Возвращение легенды: возрождение 800-летней чайной плантации

Общество Экономика История

Город Удзи в Киото славится своим чаем уже более восьми столетий, но многое было утрачено и забыто за его долгую историю. Сейчас группа местных жителей работает над возрождением Асахиэн, одной из семи знаменитых чайных плантаций в Удзи в прошлом. Для этого они используют растения, обнаруженные на территории городского храма.

Случайная встреча с чайной историей

Несколько лет назад Мацубаяси Тосиюки, работающий в единственной в Удзи гончарной мастерской, Асахияки, направлялся к храму Косёдзи, расположенному неподалёку от его рабочего места. Тогда-то он и заметил старый чайный куст.

Он интересовался выращиванием чая и учился у Хоригути Итико, исследовательницы традиционного и китайского видов чая, поэтому он решил проконсультировался с ней о своём открытии. Оба были взволнованы находкой и считали, что чай из листьев такого старого куста должен быть необычайно ароматен. Они попросили в храме разрешения собрать листья и приготовить чай.

«Храм удовлетворил нашу просьбу. Однако в то время мысль о семи легендарных чайных плантациях Удзи даже не приходила мне в голову», – вспоминает Мацубаяси.

История чая Удзи восходит к периоду Камакура (1192-1333). Легенда гласит, что когда монах Эйсай, основавший буддийскую школу Риндзай в Японии, привёз семена чая в Японию из Китая, то он подарил немного монаху Миё в храме Кодзандзи. Среди мест, где Миё посадил семена, называют и Удзи.

Репутация этого района как центра производства чая было закреплено в период Муромати (1336-1573), когда сегун Асикага Ёсимицу (1358-1408) приказал заложить в Удзи семь чайных плантацией. Они стали известны как Удзи Сити Мэйен – сити означает «семь», мэй – древнее слово, обозначающее чайную плантацию, а эн – сад или поле – и включали Мори, Иваи, Умодзи, Кавасимо, Окунояма, Асахи и Бива. Сейчас плантации сохранились только в Окунояме.

Вид на павильон Хатто, главное здание храма от входных ворот Косёдзи (фото Укиты Ясуюки)
Вид на павильон Хатто, главное здание храма от входных ворот Косёдзи (фото Укиты Ясуюки)

Исодзаки Эндай, монах храма Косёдзи, вспоминает, как Мацубаяси пришёл к нему навести справки об этом растении. «С моего переезда в Косёдзи прошло одиннадцать лет, но, похоже, никто по-настоящему не понимал, что здесь все ещё растут чайные кусты», – говорит Исодзаки.

Наследник древней чайной истории

Первоначально Косёдзи был открыт в 1233 году Догэном, монахом, основавшим школу дзэн Сото, как место для обучения монахов на территории нынешнего района Фукакуса в Фусими, префектура Киото. Однако Догэн вскоре уехал в префектуру Фукуи, а храм, который он оставил после себя, пришел в упадок и закрылся, просуществовав всего около десяти лет. Затем, в 1645 году, Нагаи Наомаса – хозяин замка Ёдо и преданный последователь Сото – приказал построить храм на территории чайной плантации на склонах горы Удзи, где он стоит и по сей день. Сейчас он знаменит как храм, в котором находится статуя Будды Шакьямуни, сделанная Догэном. Он популярен среди туристов, приезжающих полюбоваться осенними листьями вдоль храмовой дороги Котодзака и принять участие в чайном фестивале Удзи, который проводится каждый октябрь.

Исодзаки и дорога Котодзака в Косёдзи, знаменитая красками осенних листьев (фото Укиты Ясуюки)
Исодзаки и дорога Котодзака в Косёдзи, знаменитая красками осенних листьев (фото Укиты Ясуюки)

Считается, что Косёдзи расположен на склонах горы Удзи, но участок за храмом широко известен как гора Асахи. Вполне можно предположить, что Косёдзи и его окрестности на самом деле могут находиться на месте бывшего Асахиэна, одной из утраченных плантаций Сити Мэйэн.

Исторически распространение чая было сосредоточено вокруг храмов дзэн, они тесно связаны друг с другом. По словам Исодзаки, когда храм восстановили, на его территории было семь чайных домиков. Нетрудно понять, почему правитель Нагаи, который сам любил чайную церемонию, выбрал чайную плантацию для восстановления храма.

Помимо сохранения исторической ценности, у Косёдзи были и другие причины, по которым они стремились увеличить количество чайных деревьев.

Тайфун № 21, прошедший в сентябре 2018 года и причинивший огромный ущерб всей Японии, серьезно повредил территорию храма. Многие деревья на задней стороне храма упали, повредив клёны на известном своими осенними листьями склоне Котодзака.

«Поэтому мы решили использовать чайные деревья, которые изначально укоренились здесь, чтобы помочь восстановлению после этого», – говорит Исодзаки. Чайные деревья имеют глубокие корни, что делает их отличным средством предотвращения стихийных бедствий. С точки зрения теории «естественного отбора» предпочтительно использовать растения, которые являются коренными жителями данной местности.

«И с ландшафтной точки зрения, чайное дерево в этом храме было бы просто необходимо», – добавляет Исодзаки.

Древний чайный куст, растущий на каменной стене вдоль дороги в храм (фото Укиты Ясуюки)
Древний чайный куст, растущий на каменной стене вдоль дороги в храм (фото Укиты Ясуюки)

Мацубаяси связался с Огуси Такудзи, руководителем исследовательского отдела чайной промышленности Технологического центра сельского, лесного и рыбного хозяйства префектуры Киото, чтобы представить Исодзаки. Огуси попросил Университет префектуры Киото провести анализ ДНК чайных растений храма, и результаты показали, что чайные кусты, оставшиеся в Косёдзи, скорее всего, были местными видами, а не распространёнными сейчас улучшенными сортами, а все собранные образцы принадлежали к группе местных сортов Киото.

Тот факт, что эти кусты были местными сортами Киото, вполне может означать, что они были связаны с чаем, которым основатель школы Риндзай Эйсай (1141-1215) поделился с монах и реформатор школы Кэгон Мёэ (1173-1232). Это было бы настоящим подарком для любителей чая. Специалисты все ещё работают над тем, чтобы получить больше доказательств, подтверждающих, что чайные растения на территории храма являются остатками плантации Асахиэн. Но уже нет никаких сомнений в том, что эти растения, найденные в Косёдзи, являются ценным генетическим ресурсом.

В Косёдзи в ходзё – комнате, используемой главным священником, – висит свиток с изображением храма с высоты птичьего полёта работы Мори Иппо, художника конца девятнадцатого века. На нём видно, что в то время чайные кусты росли у ворот храма и вдоль склона с его восточной стороны. Если когда-нибудь удастся найти документы, указывающие местоположения Асахиэна, это повысит шансы на то, что эта местность может быть официально признана местом расположения этой исторической плантации.

Свиток художника Мори Иппо (Фото Укиты Ясуюки)
Свиток художника Мори Иппо (Фото Укиты Ясуюки)

Ценность местного сорта

Летом 2021 года Огуси помогал Исодзаки и Мацубаяси выращивать новые чайные кусты из черенков. Затем, весной 2022 года, они посадили семена, собранные предыдущей осенью, а также попробовали получить рассаду из предварительно пророненных семян.

Сегодня большинство коммерчески выращиваемых чайных растений – это так называемые «улучшенные сорта», или просто культивары, которые размножаются черенками, то есть клонами. Они резко отличаются от так называемых «местных сортов», которые произрастали на этой почве с древних времён.

С растениями местных сортов трудно работать в полевых условиях, и их листва разнится, поэтому многие фермеры стали полагаться на более устойчивые культурные сорта. Проращивание рассады является сложной задачей, поскольку вероятность успеха этого метода ниже, чем при размножении черенками, но считается, что успешная рассада может дать более крепкие и долгоживущие растения. Концепции «местных сортов» и «саженцев» столь же романтичны в мире чая, как «эндемичные сорта» и «автохтонный виноград» в мире вина.

Слева – чайные растения, размноженные черенками, а справа – выращенные из саженцев. Последние предположительно живут дольше (Фото Укиты Ясуюки)
Слева – чайные растения, размноженные черенками, а справа – выращенные из саженцев. Последние предположительно живут дольше (фото Укиты Ясуюки)

Планы Исодзаки выходят за рамки сельскохозяйственного эксперимента: «Я хочу, чтобы люди узнавали о дзэн через чай, а через дзэн – о горах и таким образом становились ближе к природе. Мы хотим сделать чай центральным элементом проекта. Я надеюсь, что, выращивая чайные растения, заваривая чай, выпивая его и делясь им с другими, люди смогут понять и оценить дзэнские концепции фурю мондзи (за пределами слов и букв) и котан якудзё (элегантная простота и спокойствие)».

Знаменитый чай ушедшей эпохи

Что касается важнейшего качества чая, его аромата, то Мацубаяси уже испытал его, использовав чайные листья из Косёдзи для приготовления чая улун, чёрного чая и обжаренного камаири-тя. Он говорит: «Это чай с крепким вкусом и сладким ароматом». По моей просьбе, Мацубаяси приготовил мне чашку этого бесценного улуна.

Чай улун, приготовленный из листьев растений Косёдзи (Фото Укиты Ясуюки)
Чай улун, приготовленный из листьев растений Косёдзи (фото Укиты Ясуюки)

Наша чайная церемония прошла в большой комнате, примыкающей к храмовому залу Хатто. В ней приняли участие двое знакомых Мацубаяси, занимающих незаурядные позиции в чайном мире Удзи, – Цуен Юсуке, глава чайного дома Цуен в двадцать четвёртом поколении, и Ямамото Дзиндзиро, управляющий чайным магазином, носящим его имя, которым его семья владеет шесть поколений.

Цуен также возглавлял молодёжное крыло Киотской чайной ассоциации. Он уже взял на себя инициативу по предложению местных сортов чая в своём магазине, почувствовав их потенциал в составе оригинальных смесей. Тем временем Ямамото проводит в жизнь свой особенный подход к культивации чая. К примеру, он использует почти исчезнувший метод выращивания чая, известный как хондзу сайбай, при котором для защиты чайных листьев от солнца используются тростниковые навесы вместо более распространённых сейчас листов чёрного винила, и стремится к получению продукции одного происхождения (одна плантация, один сорт).

Пока мы наслаждались чаем, я поинтересовался мнением этих трёх специалистов о напитке и о проекте возрождения Асахиэн.

Слева направо: Мацубаяси Тосиюки, Цуен Юсуке и Ямамото Дзиндзиро (фото Укиты Ясуюки)
Слева направо: Мацубаяси Тосиюки, Цуен Юсуке и Ямамото Дзиндзиро (фото Укиты Ясуюки)

Мацубаяси отметил: «Чтобы высушить листья, мы жгли здесь в очаге иголки криптомерии суги, и я думаю, что нотка их дыма сохранилась в аромате».

«Это изысканный вкус», – добавил Ямамото.

Высказался о проекте и Цуен: «Если бы мы могли возродить ещё одну плантацию Сити Мэйен, я был бы счастлив. Это было бы очень интересно. Замечательно, что любой желающий может купить и пить чай из Окуноямы, но возможность выпить чашку чая с такой историей в сердце аскетической практики дзэн – это совершенно особенное переживание».

«Я думаю, что разные пути могут использоваться, чтобы познакомить как можно больше людей с миром чая с его глубиной, – добавляет Мацубаяси. – Если всё, что мы можем предложить, – это сладости со вкусом матча, люди не станут глубже интересоваться чаем. Но этот древний храм и эти драгоценные чайные растения предлагают прикоснуться к истории, которой люди могут заинтересоваться и начать путешествие в мир чая».

Ямамото говорит: «Насколько я понимаю, до войны на территории самого храма была чайная фабрика. Мне очень интересно, какой чай готовили в храме дзэн и какие процессы использовали».

«Анализ ДНК показал, что это, скорее всего, местный сорт, – говорит Цуен. – Если это так, то само растение должно быть невероятно старым, и это доказывает, насколько хорошо ухаживали за полями в прошлом. Около сорока лет назад стал популярен сорт ябукита. Хотя его распространение стабилизировало качество, чай стал очень однородным. Все местные сорта индивидуально уникальны, поэтому сроки сбора урожая нестабильны, а качество может сильно отличаться год от года. Но именно это и делает их интересными. Кто-то однажды сказал, что местные сорта – это «Божественная смесь», и я думаю, что это совершенно верное определение».

«Я надеюсь, что чайные деревья Косёдзи вызовут рост интереса к местным сортам», – заключает Ямамото.

Красновато-желтый краситель, получаемый из семян жасмина, по-японски называется ивану, что также может означать «молчаливый», и именно такого цвета чай улун, приготовленный из листьев чайных кустов Косёдзи. Чай улун, заваренный кипячёной водой из храмового колодца, стал красноречивым, хоть и поистине «за пределами слов», аргументом пользу возрождения Асахиэн и превращения его в новый инструмент демонстрации преимуществ чая Удзи.

Группа планирует пересадить 1000 саженцев, которые в настоящее время находятся под её опекой, на склоны за храмом.

Фотография к заголовку: Мацубаяси Тосиюки (слева) и Исодзаки Эндай среди саженцев чая, посаженных на склоне холма на территории храма Косёдзи.

Все фотографии сделаны Укитой Ясуюки

сельское хозяйство чай Удзи