Храм-убежище для тех, кто стоит на краю
Человеческая помощь для всех – работниц секс-индустрии, домохозяек, адвокатов и бывших якудза
[06.09.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

В «Японский храм-убежище», который находится в квартале Кабукитё в Синдзюку, приходят люди с самыми разными проблемами. Часто это те, кто находится на грани самоубийства и готовы ухватиться даже за соломинку. Мы побеседовали с представителем «храма» Гэном Хидэмори о тёмных сторонах современного общества, с которыми он хорошо знаком.

Гэн Хидэмори

Гэн ХидэмориРодился в 1956 году в Осаке, в районе Нисинари, в семье корейцев, живущих в Японии. В 2000 году у него обнаружили вирусную лейкемию, что и послужило для него толчком заняться волонтёрской деятельностью. В 2002 году основал НКО «Японское объединение социальных меньшинств», которое потом переименовал в «Храм-убежище в Кабукитё в Синдзюку», в 2003 признал себя банкротом (в следующем году освобождён от ответственности), а в 2011 году для развития своего центра получил помощь от фонда Nippon Foundation и основал фонд «Японский храм-убежище». В 2013 году получил японское гражданство. В 2014 году основал организацию «Система помощи повторным попыткам». В 2011 году по истории его жизни был создан телесериал «Любовь и жизнь: храм-убежище в Кабукитё в Синдзюку», в котором выступил продюсером и сыграл главную роль Ватанабэ Кэн.

В период Эдо существовала система храмов-убежищ (какэкоми-дэра), куда могла убежать жена, спасаясь от насилия со стороны мужа. Такая система даже в суровых условиях феодального общества помогала женщинам, которым было некуда скрыться.

«Японский храм-убежище», которым руководит Гэн Хидэмори, является своего рода современной версией такого храма. Однако в его «храм» приходят не только женщины – здесь нет ограничений по полу или религии, здесь бывают люди самого разного возраста и социального положения – общее у них то, что они оказались загнаны в угол жизненными обстоятельствами. Домашнее насилие, жестокое обращение, обилие долгов или проблемы с якудза – разнообразнейшие вопросы приводят людей в «храм-убежище». Иногда приходят и сами якудза, желающие покончить с криминальным прошлым.

От преступлений – к помощи людям

—— Чем вы ежедневно занимаетесь в «Японском храме-убежище»?

—— В основном мы говорим с людьми об их проблемах и вместе ищем пути выхода из тяжёлой жизненной ситуации. К нам идут люди, которые по разным причинам не могут обратиться за помощью к полиции или властям. С момента создания организации в 2002 году мы консультировали уже около 30 тысяч случаев.

—— А как конкретно вы находите пути решения проблем?

—— Например, приходит к нам женщина, вся в синяках, не в силах больше терпеть побои мужа. В первую очередь мы заботимся о её безопасности, а потом стараемся привести мужа вот в этот офис. Когда же он приходит, то уговорами либо угрозами мы прижимаем его к стенке. Всё делается аккуратно, без нарушения законов. Иногда нам помогают полиция, адвокаты, представители административных властей и группы помощи гражданам. Делаем так, чтобы муж не встретил жену. Бывает, что дело затягивается, и мы подыскиваем для неё работу.

Иногда расстояние и время помогает паре восстановить отношения, а бывает, что без развода не обойтись. Это у всех очень по-разному. Когда на человека насели якудза, мы иногда идём в офис их организации и беседуем.

—— В этом году исполняется уже 14 лет со дня основания «Храма-убежища». Были какие-то большие изменения за это время?

—— Поначалу мы в основном консультировали эксплуатируемых женщин, работающих в секс-индустрии в Кабукитё, а сейчас к нам приезжают за консультациями со всей страны. Мы хотим распространить деятельность «Храма-убежища» на всю Японию. В июле 2012 года мы создали филиал в г. Сэндай. Расположен офис в Кокубунтё, крупнейшем в регионе Тохоку квартале развлечений.

В то же время расширился и социальный состав клиентов. К нам обращаются уже не только уязвимые члены общества, но и работники крупных компаний, государственные служащие, врачи и адвокаты, знаменитости. Все те, кто зашёл в жизненный тупик.

—— За какими консультациями могут обращаться адвокаты?

—— Например, был один юрист, работавший юрисконсультом для одной правой организации, которому не платили за его работу на протяжении нескольких лет. Официально сделать он ничего не мог, они его держали как мальчика на побегушках. Его жена пришла к нам посоветоваться. Мы сказали, что нужно заявлять в полицию. Муж не хотел позориться и ни за что не хотел этого делать. Но дома он сильно переживал, и жена, не в силах на это смотреть, обратилась к нам. Правую организацию она убедила в том, что за ней стоит «Японский храм-убежище», и усиление конфликта только ухудшит их положение.

Через какое-то время организация разорвала с ним контракт об оказании юридических услуг. Его жена благодарила нас, говорила, что муж уже не обливается потом и не мучается во сне, спит спокойно.

—— Чего вы добиваетесь при решении проблем?

—— Мы не стремимся к стопроцентному решению проблемы. Причины проблем заключаются в том числе и в самом человеке, поэтому не стоит думать, что можно решить всё быстро. Я понимаю, что хочется всё решить и успокоиться, но не следует принимать решения на скорую руку. То, что сейчас не даёт покоя, со временем человек сам поймёт. Мы всего лишь помогаем человеку справиться с этим. Думаю, что важно ещё не делить всё на чёрное и белое, оставлять место серому.

—— Почему все эти люди так надеются на вашу помощь и приходят к вам?

—— Это, наверное, потому, что я сам в своё время занимался нехорошими делами. Когда-то я изрядно набедокурил, поэтому хорошо знаю, где у бандитов болевые точки, как на них нажать так, чтобы не задеть их гордость, и добиться результатов. Как говорится, «змея знает, где проползала другая змея» (дзя-но мити ва хэби).

В Японии ещё не всё потеряно

Гэн Хидэмори родился как «живущий в Японии кореец» (дзайнити кориан), в детстве его отфутболивали друг другу четверо «отцов» и четыре «матери». Ещё в средней школе его неоднократно задерживали за вымогательство, токсикоманию и другие правонарушения. После окончания средней школы он работал авторемонтником, работником ресторана суси, высотником, плотником, и всего сменил около 30 специальностей. В 25 лет он создал компанию, направлявшую рабочих-поденщиков на стройки. Свои комиссионные от заработков разнорабочих он использовал как капитал для новых предприятий, и временами его годовой доход доходил до 2 млрд йен.

Однако в то же время принуждение работников оборачивалось для него несчастьем – как-то против него возбудили иск, дело он проиграл и несколько его компаний обанкротилось. Он давал краткосрочные потребительские кредиты (то есть выступал ростовщиком) и держал детективное агентство, поэтому его постоянно осаждали якудза, пять раз его чуть не убили, неоднократно задерживала и арестовывала полиция. Он не стал якудза, но вёл преступную жизнь, почти неотличимую от жизни якудза.

—— Вы раньше не выбирали прямых дорог в жизни, что же подтолкнуло вас помогать людям?

—— В 2000 году, когда мне было 44 года, обследование на антитела к Т-лимфотропному вирусу дало положительный результат, и моя жизнь повернулась на 180 градусов. Вирус HTLV может вызывать быстротекущую лейкемию, и мне тогда сказали, что нет способа лечения; если она начнется, я умру в течение года. Я как будто получил смертный приговор.

Тогда я думал: «Убью пять человек, на которых я зол, и сам уйду в мир иной». Не желал один попадать в ад, хотел набрать себе попутчиков, а потом уже умереть самому. Размышлял, как это лучше сделать, и когда уже решил переходить к действиям, вдруг опомнился. Я был жадный до денег, как какой-нибудь скряга, люди называли меня бесом – и вот я убью других и умру. Действительно ли это мне нужно? Для чего я, в конце концов, родился и зачем погибну? От этих мыслей я ощутил непередаваемую пустоту внутри.

—— И тогда вы решили помогать страждущим?

—— Мне хотелось зацепиться за что-то, всё равно за что. Если используешь свою жизнь для кого-то, то оставляешь свидетельство того, что жил человеком. Нужно стать подобным «Мигавари Фудо» – божеству Фудо, принимающему на себя людские несчастья. И я решил спасать женщин в самом грязном квартале во всей Японии, Кабукитё, где с ними обходятся как с отходами.

—— Поначалу никто не верил, что вы изменились?

—— С полгода после основания «храма» мне постоянно звонили с угрозами. «Не строй из себя святого», «Верни деньги, которые вытянул обманом!», – в общем, меня сильно ругали, ничего не поделаешь. До того времени я сильно насолил людям.

Но я сам очень хотел помогать людям. Мне больше не за что было зацепиться в жизни. Так что я, стиснув зубы, занимался своим делом. Ночевал в офисе, круглый год спал по два-три часа, с утра до вечера консультировал, не жалел себя и решал проблемы. Я действительно работал как сумасшедший.

Жалобы я обрывал окриком: «Если так мучаетесь, то что же не помираете?!», снимая у них зашоренность проблемами, и мы вместе начинали думать о том, как дальше жить, уже без этой пелены на глазах. При необходимости обучал кое-каким уловкам. Совсем не хотелось делать это просто в рамках «жизненных советов».

—— А вы сами как-то изменились с тех пор, как начали консультировать?

—— Во-первых, я удивился существованию волонтёров: «Надо же, бывают и такие люди!». Я брал регистрационную плату в 5000 йен, потому что они в офисе иногда пользуются туалетом. И всё равно постоянно приходили домохозяйки, студенты, офисные работники, которым хочется заниматься волонтёрством!

Что это вообще за люди? Я и представить себе не мог, что есть столько людей, готовых за свой счёт помогать другим людям. Я до тех пор жил в мире, где всё крутилось вокруг денег, денег, денег. Я пребывал в уверенности, что общество работает исключительно на деньгах. А тут я сделал «храм-убежище» и стало приходить множество волонтёров. Все чистые, хорошие люди. Поверить этому не мог. Я и подумал, что для Японии ещё не всё потеряно.

Совещание работников «Японского храма-убежища»

  • [06.09.2016]
Статьи по теме
Другие интервью

Популярные статьи

Люди Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости