с остальными 98%? Более того, нет данных, на основании которых можно было бы узнать, продолжают ли работать эти 90 человек.

Прежде всего при рассмотрении вопроса возвращения вышедших из ОПГ в общество указывают на проблемы, которые несет в себе корпоративный социум. В июле 2016 года Конгресс содействия искоренению преступности в г. Китакюсю провел анкетирование предприятий, при этом около 60% компаний не дали никакого ответа. А 80% из ответивших предприятий указали, что не хотят принимать к себе на работу выходцев из ОПГ. Данная ситуация говорит о пассивности предприятий при приеме на работу лиц, вышедших из ОПГ.

Но даже если вышедшему из ОПГ удалось устроиться на работу, остаются проблемы, которые вызывают беспокойство. В частности это его репутация на предприятии, что может создать препятствия для возвращение в общество выходцев из ОПГ.

В книге «Якудза и уход. Исследование выходцев из ОПГ» (Издательство «Кадокава-синсё») рассказывается о бывшем члене ОПГ, устроившимся на работу сиделкой. Во время обучения над ним издевались товарищи по группе, когда на работе пропали снотворные препараты, его подозревали в краже и т.д.

В газете «Нисинихон» от 27 декабря 2016 года вышла статья под заголовком «На пути исправления бывшему члену преступной группировки было тяжело привыкнуть к суровой действительности и своему рабочему месту». Герой статьи, вышедший из ОПГ, поступил по рекомендации друга на работу в компанию, которая занималась электроремонтом. В течение трех лет он терпел издевательства: коллеги подозревали его, когда пропали инструменты, говорили ему в лицо: «разве преступник может работать?», обзывали его «грязью», и  в конце концов он ударил начальника и ушел из компании. Автору известно бесчисленное количество подобных примеров, когда репутация на рабочем месте препятствует вышедшему из ОПГ вернуться в общество.

К пересмотру пункта о 5 годах для вышедшего из ОПГ

Далее, Положение об устранении ОПГ ограничивает вышедших из ОПГ в социальных правах и усложняет их возвращение в общество. В него входит пункт, который называют «пунктом о 5 годах для вышедшего из ОПГ». В соответствии с ним, вышедшего из ОПГ считают причастным к ОПГ в течение 5 лет, и так же, как член ОПГ, он не может открыть счет в банке или снять квартиру на свое имя. Но если он скроет свое прошлое и не укажет его в резюме, это может быть расценено как фальсификация данных. В настоящее время, учитывая особенности японских предприятий, данная проблема является высоким препятствием на пути возвращения в общество.

В 2016 году в 14 префектурах Японии, начиная с Фукуоки, было заключено соглашение о сотрудничестве на широкой территории, где вступила в действие политика поддержки возвращения в общество, которая в частности состояла в предоставлении субсидий компаниям, нанимающим вышедших из ОПГ, и другие меры. Для того чтобы эта политика приобрела большую эффективность, вероятно, необходимо параллельно провести реформу общественного сознания и пересмотр условий пункта о 5 годах.

И последнее. В Японии само понятие возвращения в общество является расплывчатым. Надлежащие инстанции считают возвращением в общество выход из ОПГ и устройство на работу, но важно, продолжается эта работа или нет. В период с 1970-х по 1980-ые годы, когда ОПГ признавались обществом, Институтом научных полицейских исследований проводились исследования, основанные на отслеживании судеб вышедших из ОПГ. Но в настоящее время подобные исследования не проводятся.

Кто, каким образом может определить успешным было возвращение в общество или нет? Автор не уверен, что лучший способ – отдать решение данной проблемы административным органам. Именно сейчас, когда в обществе обращают внимание на проблему вышедших из ОПГ, исследователи, частные организации, а также каждый из нас, жителей региональных сообществ, должны принять участие в подробном обсуждении этих вопросов.

Необходимость системы принятия

Как уже говорилось, в японском обществе и члены ОПГ, и вышедшие из них связаны по рукам и ногам Положением об устранении ОПГ и значительно ограничены в социальных правах. Более того, ситуация распространяется и на членов их семей, которые испытывают всяческие неудобства.

Что касается ограничений в социальных правах, которые распространяются на членов ОПГ и вышедших из них, то в 2012 году депутат Палаты советников Японского парламента Матаити Сэйдзи передал в адрес спикера «вопросы в связи с ситуацией вокруг мер по предотвращению неправомерных действий членов организованных преступных формирований». В нем депутат Матаити задавался вопросом: не приведет ли надзор в соответствии с «Положением об устранении ОПГ» вместе с реализацией мер по устранению ОПГ и их членов из различных сторон общественной жизни в соответствии со строгими наказаниями, прописанными в Проекте измененного закона, к эскалации организованной преступности, загнав в угол даные организации и индивидов? Депутат упоминает о необходимости «формирования системы общественного принятия», которая будет вносить вклад в стимулирование возвращения вышедших из ОПГ, а также указывает на то, что нужно применить подробно продуманные меры, консультации, внедрение политики найма и др. для формирования системы принятия с тем, чтобы покинувшие ОПГ смогли вернуться в общество и вести нормальную жизнь.

Но в настоящий момент реальность такова, что даже если вышедшие из ОПГ хотят вернуться в общество, у них нет на это разрешения. И в таком случае, чтобы выжить, у них не остается выбора, кроме как продолжать незаконное синоги. В процессе своих исследований автор видел, как непринятые обществом выходцы из ОПГ вынуждены были выбирать незаконное синоги как люди, оказавшиеся вне закона. Например, незаконная торговля транквилизаторами, рэкет, воровство, грабеж, мошенничество и т.д. Как говорит депутат Матаити, отвергаемые обществом, загнанные в угол выходцы из ОПГ вынуждены совершать преступления.

Здесь следует обратить внимание на то, что вышедшие из ОПГ, которым не удалось вернуться в общество, становятся изгоями как в обычном, так и в теневом обществах. Пока они принадлежали ОПГ, они следовали ее законам. Например, существует внутреннее правило: если ты торгуешь транквилизаторами в качестве синоги, то их нельзя продавать несовершеннолетним. Но изгоев не связывают никакие законы. Они могут заниматься в качестве синоги чем угодно, и это становится опасным.

Я уверен, что не устранение, а именно включение в общество может повернуть решение проблемы вышедших из ОПГ в позитивное русло. Исследование Института научных полицейских исследований, проведенное в 1974 году показало, что около одной трети вышедших из ОПГ возвращаются в общество.

В Японии – преимущества у «политики северного ветра», заключающейся в устранении ОПГ. Но для того чтобы общество не порождало изгоев, необходимо продумать «политику солнца», при которой региональные сообщества  станут частью системы принятия, и вышедшие из ОПГ будут вовлечены в нее. Чтобы реализовать совместную политику «северного ветра и солнца», необходимо накопить успешные примеры возвращения в общество и обладать совместной информацией. А субъектами данной деятельности вместе с администрацией будут предприятия и мы, жители региональных сообществ. Я полагаю, строительство безопасного и спокойного общества, без учета здорового общества, принимающего не только вышедших из ОПГ, но и всех тех, кто хочет в него вернуться, является сложной задачей.

Фотография к заголовку:  (yoshi/PIXTA)

  • [17.01.2018]

Писатель, внештатный преподаватель филологического факультета Университета Курумэ. Родился в 1970 году в Фукуоке. Закончил докторантуру Муниципального университета Китакюсю, кафедра исследований социальных систем. Профессор (в области гуманитарных и естественных наук). Специальность: социология преступности. Проводит многочисленные опросы и исследования, связанные с членами преступных группировок и лицами, имеющими к ним отношение. Среди книг: «Почему становятся якудза» (Издательство «Синтёсинсё, 2016 г.) и др.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости