Политические перспективы-2018: выборы лидера либерал-демократов и продвижение процедур внесения поправок в Конституцию Японии

Такахаси Масамицу [Об авторе]

[09.01.2018] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

2018-й – редкий год в политической жизни страны: на него не приходятся выборы ни в Палату представителей, ни в Палату советников, а также и единые выборы в региональные органы местного самоуправления. В этих условиях главными вопросами японской внутриполитической повестки станут сентябрьские выборы председателя Либерально-демократической партии, которые станут третьими для 63-летнего Абэ Синдзо, а также процесс внесения поправок в Конституцию, которых всерьёз намерен добиваться нынешний премьер-министр.

Третий срок Абэ при отсутствии непредвиденных обстоятельств

В октябре ЛДП одержала крупную победу на выборах в Палату представителей, завоевав 284 места. Хотя можно утверждать, что этому способствовал раскол в оппозиционных партиях, поскольку одномандатные избирательные округа приносят выгоду крупным партиям, тем не менее, нет никакого сомнения в том, что правительство Абэ получило мандат доверия от населения страны. Это даёт основания полагать, что смена лидера менее чем через год после всеобщих выборов пошла бы вразрез с волей народа. С точки зрения внутрипартийных позиций, в условиях поддержки со стороны основных фракций – Хосоды, Асо и Никай ситуация развивается всецело по сценарию «третьего срока Абэ».

В качестве конкурента, по всей вероятности, будет выступать 60-летний Исиба Сигэру, бывший руководитель секретариата ЛДП. Министр общенациональных дел, местной автономии и связи 75-летняя Нода Сэйко, хотя и находится в составе правительства, тем не менее не скрывает желания выставить свою кандидатуру. Но в настоящее время Исибе не хватает широкой поддержки в партийных рядах, а Ноде вряд ли удастся заручиться рекомендациями 20 законодателей, которые необходимы для выдвижения кандидатом.

Интерес в качестве игрока, способного изменить сценарий выборов партийного лидера, вызывает Кисида Фумио, глава собственной фракции и председатель Политсовета. Кисида, который со времени второго кабинета Абэ постоянно служит опорой правительства на посту министра иностранных дел, а затем главы Политсовета, считается сильной кандидатурой на пост лидера «после Абэ». В принципе стратегия передачи политической власти предполагает фактическое «благословение» и согласие партии принять кандидатуру наследника, названную самим премьер-министром Абэ.

В случае сохранения позиции и поддержки Абэ при переизбрании на третий срок статус Кисиды как «наследника» не изменится, но нет гарантий, что ко времени выхода Абэ в отставку сила его политического влияния будет по-прежнему столь велика, что позволит назвать имя преемника. За это время, возможно, окрепнут и заявят о себе кандидаты следующих поколений, такие как первый заместитель начальника секретариата 36-летний Коидзуми Синдзиро или 54-летний нынешний министр иностранных дел Коно Таро.

С другой стороны, выставление своей кандидатуры на выборах партийного лидера будет означать дистанцирование от правительства Абэ. Даже при невозможности одержать победу это может поспособствовать существенному повышению весомости кандидатуры при выдвижении «после Абэ». Но в случае сокрушительного поражения и большого отставания от Исибы от планов на эпоху «после Абэ» придется отказаться. Внутри фракции Кисиды имеются как сторонники воинственной позиции в духе «власть нужно завоевывать», так и те, кто считает, что Кисиде следует внимательно пронаблюдать за внутрипартийной обстановкой, прежде чем решить, выставлять ли свою кандидатуру.

Хотя позиция Абэ в преддверии третьих выборов партийного лидера представляется прочной, тем не менее, она не лишена «слепых зон». Одним из поводов для беспокойства будет служить изменение уровня поддержки правящего кабинета. Согласно опросам всех ведущих СМИ, по итогам всеобщих выборов поддержку Кабинета министров удалось обеспечить на уровне порядка 50% – выше уровня недовольства. Но в случае, если ситуация изменится и станет напоминать ту, что наблюдалась непосредственно до и сразу после июльских выборов в столичную ассамблею, когда либерал-демократы потерпели горькое поражение, а уровень недовольства правительством превысил уровень его поддержки, это не может не привести к возникновению в партийных рядах движения в направлении «подальше от Абэ».

Даже при благополучном третьем переизбрании Абэ, в случае, если по результатам голосования среди рядовых членов партии он уступит Исибе, это может послужить причиной резкой смены симпатий. В этом смысле очень интересно, какие ответы будут даны на очередной парламентской сессии, которая будет созвана в январе 2018-го, на вопросы о скандалах с «Моритомо гакуэн» и «Какэ гакуэн», и каким образом воспримет эти ответы общество. Этот вопрос очень интересует всех, кто связан с политикой.

Четыре барьера на пути к изменению Конституции

Официально заявив о внесении поправок в Конституцию Японии на всеобщих выборах, премьер-министр Абэ сделал первый шаг в направлении реализации своего намерения. Для того, чтобы оставить после себя «наследие» в виде поправок к основному закону, чего не удавалось до сих пор ни одному премьеру, необходимо преодолеть четыре препятствия: во-первых, выработать проект, предлагаемый ЛДП, во-вторых, согласовать его с партией Комэй, в-третьих, инициировать процесс в парламенте, и, наконец, в-четвертых, провести референдум. При благополучном избрании Абэ на третий срок откроется перспектива долгосрочной стабильной политической власти до сентября 2021 года, что существенно увеличит «окно» для реализации поправок. Однако, принимая во внимание политическую повестку, в которую будет вовлечено правительство с будущего года, эти препятствия решительно нельзя назвать незначительными.

Либерально-демократическая партия предложила 4 поправки: упоминание Сил самообороны, переход к бесплатному образованию и укрепление системы, реагирование на чрезвычайные ситуации, отказ от объединения округов на выборах в Палату советников. Соответствующий совет в составе ЛДП занимается выработкой проекта Конституции, но согласования, похоже, затягиваются. Партия Комэй, которая, будучи в составе правящей коалиции, тем не менее потеряла на выборах 6 депутатских мест, намеревается подчеркнуть свою самостоятельную позицию; более того, принимая во внимание атмосферу внутри общества Сока гаккай, которому партия обязана своим появлением, она занимает крайне пассивную позицию в отношении пересмотра основного закона страны.

Конституционно-демократическая партия, ставшая оппозиционной силой номер один в Палате представителей, выступает против пересмотра 4 пунктов, о которых заявляет ЛДП, и ожидать поддержки с её стороны не приходится. Результаты опросов общественного мнения, проводимых СМИ, не позволяют говорить о росте симпатий населения к внесению поправок, поэтому гарантий того, что на референдуме больше половины голосов будет отдано в пользу их утверждения, тоже нет.

С точки зрения графика процесса внесения поправок, важным моментом станут выборы в Палату советников летом 2019 года. Две трети от состава 242-местной палаты представителей — это 162 мандата. Если считать представительство «сил, склоняющихся в пользу внесения поправок в Конституцию», к которым мы относим фракции ЛДП, Комэй, Партии возрождения и Партии надежды, то в настоящее время оно превышает этот порог крайне незначительно.

Фракция ЛДП подходит к следующим выборам в многочисленном составе, имея 69 мест. Простой подсчет говорит о том, что в случае, если либерал-демократы не обеспечат себе представительство свыше 65 мест, существует возможность того, что сторонники поправок не соберут необходимое большинство в две трети голосов. С учетом того, что в предыдущем составе их представительство ограничивалось 55 мандатами, это весьма значительная величина для либерал-демократов. При таком раскладе велика вероятность того, что Абэ постарается осуществить официальную парламентскую процедуру инициации поправок до выборов в Палату советников, но времени для этого остается не так уж много.

Если взять в качестве примера для сравнения другие законопроекты большой важности, время на дебаты по проекту поправок в Конституцию в каждой палате со всей определенностью значительно превысит 100 часов. До выборов в Палату советников остаются лишь следующая очередная парламентская сессия, осенняя внеочередная сессия будущего года, а также очередная сессия, которая будет созвана в январе 2019-го. К тому же, от инициации внесения поправок до проведения референдума требуется от 60 до 180 дней, а между тем на 2019 год, помимо выборов в Палату представителей, придутся церемонии отречения императора и восхождения на престол его преемника, саммит «Большой двадцатки», конференция TICAD, Чемпионат мира по регби, не считая других внутринациональных мероприятий, между которыми придется лавировать. Политическая повестка представляется крайне сложной с точки зрения решения задачи о том, куда возможно вместить общенациональный референдум.

До какой степени продвинутся связанные с внесением поправок процедуры за 2 парламентские сессии 2018 года? В зависимости от этого, в том числе и от силы стремления инициировать официальный процесс поправок до выборов в Палату советников, можно будет составить, пусть и не вполне точное, представление о том, какой график процесса пересмотра Конституции намечает премьер-министр Абэ.

К переформатированию оппозиционных партий

В процессе выборов в Палату представителей Демократическая прогрессивная партия фактически разделилась на четыре фрагмента – Конституционно-демократическую партию, Партию надежды, Демократическую прогрессивную партию, представленную лишь в Палате советников, и группу неприсоединившихся депутатов Палаты представителей, продолжающих числиться в качестве депутатов от Демократической прогрессивной партии. Разрастание числа партий в стане оппозиции получило дальнейшее развитие. За исключением конституционных демократов, уровень поддержки всех этих партий остаётся слабым. Внутри Партии надежды наблюдаются два подхода к пересмотру Конституции и режиму обеспечения национальной безопасности.

Конституционные демократы, ядро которых составляют либералы, опасаясь снижения уровня поддержки со стороны избирателей, негативно относятся к объединению с Партией надежды или Демократической прогрессивной партией. Между тем, рассуждая с точки зрения борьбы на выборах в Палату представителей, в особенности в «округах одного кандидата», можно утверждать, что в отсутствие взаимодействия между оппозиционными партиями нанести поражение Либерально-демократической партии представляется крайне затруднительным. Внутри Демократической прогрессивной партии уже наметилось движение за «роспуск партии и формирование новой» в перспективе завершения года – стандартного дня определения величины грантов, выделяемых политическим партиям. С большой долей вероятности можно утверждать, что в течение 2018 года в оппозиционных партиях будет происходить процесс распада и переформатирования.

Фотография к заголовку: Премьер-министр Абэ Синдзо (посередине) отвечает на вопросы журналистов, 12 декабря 2017 г., официальная резиденция премьер-министра (фотография предоставлена Jiji Press)

(Статья на японском языке опубликована 5 января 2017 г.)

  • [09.01.2018]

Начальник общего отдела редакции и комментатор новостей компании Jiji Press Ltd. Родился в 1961 году в Токио. Окончил отделение политики юридического факультета Университета Кэйо. В отделе политики Jiji Press отвечал за освещение деятельности фракции Обути в Либерально-демократической партии, Новой прогрессивной партии (Партии новых рубежей), партии Комэй и др. Возглавлял журналистские клубы при Министерстве иностранных дел, Либерально-демократической партии, резиденции премьер-министра Японии; занимал посты заместителя начальника отдела политики и члена редколлегии, начальника отдела политики, начальника главного отделения издательства в Кобэ. На нынешней должности с 2015 года.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости