Основной план развития энергетики откладывает решение проблем до лучших времён
Доля ядерной энергии в Японии к 2030 году составит 22%

Кавахара Юдзо [Об авторе]

[09.07.2018] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Кабинет министров своим решением утвердил Пятый основной энергетический план, определяющий направленность политики Японии в области энергетики. В отношении ядерной энергетики, отмечая её важное значение для удовлетворения базовых потребностей, план никак не затрагивает такие вопросы, как строительство объектов генерации на смену стареющим, или строительство новых объектов. Иными словами, решение проблемы отложено до лучших времён.

Решением от 3 июля кабинет министров утвердил Пятый основной энергетический план, задающий вектор политики Японии в области энергетики. Основной энергетический план является базовым законодательным документом в области энергетической политики, обязательным к исполнению для правительства. Начиная с Первого основного плана (2003 г.), правительство пересматривает энергетический план каждые 3-4 года. В нынешнем плане, утверждённом четыре года спустя после прошлого пересмотра, в дополнение к установленному прежде целевому сроку, 2030 году, добавлены долгосрочные альтернативы с перспективой на 2050 год.

Что заслуживает наибольшего интереса в содержании? В отношении возобновляемых источников документ указывает на их «превращение в один из основных источников электроэнергии» в перспективе на 2050 год, но, несмотря на то, что сформулирован курс на активное расширение их внедрения, в структуре энергетики на 2030 год, поставленные к данному моменту цели по структуре энергетического баланса (атомная энергетика – 20-22%, возобновляемые источники – 22-24%, тепловая энергетика – 22-24%) оставлены без изменений.

Что касается ядерной энергетики, планы в отношении которой тоже служат предметом особого внимания, по-прежнему указывается, что она является важным источником удовлетворения базовых потребностей, а в долгосрочной перспективе ей также отведена роль практически реализуемой альтернативы для отказа от выбросов двуокиси углерода. Однако вместе с тем ничего не говорится ни о замене устаревших АЭС, ни о строительстве новых. Таким образом, решение фактически отложено на будущее.

Что же касается долгосрочной стратегии, ориентированной на 2050 год, в дополнение к энергии возобновляемых источников, атомной и тепловой энергетике, документ задаёт курс на «реализацию потенциала различных альтернатив», в том числе водорода и использования аккумуляторов. Однако при этом ни конкретных аргументов, ни целевых показателей для структуры энергетического баланса на 2050 год в документе не указано.

Траектория ядерной энергетики вернулась в привычное русло

В бедной энергоресурсами Японии, где процент самообеспеченности выражается однозначной цифрой (по состоянию на 2018 финансовый год она составила 8%), ядерную энергетику активно продвигали в качестве «источника энергии внутреннего производства». Однако ситуация радикально изменилась в свете последовавшей за Великим восточно-японским землетрясением 11 марта 2011 года ядерной аварии на АЭС «Фукусима-1» электроэнергетической компании TEPCO. Выработку электроэнергии на атомных электростанциях, прежде обеспечивавшую порядка 30% потребления, пришлось полностью остановить, а движение против ядерной энергетики резко усилилось. В сентябре 2012 года сформированное Демократической партией правительство в своей «Инновационной стратегии в области энергетики и окружающей среды» определило курс на «нулевую ядерную генерацию к 2030-м годам».

Затем, когда к власти вернулась Либерально-демократическая партия, в Четвёртом основном энергетическом плане (принят в 2014 году), который стал первым после ядерной аварии, атомной энергетике была отведена функция «важного источника, обеспечивающего базовые потребности», и курс на использование энергии атома вернулся в прежнее русло. С другой стороны, в плане была поставлена задача «снизить, насколько возможно» зависимость от ядерной энергетики за счёт стимулирования использования энергии возобновляемых источников, а также повышения эффективности тепловой генерации на угольных и других электростанциях. Содержание учитывало неприятие развития ядерной энергетики обществом: от упоминания замены выбывающих АЭС и строительства новых пришлось отказаться.

С учётом Четвёртого базового плана в разработанных в 2015 году «Долгосрочных национальных перспективах энергетического спроса и предложения» для структуры энергетики на 2020 финансовый год целевой показатель ядерной энергетики (20-22%) почти что соответствует установленной цели использования энергии возобновляемых источников (22-24%).

Для реализации этой цели необходимо, чтобы в стране действовали порядка 30 ядерных реакторов, но в настоящее время, по прошествии семи лет со времени ядерной аварии, удалось возобновить работу лишь девяти реакторов на пяти атомных электростанциях. Барьеры на этом пути очень высоки, и для достижения поставленной цели неизбежно придётся заменять действующие реакторы и строить новые, однако, как уже было отмечено, Четвёртый основной энергетический план этого вопроса никак не затрагивает.

Будет ли энергетическая политика пассивной и в будущем?

Когда летом прошлого года началось рассмотрение Пятого основного энергетическом плана, большие надежды возлагались на проведение углублённых обсуждений в соответствующей комиссии Министерства экономики, торговли и промышленности. Однако в своей вступительной речи возглавляющий это министерство Сэко Хиросигэ, ссылаясь на то, что со времени принятия Четвёртого основного плана особых технологических перемен не произошло, высказал мнение о том, что «необходимость коренного пересмотра энергетической политики отсутствует», после чего обсуждения шли вяло. В появившемся в результате Пятом основном плане в отношении ядерной энергетики составители ограничились повторением изложенного в Четвёртом основном плане.

Что касается энергии возобновляемых источников, про которые впервые говорится о «превращении в основной источник электроэнергии», решимости тоже не хватило. Хотя и продемонстрирована долгосрочная линия на превращение в основной источник энергии через полную мобилизацию политических ресурсов, таких как усилия по сокращению издержек и реформирование сетей передачи электроэнергии, плану не хватает указания конкретных мер для решения задач, а до пересмотра в сторону повышения целевого показателя в энергетическом балансе дело так и не дошло.

Даже правительство премьер-министра Абэ Синдзо, чья власть, как утверждают, покоится на прочной политической базе, весьма чутко к трендам общественного мнения, и несмотря на то, что это правительство стоит на позиции развития ядерной генерации и ядерного топливного цикла, оно не демонстрирует стремления прямо заниматься решением вопросов ядерной политики. Как следствие, энергетическая политика приняла форму откладывания на последующие планы сложных проблем, к которым относится и политика развития использования энергии возобновляемых источников. Но если политическая власть действует, исходя из потребностей текущего момента, по всей вероятности, следует ожидать, что основные планы энергетической политики и впредь вряд ли будут затрагивать задачи, со всей очевидностью требующие решения, и дрейф энергетической политики будет продолжаться.

Фотографии к заголовку предоставлены Jiji Press

(Статья на японском языке опубликована 4 июля 2018 г.)

  • [09.07.2018]

Журналист. Родился в 1952 году в префектуре Мияги. Окончил Университет Кэйо. Работал в Jiji Press, после чего стал независимым журналистом. Активно пишет на экономические темы (энергетика, макроэкономика и т. п.). Настоящее имя – Охира Такаси.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости