Удалось ли пресечь риторику ненависти? Как город Кавасаки первым в стране ввёл местный закон о взимании штрафов

Общество Политика

За последние несколько лет в городе Кавасаки префектуры Канагава наблюдалось все больше случаев публичной риторики ненависти, или разжигания розни (дискриминационные высказывания о ненависти и отвращении) по отношению к живущим в Японии корейцам. Для того, чтобы положить этому конец, в июле нынешнего года впервые в стране городские власти приняли положение о запрете, предусматривающее наказание в виде штрафов. Но несмотря на то, что теперь у жителей появилась столь сильная поддержка, как защита закона, «словесное насилие» полыхает, как и прежде.

Глас городских улиц

Примерно в километре к югу от буддийского храма Кавасаки дайдзи, ежегодно наводняемого множеством желающих помолиться по случаю наступления нового года, находятся кварталы, где в большом количестве проживают японские корейцы. Это Сакурамото, район, расположенный с прибрежной стороны промзоны Кэйхин – с виду ничем не примечательное местечко, каких повсюду множество: скопление торговых заведений и ресторанчиков посреди жилых кварталов.

Типичный пейзаж в Сакурамото (снимок предоставлен автором статьи)
Типичный пейзаж в Сакурамото (снимок предоставлен автором статьи)

Однако пять лет назад, 8 ноября 2015 года, эти тихие кварталы явили совершенно иное, необычное зрелище. На одной из улиц собралась толпа участников демонстрации ненависти. Они и прежде не раз проводили собрания перед станцией Кавасаки и в других местах, но в Сакурамото выдвинулись впервые.

«Вы не наш народ!», «Раздавить!», «Позор Японии» – с такими лозунгами под флагом восходящего солнца (флаг бывшей императорской Японии) перед жителями района предстали члены группы, призывающей к «очищению страны». Под моросящим дождем навстречу с криками: «Убирайтесь!», «Прекратите дискриминацию!» вышли несогласные Атмосфера накалилась.

Местная жительница Чой Канъидзя, японская кореянка в третьем поколении, поделилась воспоминаниями о событиях того времени: «Перед станцией Кавасаки мне довелось наткнуться на митинг ненависти, стало очень страшно. После этого я старалась их избегать, но, когда приходят прямо туда, где ты живешь, бежать больше некуда. Я сильно испугалась, это шокировало. На нас обрушили ужасные слова, словно желая растоптать нашу жизнь: “Убирайтесь! ” Им стали противостоять несогласные с криками: “Прекратите дискриминацию!”, и это было гласом городских улиц».

Страх, возникший с того дня, так и не прошел. «Каждую ночь я не могла заснуть. Потому что с утра приходил “очередной” страх». Демонстрация ненависти в районе Сакурамото была отнюдь не единственной. Так, аналогичная акция имела место и в январе следующего 2016 года. Лозунги были еще жестче: «Корейцы, убирайтесь!», «Вы – тараканы!» Чой и другие горожане пробовали обратиться в администрацию города Кавасаки с тем, чтобы та не позволяла использовать общественные скверы как место для проведения митингов ненависти, но ответом им была единственная фраза: «У нас нет юридических оснований». Это вызывало чувство бессилия.

От общего закона к конкретным запретам

«Раз нет такого правила, значит вы, взрослые, должны его выработать». Выслушивая подобные заявления от местных детей, Чой решила действовать. В марте 2016 года она обратилась в региональное бюро Министерства юстиции с заявлением о нарушении прав человека, после чего ее пригласили выступить перед Юридическим комитетом Палаты советников Парламента Японии. Затем для непосредственного ознакомления с ситуацией в районе Сакурамото побывала межпартийная группа парламентариев, в состав которой вошли представители как правящего лагеря, так и оппозиции.

«Они нас убьют. Помогите!» Как рассказал один из участников этой группы, депутат Якура Кацуо (партия Комэй), сильнее всего его тронули именно эти слова из уст ребенка, который учится в неполной средней школе. К тому же, на следующий день после демонстрации ненависти, один из приятелей-японцев обратился к этому ребенку со словами: «Не понимаю, в чем тут дело, но ты уж извини!» И хотя говорилось это с самыми добрыми намерениями, все-таки от таких слов делалось очень грустно, потому что и они заставляли почувствовать себя не таким, как все. «Все это порождает рознь даже среди детей, прежде беззаботно игравших вместе. Поэтому с демонстрациями ненависти нельзя мириться», – говорит депутат Якура.

Запланированную в районе Накахара города Кавасаки демонстрацию ненависти участникам пришлось прекратить после того, как их окружили несогласные горожане (июнь 2016 г., © Jiji Press)
Запланированную в районе Накахара города Кавасаки демонстрацию ненависти участникам пришлось прекратить после того, как их окружили несогласные горожане (июнь 2016 г., © Jiji Press)

На голос с мест последовал законодательный отклик: в мае того же года – очень быстро для парламентской законодательной инициативы – был принят закон «О борьбе с риторикой ненависти». И хотя его называют «умозрительным законом», поскольку он не предусматривает наказаний, тем не менее, по словам Чой, «это стало для нас действительно очень важным первым шагом, поскольку до тех пор ситуация оставалась без внимания, и помощи нам не было никакой».

Вслед за принятием государственного закона власти города Кавасаки предприняли шаг со своей стороны, приступив к выработке положения, предусматривающего реальные действия по подавлению риторики ненависти. Такого рода законодательные акты местного самоуправления против риторики ненависти уже имеются в Токио, префектуре Осака и городе Кобэ, но город Кавасаки стал первым местом, где постановление предусматривает меры наказания. Принятое в декабре 2019 года, оно поэтапно вступило в силу к июлю 2020-го.

Законодательное собрание города Кавасаки, принявшее Положение о запрете риторики ненависти (© Jiji Press)
Законодательное собрание города Кавасаки, принявшее Положение о запрете риторики ненависти (© Jiji Press)

Прореха в городском законе

Постановление городских властей Кавасаки ставит одной из целей ликвидацию «безосновательных дискриминирующих слов и поступков» в отношении выходцев из других стран, а также их потомков (Статья 2). Принимаемые меры подразделяются на три этапа соответственно количеству нарушений: «предупреждение», «предписание» и «привлечение к ответственности в виде штрафа» (размером до 500 тыс. йен).

Однако и после июля, когда постановление вступило в полную силу, в городе у станции Кавасаки и других местах, по подтвержденным данным, прошло в общей сложности не менее восьми митингов ненависти. Адвокат Мороока Ясуко, который занимается проблемой риторики ненависти, отмечает: «Само по себе Положение – явление на редкость замечательное, и оно начинает функционировать, но пока недостаточно».

В Статье 12, определяющей, что попадает под штраф, с учетом необходимости соблюдать баланс со свободой слова, конкретно прописаны три категории запрещенных заявлений и поступков: бойкотирование, причинение вреда, оскорбление. Это породило новый аспект: как отметил член одной из групп горожан, поскольку в результате наказание в виде штрафа не применяется по отношению ко всему, что не подпадает под эти определения, но и не слишком далеко от них отстоит, группы ненавистников, напротив, «ведут себя так, словно то, чем они занимаются, получило официальное утверждение».

К примеру, на собрании, которое проходило 5 сентября перед станцией Кавасаки, по сообщениям СМИ, имели место заявления типа: «Люди с неяпонскими корнями, которые с легкостью лгут, без конца занимаются мошенничеством с банковскими переводами, и все из-за слишком мягкого отношения к иностранцам». Это очень похоже на категорию «оскорбление», но поскольку пример, приведенный в городском Положении, описывает «уподобление лиц-выходцев из-за пределов стораны чему-либо, за исключением человека», данная ситуация под нее не подпадает.

Слова и действия, запрещаемые положением о штрафах

Форма нарушения Определение Примеры
Бойкотирование (изоляция) Агитация и заявления о том, что лиц-выходцев из-за пределов Японии следует заставить покинуть место, где они живут. «(Национальность), убирайтесь из Кавасаки!»
Нанесение вреда Агитация и заявления, причиняющие вред жизни, здоровью, физическому состоянию, свободе, достоинству, а также имуществу лиц-выходцев из-за пределов Японии. «Хоть бы всех этих (национальность) перебили!»
Оскорбление Уподобление выходцев из-за пределов страны чему-либо помимо людей и другие серьезные оскорбления. «Эти опарыши-(национальность)»

Источник: Статья 12 Положения о развитии Кавасаки как города отсутствия дискриминации и уважения к правам человека и предметные толкования к нему.

По словам одного из муниципальных служащих, на которых возложена функция надзора, на одном из митингов им довелось слышать, как члены группы ненависти, словно бросая им вызов, выкрикивали: «У нас тут никакой риторики ненависти, так что пусть служащие городской администрации нас хорошенько выслушают!»

К настоящему моменту считается, что в городе Кавасаки «нарушающих (нормы, изложенные в Положении о запрете,) действий подтверждено не было» (по словам начальника соответствующего отдела городской администрации Ониси Сатоси). Но адвокат Мороока замечает: «Городские власти лишь судят о том, подпадает ситуация под определения Статьи 12 Положения о запрете или нет, но даже если какие-то действия не дотягивают до запрещенных, мэру следовало бы активно заявлять о недопустимости “необоснованной дискриминации словами и поступками”, определяемой Статьей 2».

Нападки через интернет

Не прекращаются и персональные нападки через «Твиттер», доски объявлений и другие социальные сети. Свидетельствовавшая в парламенте Чой, речи и снимки которой опубликовали СМИ, до сих пор подвергается анонимным нападкам. Как частное лицо она писала требования об удалении, заявляла в полицию, подавала в суд, но все это оказывается тяжелым бременем. В особенности тяжело в психологическом плане. «Все виды ущерба необходимо засвидетельствовать, приходится помногу раз возвращаться к каждой причиненной боли», – говорит она.

Для этих случаев в городском положении в качестве меры для интернета разработали следующий порядок: удалить записи, признанные «неподобающими дискриминирующими словами и поступками», вместо частных лиц от провайдера будут требовать городские власти. Но хотя Чой подала в администрацию заявления по 332 случаям, по состоянию на 11 ноября количество сообщений в соцсети «Твиттер», которые власти потребовали удалить после признания соответствующей комиссией в качестве риторики ненависти, ограничивается лишь двумя.

По словам адвоката Морооки, «Само по себе первое признание является шагом вперед», но вместе с тем он замечает: «толкование того, что именно является риторикой ненависти, крайне узкое, а времени уходит слишком много – комиссии требуется 5 месяцев, так что помощи от этого инструмента слишком мало». Поскольку сообщения в «Твиттере» и других социальных сетях распространяются крайне быстро, действовать необходимо как можно скорее.

Почему возникает ненависть?

Если говорить о причине нападок на живущих в Японии корейцев, то зачастую ею становится «особое право пребывания», которое предоставляет им все льготы наравне с японцами, хотя они иностранцы. Безусловно, японским корейцам предоставляется статус «особого постоянного резидента», однако, согласно протоколу Парламента, в мае 2015 года на заседании юридического комитета Палаты советников правительство сформулировало следующее толкование:

«В свете исторических событий, повлекших выход из гражданства и ввиду постоянного пребывания в нашей стране, Законом об особой иммиграции для этих людей предусмотрены меры, отличные от тех, которые применяются к обычным иностранцам. ... Поскольку данный специальный законодательный акт был принят для того, чтобы обеспечить стабильное юридическое положение особых резидентов, такого рода меры не должны служить основанием для исключения этих людей из японского общества». (Иноуэ Хироси, в то время начальник Иммиграционного управления Министерства юстиции)

Жители Корейского полуострова с началом периода японского правления в 1910 году стали японскими подданными, и некоторые из них по тем или иным обстоятельствам переселялись в Японию. После войны, когда их родина получила независимость, тех из них, кто остался в Японии, японское правительство стало считать иностранцами, при этом из соображений необходимости обеспечить им возможность проживания в японском обществе правительство предоставило этим людям статус «особых постоянных резидентов». Правительство считает, что этот статус не является чем-то «льготным».

Однако адвокат Мороока отмечает, что статус особого резидента, не являясь видом на жительство, «ограничивает самые разные права, несмотря на то, что этим людям следовало бы обеспечить принципиальное равноправие с гражданами Японии, поскольку они некогда входили в число «японских подданных» в связи с колониальным правлением». Некоторые аспекты такого положения служат источником дискриминационного отношения, продолжает он: «К примеру, в качестве японских подданных их забирали на войну, и некоторые погибли, но компенсаций за это не полагается. Имеет место дискриминация со стороны общества в том, что касается участия в региональных законодательных органах, госслужбы, пенсионного обеспечения и социальной защиты».

И все-таки почему все это выливается в нападки, именуемые «риторикой ненависти»? Участник депутатской законодательной инициативы Якура оценивает нынешнюю общественную атмосферу так: «Из-за сжатия экономики в обществе возникают отчужденность и тревога. В частности, средние слои, на которых политики обращают меньше внимания, испытывают недовольство, считая, что более слабые члены общества находятся в «привилегированном положении», и допускают нападки на них. Общество постепенно распадается на отдельные части». Кроме того, он отмечает, что возросшая напряженность международных отношений в Восточной Азии тоже «не должна служить основанием, оправдывающим риторику ненависти, которая отвергает людей, которые находятся с нами рядом».

В поисках сосуществования

Между тем в заведении, именуемом «Домом общения» – одном из центров общественной жизни в Сакурамото – ведется работа, в ходе которой японцы и живущие в стране корейцы действуют сообща, не отсиживаясь каждые в своем углу. Создание Дома общения в 1988 году вызвало нарекания среди некоторых местных жителей, которые считали «нежелательным возникновение центра национального движения», но сейчас туда приходят играть дети самых разных национальностей, а с ними то и дело заглядывают родители, и общение, возникающее при этом самым непринужденным образом, служит углублению взаимного понимания.

Вот что рассказал местный волонтер Ямада Такао: «Благодаря появлению места, где японцы и японские корейцы могут быть вместе, стал ниже барьер, который их разделяет. Особенность этого района в том, что люди здесь живут, взаимно признавая иное происхождение и другие различия. Отсюда возникает сила давать отпор движению, разжигающему ненависть, вместо того, чтобы заставлять корейцев изолироваться от общества».

Дом общения (снимок предоставлен автором статьи)
Дом общения (снимок предоставлен автором статьи)

Фотография к заголовку: Люди, выступающие против демонстрации ненависти (Город Кавасаки, район Накахара, июнь 2016 г., © Jii Press)

Статьи по теме

Кавасаки язык ненависти дзайнити