Очерки Окружающая среда в Японии
История охраны леса в Японии (часть первая)

Иси Хироюки [Об авторе]

[25.09.2017] Читать на другом языке : 日本語 | 简体字 |

Более двух третей территории Японии покрыто лесом. Постоянное присутствие деревьев в непосредственной близости от человека породило уникальную культуру – «цивилизацию деревьев и лесов». Как развивались отношения между человеком и деревьями? В материале – история охраны лесов в Японии.

Население против вырубки

Если вас спросят, где находится самый красивый в мире лес – без сомнения называйте буковые леса района Тохоку. Мне довелось побывать в лучших лесах множества стран мира, но я не видел ничего красивее букового леса. Весной под лучами солнца сверкают молодые листья. По мере освобождения от снежного покрова горы начинают покрываться свежей зеленью, наступающей с подножья и постепенно взбирающейся вверх. Осенью горы и ущелья становятся золотыми. Не уступает по красоте и зимний пейзаж – белоснежный покров подчёркивает массивность деревьев и очертания крупных ветвей.

Буковый лес прекрасен в любое время года (фото Анэдзаки Кадзума)

Впервые я увидел ужасающую картину вырубленного под корень букового леса у подножия горной цепи Асахи в префектуре Ямагата в 1970 году. Мне сообщил об этом человек, на протяжении многих лет занимавшийся в этом лесу традиционными видами охоты. Поспешив на указанное место, я увидел как будто обритую налысо гору без единого дерева – исчезли даже крупные буки, на которых вили гнёзда хохлатые орлы.

Одно время Управление по лесам внедряло стратегию расширения лесопосадок, стремясь вырубать «ненужные» буки и засаживать территорию криптомериями и кипарисовиком. Однако оппозиционное движение из числа местных жителей и любителей буковых лесов заставило власти прекратить вырубку буков.

Через десять лет появился план сооружения автодороги для транспортировки срубленных деревьев в буковом лесу горного массива Сираками, раскинувшегося на территории двух префектур – Аомори и Акита. Местные жители стали протестовать, и в 1993 году горы Сираками были зарегистрированы в качестве природного наследия ЮНЕСКО. Красота гор Сираками стала известна людям всего мира.

Народное движение по защите букового леса имело решающее значение для определения взаимоотношений между человеком и деревьями. По всей стране появились организации, выступающие против вырубки леса. Буковым лесам был нанесён серьёзный урон, однако их спасли усилия граждан. Именно эти протесты помогли деревьям вновь обрести своё место в сердцах японцев.

Леса – богатство Японии

По доле покрытой лесами территории Япония занимает третье место среди развитых стран мира после Финляндии и Швеции. Две трети занятой лесом территории в столь густонаселённой стране с развитой промышленностью – это настоящее чудо.

Регионам, отличающимся разнообразием живых организмов и находящимся под угрозой уничтожения, Международный союз охраны природы и другие организации присваивают статус «горячих точек биоразнообразия». В мире существует 35 подобных точек, в числе которых – Японский архипелаг. Суммарная площадь всех горячих точек на планете занимает не более 2,3% от территории материков, однако на этих крохотных участках проживает 75% млекопитающих, птиц и земноводных, произрастает 50% высших растений. Всем этим видам присвоен высочайший уровень угрозы исчезновения.

Несмотря на небольшую территорию, Япония отличается огромным разнообразием видов флоры и фауны. 36% из 130 видов наземных млекопитающих – эндемики, то есть обитают исключительно в Японии. 80% из них водится преимущественно в лесах и на открытых пространствах. 40% (2900 видов) из 7000 видов диких растений также произрастает только в Японии. По количеству эндемичных видов Япония превосходит даже Галапагосские острова.

Одна из «горячих точек» в Японии – мангровый лес на острове Ириомотэ (фото Анэдзаки Кадзума)

«Цивилизация леса и деревьев»

В Японии сложилась уникальная культура – «цивилизация леса и деревьев», которая вряд ли существует ещё в какой-то стране мира. Найденные при раскопках деревянные изделия эпохи Дзёмон (13 000-300 лет нашей эры) выполнены из более чем 30 видов деревьев. Уже в то далёкое время люди прибегали к целевому использованию разных пород деревьев – для постройки жилья, изготовления сельскохозяйственного инвентаря, топлива, оружия и лодок.

Японцам удалось пронести любовь к деревьям через века и тысячелетия. В японском языке есть использующееся в синтоизме слово «госимбоку» (御神木) – «священное дерево», и образ дерева тесно связан с верованиями и религиозностью. Японцам присуща утончённая чувствительность – ощущать смешанное с лёгким страхом уважение и ностальгию при виде окружённых огромными деревьями деревянных храмов. Из дерева сделано 90% зданий, причисленных к значимому культурному наследию. Все здания, удостоенные звания «национальное достояние» – деревянные.

Зал Большого Будды в храме Тодайдзи (город Нара) – одно из самых известных деревянных строений, имеет статус национального достояния (фото AFLO)

Редко в какой стране мира встретишь такое количество поэзии и прозы, в которых упоминаются леса, деревья и обитающие в них живые существа. Треть из 4500 стихов сборника Манъёсю посвящена природе – деревьям и цветам. Во время создания этого сборника (VII-VIII века) все поэты, от императоров до простых людей, воспевали природу.

В период от весны до осени, на который приходится активный рост растений, выпадает большое количество осадков, создающих благоприятные условия для развития лесов. Увидеть смену растительного мира начиная от субарктического пояса, умеренного климата и субтропиков можно только в восточной части Евразии. Однако в результате недавно начавшихся крупномасштабных вырубок леса на побережье Восточно-Китайского моря, Корейском полуострове и российском Приморье леса всех климатических поясов представлены теперь только в Японии.

Рисовые поля – защитники лесов

Леса обязаны своей жизнью заливным рисовым полям. Рисовые поля – это не только место обитания разнообразных живых существ и площадь для разведения основного продукта питания японцев – риса. Они выполняют значимую роль в предотвращении наводнений и других стихийных бедствий. С учётом сложного рельефа для ведения рисоводства в Японии необходим контроль водных ресурсов, а также наличие лесной зоны для предотвращения частых оползней. Расположенные за полями горы и холмы служат источником древесины, бамбука, топлива, удобрений, компоста и прочих бытовых материалов, а также пригодных в пищу диких овощей, фруктов и диких животных.

Рисовые поля в начале лета (фото PIXTA)

В эпоху Эдо правительство бакуфу и княжества учредили строгую систему охраны лесов. Со временем ограничения на рубку деревьев становились всё строже, постепенно развивались лесопосадки. В Уставе о горах и реках, выпущенном бакуфу в 1666 году, содержался запрет на освоение лесов и рекомендация о высадке деревьев по берегам рек в целях профилактики бедствий. После объединения страны сёгуном Токугава Иэясу в XVII веке начался строительный бум. Именно тогда были возведены замки Эдо, Сумпу и Нагоя, строились дома для самураев, простолюдинов, буддийские храмы и синтоистские святилища. В результате было вырублено огромное количество леса, на освободившемся равнинном пространстве стали оборудовать заливные рисовые поля, а леса в горах остались без должного ухода. Это привело к учащению наводнений и оползней, для борьбы с которыми стали развивать контроль за природными ресурсами и лесопосадки.

Система охраны лесов в эпоху Эдо

Главный герой романа Симадзаки Тосон «Перед рассветом» – потомственный владелец постоялого двора в местечке Кисомагомэ на дороге Накасэндо, соединяющий города Эдо и Киото. Во время реставрации Мэйдзи он мечтал о возможности свободно распоряжаться горным лесом, в отношении которого в то время действовали строгие правила, однако новые власти национализировали леса и запретили рубку деревьев. Не сумев адаптироваться к новым правилам после реставрации Мэйдзи, главный герой приходит в отчаяние и умирает. В романе приводится описание политики по охране лесов в эпоху Эдо. В целях защиты леса в долине Кисо княжество Овари внедрило категории для лесопользования – зоны, в которые не допускались жители деревень, зоны для охраны мест обитания охотничьих соколов, а также участки для свободного доступа. Нарушение данного регламента строго каралось – «одна голова за одно дерево».

Живущий в княжестве Окаяма учёный-конфунцианец Кумадзава Бандзан описал законы природы, сходные с понятием экологии, ещё за 200 лет до появления в 1870 году биологической концепции немецкого естествоиспытателя Эрнста Геккеля (1834-1919). В работе «Некоторые вопросы высшей школы» (Дайгаку Вакумон) содержится смелая стратегия озеленения облысевших гор. «Способ для восстановления лесов на облысевших горах существует. Нужно постепенно высаживать деревья на горах и в долинах, сеять просо и закрывать его сухой травой и мискантом. Прилетающие птицы будут клевать просо». «Смешанные с птичьим помётом плоды деревьев будут хорошо прорастать. Закрывать просо сухой травой нужно для того, чтобы задержать птиц на месте, заставив их искать корм. Через 30 лет вся местность зарастёт деревьями. Если деревьев будет много, деревенским жителям не придётся волноваться о дровах».

Гонка вооружений и уничтожение лесов

После реставрации Мэйдзи в 1897 году власти выпустили Закон о лесах и ввели ограничения на рубку леса. Однако слабый контроль не мог повлиять на несанкционированные рубки, и лес вновь подвергся грубой деятельности человека. Считается, что за всю историю Японии хуже всего с деревьями обращались в середине эпохи Мэйдзи. Строительство, а также потребность в незаменимых для модернизации электрических столбах и шпалах породили огромный спрос на древесину, постепенно увеличивавшийся за счёт необходимости в строительных лестницах, сваях, столбах для шахт, материалах для судостроения и возведения мостов.

После японско-китайской и русско-японской войн рост спроса на древесину послужил толчком к развитию лесной промышленности. Одновременно с вырубкой естественного леса велись лесопосадки, обеспечивающие возрождение лесных ресурсов. В 1907 году правительство занялось развитием лесопосадок, а впоследствии стало выплачивать дотации на посадку деревьев в лесах частного сектора.

В 1930-х годах в рамках усиления военной доктрины началось строительство военных судов и военных объектов, на сваи требовалось множество древесины. Началась массовая вырубка леса, распространившаяся на ландшафтные посадки, деревья в буддийских и синтоистских храмах и даже лесополосы для защиты от ветра.

Возрождение из пепла

Разрушения, постигшие Японию во время Второй мировой войны и в послевоенный период, по масштабу не уступали разрухе в середине периода Мэйдзи. Авиаудары уничтожили 20% лесов и полей. Потребность в огромном количестве древесины для восстановления выжженной страны приводила к беспорядочным вырубкам.

Необходимо было отстроить заново сгоревшие в войну 2 230 000 домов (20% от общего числа), обеспечить жильём вернувшихся из-за рубежа 6 миллионов человек, создать инфраструктуру, возвести заводы. Средства массовой информации стимулировали рубку леса, радостно докладывая о применении внутренних богатых лесных ресурсов на благо послевоенного восстановления. Правительство наращивало темпы вырубки.

Повсюду стали появляться облысевшие горы. В детской песне «Маленькая горная криптомерия» (стихи Ёсида Тэрако), которая стала популярной сразу после войны, в 1944 году, были следующие строки: «Лысая как голова монаха гора – постоянный предмет насмешек». После уничтожения лесов тайфуны стали сопровождаться сильными оползнями и наводнениями. Тайфуны Kathleen (1947), Jane (1950), тайфуны на реке Кано (1958) и в бухте Исэ (1959) привели к гибели множества людей.

Тайфун в бухте Исэ (1959) нанёс огромный ущерб на территории от полуострова Кии до района Токай. 4759 человек погибло, 282 пропало без вести (фото: газета «Майнити Симбун»/AFLO)

Задача защиты от бедствий и охраны лесных ресурсов стала неотложной. На следующий год после окончания войны Япония приступила к высадке лесов и развёртыванию общественного проекта возрождения гор. В 1950 году был сформирован Комитет по озеленению национальных земель, лысые участки стали засаживаться деревьями, по всей стране проводились мероприятия по высадке саженцев. Цели проекта были достигнуты через 10 лет после его запуска.

Фотография к заголовку: Буковый лес в горной местности Сираками, зарегистрированной в качестве природного наследия ЮНЕСКО (фото Анэдзаки Кадзума)

(Статья на японском языке опубликована 18 июля 2017 г.)

  • [25.09.2017]

Журналист, учёный-эколог. Ранее –член редколлегии газеты «Асахи Симбун», главный консультант программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) в Найроби и Бангкоке, профессор Токийского университета, Чрезвычайный и Полномочный Посол в Замбии, профессор Университета Хоккайдо. В настоящее время – советник в Японском Агентстве международного сотрудничества (JICA), директор Экологического центра Восточной и Центральной Европы в Будапеште, директор Общества диких птиц Японии. Автор книг «Отчет о глобальной экологии» (Тикю канкё хококу), «Исчезающие снега Килиманджаро» (Кириманджаро но юки га киэтэ ику), «История экологии Земли в известных произведениях» (Мэйсаку но нака но тикю канкёси, издательство «Иванами сётэн»), «Моё странствие по Земле – в поисках экологической катастрофы» (Ватаси но тикю хэнрэки – канкё хакай но гэмба о мотомэтэ, издательство «Коданся»), «История проволочных заграждений» (Тэцудзёмо-но рэкиси), «История инфекционных заболеваний в мире» (Кансэнсё но сэкайси, издательство «Ёсэнся») и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости