Обзоры Традиционная японская эстетика в современном мире
Восстановление старинных домов и посёлков: дизайнер Карл Бэнгс
[08.12.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

Карл Бэнгс родом из Германии. Он занимается архитектурным дизайном и известен в Японии тем, что реконструирует старинные традиционные дома. Он спас от разрушения небольшой горный посёлок Такэтокоро в преф. Ниигата, который после этого стал известен как место, где сохранилась старая японская архитектура, и количество желающих поселиться там растёт. Мы приехали к нему, чтобы поговорить о его работе.

Карл Бэнгс

Карл БэнгсРаботает в архитектурном дизайне. Родился в 1942 году в Берлине. Впервые приехал в Японию в 1966 году, чтобы изучать карате, и был поражён японской деревянной архитектурой. Начал японско-германский бизнес по восстановлению и переносу старых домов. В 1993 году приобрёл для жилья старый сельский дом в выморочном посёлке в преф. Ниигата и восстановил его. Всего в Японии восстановил 50 традиционных домов. Свой офис он устроил на втором этаже перестроенной старинной гостиницы-рёкан. Вместе с супругой удостоен приза премьер-министра «Восстановление малых посёлков» 2016 года. Вебсайт: http://www.k-bengs.com/

Скрытая ценность старых домов

На станции Этигоюдзава в преф. Ниигата пересаживаемся на местную железнодорожную линию и едем сорок минут. Выходим на маленькой станции Мацудай, на которой даже нет станционного служащего, идём по сонным торговым кварталам минут десять и видим безошибочно узнаваемый офис Карла Бэнгса. Он в своё время приобрёл закрытый уже рёкан и устроил свой офис на втором этаже, а на первом сделал кафе и место для проведения различных мероприятий.

Старый рёкан, которому более ста лет, Карл Бэнгс использовал для устройства офиса и места для различных мероприятий

Оттуда Карл повёз нас на своей машине в горы, дорога заняла около 20 минут. Указывая на установленную при дороге карту посёлка, сделанную им самим, он пояснил: «Это въезд в посёлок Такэтокоро». Посёлок совсем крохотный, и если бы мы не знали, что это он, то запросто бы его проехали без остановки за пару минут. Вдоль узкой извилистой дороги виднеются деревянные дома, к которым Карл приложил руку. Проезжаем дальше, и на фоне горного леса перед нами появляется усадьба самого Бэнгса с соломенной кровлей.

Дом Карла Бэнгса своим видом напоминает о том, какой была когда-то сельская Япония

Бэнгс говорит, что старый японский дом – это необработанный драгоценный камень, который засияет, если приложить к нему руку. Обветшавший дом, который 24 года назад был на грани разрушения, сейчас обрёл благородный вид. Снаружи стены окрашены в бледно-розовый цвет, а окна, сделанные в Германии, могут держать тепло в любую стужу. Если открыть массивную входную дверь, то перед нами открывается обширное и ничем не перегороженное пространство среди несущих колонн и поперечных балок дома.

Карл рассказывает, что несущую структуру дома, устроенную так, чтобы выдерживать даже сильные снегопады, разобрали для ремонта, а потом снова собрали в прежнем виде, и решили оставить её на виду, ничем не украшая. В интерьере мирно уживаются как японские предметы обстановки, сделанные из старых материалов, так и вещи, произведенные за рубежом.

В офисе Карла нет потолка как такового, видны колонны и балки, а стены утеплены изоляционным материалом и покрашены в бледно-розовый цвет

Карл рассказывает, что в старину дома в Японии строили на века, а не в расчёте на одно поколение, и японскую технологию несущей структуры дома из колонн и балок он считает лучшей в мире, такие дома жалко разрушать и отправлять на свалку. Однако если старый дом восстановить в его прежнем виде, современные люди вряд ли захотят в нём жить, а, с другой стороны, дома, построенные только из современных материалов, не слишком хороши для здоровья, и нужно применять комплексный подход, учитывая экологию и биологию. По его словам, можно говорить о необходимости слияния японского и западного подходов к строительству.

Жена Карла, Кристина, когда-то работавшая бортпроводницей «Люфтганзы», в своей кухне, сделанной по немецким стандартам, рассказывает, насколько дом уютен – она даже не догадывалась раньше, насколько спокойно спится под крышей японского дома, крытого соломой.

Карл с супругой Кристиной, которая увлекается садоводством

Как работа Карла помогает возрождению деревни

Карл Бэнгс восстановил в посёлке Такэтокоро восемь домов. По его словам, он был уверен в том, что непременно найдутся люди, которым, как и ему, придётся по душе этот посёлок, а потому он принялся за восстановление других домов, даже не дожидаясь заказов. Покупатели быстро нашлись, а кое-кто даже переселился из большого города. Более того – со всей страны люди приезжают, чтобы посмотреть на восстановленные японские дома.

Как рассказывает Игараси Томио, местный уроженец, до приезда Бэнгса никто не думал о том, что старые дома могут представлять какую-то ценность. Раньше он возглавлял местную администрацию, а теперь по выходным помогает в кафе, которое работает во втором восстановленном Бэнгсом доме, и объясняет философию Карла людям, приехавшим посмотреть на дома.

Он говорит: «Бэнгс-сан бережно относится к старым вещам. Например, он не стал засыпать колодец восьмиметровой глубины, а спустился и почистил его. Сверху застеклил и устроил подсветку, так что и сейчас можно видеть, как из-под пола его жёлтого дома течёт голубая вода».

Игараси, вдохновлённый примером Бэнгса, подумал, что если сами жители посёлка не будут ничего делать, то он придёт в упадок. Он с энтузиазмом поддержал предложенный Бэнгсом долговременный план «Мечта Такэтокоро». Например, они получили дотацию от Фонда жилья и общин, починили и покрасили в бледно-оранжевый цвет обветшавший коровник, который приобрёл черты «стиля Бэнгса». Каждый год с приходом зимы Бэнгс укрывает соломенные крыши чехлами от снега, участвует в традиционных сельских мероприятиях, планирует небольшие путешествия, принимает на обучение практикантов.

Его усилия дают ощутимые результаты – одно время население Такэтокоро составляло 19 человек в 9 домохозяйствах, а теперь оно выросло до 34 человек, живущих в 11 домах. Чтобы количество приезжих превышало число местных уроженцев – такое в японских деревнях бывает нечасто. К апрелю прошлого года в деревне было пятеро детей в возрасте до 8 лет, когда Бэнгс закончил работу по устройству совместного дома, и туда переселилось шесть человек – молодёжь, помогающая в полевых работах и возрождении деревни.

Усилия Бэнгса по сохранению японской традиционной архитектуры и возрождению деревни, население которой быстро сокращалось, получили высокую оценку, и в 2016 году супруги Бэнгсы были удостоены приза премьер-министра «Восстановление малых посёлков». Он сам говорит, что это его вдохновляет на дальнейшую работу, и он хочет приложить силы к тому, чтобы в Такэтокоро жило больше людей.

Бэнгс в своём доме умело сочетает японские и западные мотивы. Перила окон второго этажа, найденные в антикварном магазине, он использовал в качестве лестничных перил (справа), устроил нишу-токонома (в центре), в окнах – немецкие стеклопакеты, кухня выполнена в немецком стиле (слева)

Всё начиналось с карате

Из дома Бэнгса мы направляемся в город Мацудай, где находится его офис. В просторном кафе на первом этаже здания в красивой раме бережно хранится книга немецкого архитектора Бруно Таута, известного тем, что он высоко оценил японское традиционное зодчество. Эта книга принадлежала отцу Бэнгса, который занимался реставрацией фресок, а позже погиб в бою во время Второй мировой войны. Сам Бэнгс родился в восточной части Берлина через месяц после его смерти. Он рос в окружении оставшихся после отца книг, мечей, гравюр укиё-э, нэцкэ, и в нём рос интерес к Японии.

Книга Бруно Таута «Дома и люди Японии», принадлежавшая отцу Бэнгса, погибшему до его рождения. Эту книгу, помогшую Карлу узнать больше о Японии, он хранит в кафе, устроенном на первом этаже его офиса

Бэнгс впервые приехал в Японию в 1996 году. Когда он работал над дизайном интерьера в Париже, он встретился с японцем, в своё время занимавшимся карате в Университете Ниппон, который и посоветовал этот университет для занятий карате. Карл отправился в Японию. Увидев японскую традиционную архитектуру собственными глазами, он очень ей увлёкся и занялся бизнесом по перевозке и воссозданию японских домов в Дюссельдорфе, при этом постоянно ездил из Германии в Японию. Он также создал чайный домик с соломенной крышей при гольф-клубе в Канто, работая проектировщиком-консультантом в токийском офисе Антонина Реймонда – архитектора, очень им уважаемого.

О посёлке Такэтокоро он узнал осенью 1993 года, получив заказ на перевозку дома от своего постоянного клиента в Германии. Бэнгс отправился туда вместе со своим знакомым плотником, который неподалёку покупал рис. Он влюбился в это место с первого взгляда, тут же купил пустующий дом, даже не посоветовавшись с женой, и приступил к его восстановлению.

После этого он поселился в Такэтокоро, его известность как мастера по восстановлению старинных домов росла, и по счастливому стечению обстоятельств ему довелось в той же префектуре Ниигата восстанавливать дом рядом с церковью Сибата, которую проектировал Реймонд. Бэнгс считает честью, что ему удалось работать так близко. К нему поступают заказы и из Токио, и из других префектур – Тотиги, Нагано, Сайтама, Яманаси. Он уже поработал над восстановлением 50 старинных домов.

«Город без старинных домов – как человек без воспоминаний» – эти слова японского художника Хигасиямы Кайи, с которым Бэнгс встречался в Германии, вдохновляют в работе этого немецкого архитектора, понимающего красоту традиционного японского зодчества лучше многих японцев. Он говорит, что хочет передать последующим поколениям больше оснащённых современными удобствами домов, в которых сохраняется очарование японской деревянной архитектуры.

Сбор материала и текст: Кавакацу Мики
Фотографии: Хатори Хироси
Фотография к заголовку: Карл Бэнгс перед входом в офис

(Статья на японском языке опубликована 10 ноября 2017 г.)

  • [08.12.2017]
Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Японские бумажные зонты: красота и прочностьНа протяжении веков городок Кано в префектуре Гифу производил элегантные зонты из бамбука и ярко окрашенной бумаги васи, известные как дзя-но-мэ-гаса (зонтики «змеиный глаз»). Несмотря на изящную, компактную конструкцию и легкость, эти зонты удивительно прочны и водонепроницаемы. В течение многих поколений они были практичным и в то же время привлекательным повседневным аксессуаром японцев.
  • После цунами: возрождение керамики СомаКерамику обори-сомаяки в посёлке Намиэ префектуры Фукусимы производили более 300 лет. Из-за аварии на АЭС «Фукусима-1» эта традиция могла исчезнуть, но местные мастера делают всё, чтобы передать её будущим поколениям. В этой статье мы представляем семью керамистов, возрождающую семейное дело в г. Корияма в своей мастерской «Суэтоку».
  • Магическое искусство японских плотниковДерево может показаться совершенно обыденным материалом, но умелый плотник может обработать его самыми разными способами. То, каким именно образом будет использовано дерево, зависит не только от его твёрдости, запаха и цвета, но также от кэсёмэн, «декоративной поверхности», вид которой определяется тем, как именно распилено бревно.
  • Мир японской бумаги (1): 1000 лет историиВ 2014 году ЮНЕСКО внесла в список нематериального культурного наследия японскую бумагу ручной выделки. Технология производства бумаги пришла в Японию в V-VI веках, и в сокровищнице Сёсоин хранится книга семейной записи начала VIII века, сделанная из японской бумаги миногами. Японцы знакомы с бумагой уже на протяжении 1300 лет, за это время они усовершенствовали технологию её изготовления, и в разных местностях производят собственные сорта васи.
  • Порода акита: собаки-самураиВ связи с наступлением года Собаки мы хотим вам представить самую крупную из японских пород собак – акита. Чтобы узнать о ней получше и рассказать нашим зарубежным читателям, мы посетили питомник «Накагава тикукэнтэн», часто отправляющий собак этих пород на экспорт.

Популярные статьи

Обзоры Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости